Блоги

10.02.2017 : 20.17

Президентский самолет летит в Палачевск

Глава 1




Бронированный лимузин Президента Полабии Войтеха Ляха мчался стремительно, как гепард, преследующий трепетную лань в бескрайних знойных полях Африки, по залитым неоновыми огнями весенним улицам ночного мегаполиса, в составе кортежа из машин охраны и в сопровождении колонны мотоциклистов. Дорога не была перекрыта, но сейчас в этом не было особой нужды. Во-первых, в это время суток (уже миновала полночь), машин на улицах Варги всегда было не много. Во-вторых, далеко было прекрасно слышно, как тревожно гудели сирены президентского кортежа, и поэтому встречные редкие автомобили на дороге заранее, при приближении колонны, сразу же послушно прижимались к обочине и освобождали путь для машины президента.



Войтех Лях спешил в столь позднее время в резиденцию премьер-министра страны Карела Фаска по неотложному делу. Сегодняшняя встреча заранее им не планировалась. Так уж всё неожиданно сложилось, что Президенту в эту ночь, за несколько часов до отбытия с правительственной делегацией за рубеж, понадобилось срочно переговорить с главой правительства с глазу на глаз, и отложить этот разговор президент до своего возвращения из зарубежной поездки никак не мог.

Буквально несколько минут назад Войтех Лях лично созвонился с секретарем председателя правительства и попросил срочно организовать встречу с Фаском.


Секретарь Фаска перезвонил Президенту через пару минут и сообщил, что председатель правительства готов встретиться с ним. Секретарь так же передал Ляху предложение Фаска приехать к нему в гости, в резиденцию председателя правительства. Карел Фаск в этот момент продолжал работу и находился у себя в резиденции. И он был готов принять у себя высокого гостя. Президент, находившийся в тот момент в здании главного управления национальной безопасности, пообещал секретарю премьер-министра прибыть в резиденцию главы правительства в течение двадцати минут. Лях сразу после завершения разговора с секретарем председателя правительства покинул здание главного управления национальной безопасности и отправился в путь.

Хотя расстояние до резиденции было небольшим, дорога Ляху показалась просто нескончаемо длинной. Ему временами казалось, что автомобиль не едет, а просто стоит на месте или движется со скоростью черепахи. Президент нервничал и постоянно смотрел на часы. Войтех Лях был человеком в высшей степени организованным, и ему сейчас казалось, что они непростительно опаздывали на встречу. Наконец кортеж достиг ворот резиденции и уже через несколько минут, точно в назначенное время президент страны и её премьер-министр пожали друг другу руки в рабочем кабинета руководителя правительства. Председатель правительства предложил своему высокому гостю присесть в кресло рядом с небольшим журнальным столиком, а сам присел, напротив, в точно такое же кресло.


Президент, небольшого роста брюнет, слегка склонный к полноте, которому на вид было не больше шестидесяти лет, заговорил первым:

- Я понимаю, что моя просьба о срочной встрече в столь поздний час может вам, уважаемый председатель правительства, показаться немного необычной. И поэтому приношу вам свои извинения за то, что я помешал вашим планам на вечер, попросив вас о встрече.

Фаск, высокий, крепкий мужчина примерно пятидесяти лет от роду, светловолосый и голубоглазый, тут же парировал:

- Какие тут могут быть изменения? Я всегда на службе. Даже во время сна! Так что никаких проблем. Я рад видеть вас у себя в гостях. Я понимаю, что для вашей просьбы о срочной встрече были серьезные основания. Так что я весь полон внимания, господин президент. Расскажите мне, с чем вы ко мне пожаловали, со своей стороны обещаю вам в случае необходимости оказать всю посильную помощь, которую смогу оказать.

Президент кивнул головой в знак одобрения и сказал:

- Как вы прекрасно знаете, я завтра отправляюсь с кратким визитом в Австралию вместе с делегацией из представителей правительства республики, парламента и общественности страны для участия в переговорах с правительственными структурами Австралии. Вы с нами, к сожалению, не поедите и останетесь в стране, можно так сказать останетесь на хозяйстве.

- Да это так. В гости к антиподам вы отправитесь без меня. Это всем известно. Но что дальше? – спросил Фаск внимательно глядя в глаза своему гостю.

- Вы прекрасно знаете, что эта моя поездка давно готовилась. Мы много работали над улучшением отношений с этой далекой, но от этого не менее важной для нас страной несколько последних лет. И результатом этой совместной с австралийским правительством и австралийским бизнесом подготовили ряд важных двусторонних договоров и соглашений. Понятное дело главная заслуга в этом успехе принадлежит вашему аппарату правительства и отдельным министрам. Сейчас осталось мне приехать в Австралию и в торжественной обстановке подписать подготовленные договора. Это большой успех. Всё это исключительно важные для развития страны решения – сказал не слишком уверенно президент, с сомнением всматриваясь в своего собеседника.

- Спасибо за высокую оценку работы аппарата правительства, но я, почему то думаю, что это не всё, что вы хотели мне сказать? – спросил Фаск.

- Да, вы правы. Договора с Австралией – это большой наш общий успех. Но, не смотря на всё это, поговорить мне с вами захотелось не об этой поездке – подтвердил Лях.


Пан председатель правительства с любопытством спросил:

- Так о чем вы хотели со мною переговорить, господин президент? Я весь полон внимания. Рассказывайте!

Президент на секунду задумался, а потом продолжил:

- Я хотел поговорить о предстоящем визите в Россию.

- Интересно. Что же вы хотели сказать мне об этой предстоящей поездке? – спросил Фаск.

- Этот наш визит станет вехой в истории взаимоотношения наших двух стран. Ведь после многих лет вражды, наконец, нам удалось выйти на совершенно другой уровень взаимного доверия с нашими партнерами из России. Там сейчас новый Президент, достаточно молодой человек, настоящий лидер, открытый для сотрудничества. Наша поездка на 70-летие расстрела многих тысяч лучших сынов нашего отечества и общая работа по проведению этого мероприятия должна стать определенным рубежом в развитии отношений наших двух стран, после которого прошлое уйдет с дороги настоящего и будущего мира и сотрудничества - сказал президент.

- Полностью с вами солидарен с вами дорогой президент в этом вопросе. Но что дальше? – ответил премьер-министр.

- На траурных мероприятиях в Палачевск приедут сразу практически все представители элиты обоих стран. Венки памятные к могилам наших офицеров мы понесем вместе. Два президента и два премьер-министра, а также все руководители высших и политических властей страны. Это будет не просто демонстрация взаимного доверия, это заявление о принципиальном изменении отношений наших государств. Всё это создаст условия для начала совершенно нового этапа в сотрудничестве двух государств. В новый век и в новое тысячелетие мы войдем с новым взглядом на жизнь и с новым миропониманием – сказал Лях с некоторой настороженностью в голосе.

Премьер-министр оживленно поддержал слова Президента:

- Да уважаемый господин Президент, я с вами полностью согласен. Предстающие траурные мероприятия должны стать настоящей поворотной точкой в истории наших стран. И это возможно будет вершина нашей с вами работы на высших государственных постах. Мы часто не сходимся во взглядах по большому спектру вопросов. Но в этом вопросе мы с вами действительно союзники. Я рад, что этот день большого примирения пришел, и рад, что именно мы с вами были теми людьми, кто, преодолевая, в том числе и свои собственные предубеждения, шли к созданию новой ситуации в отношениях с нашим восточным соседом шаг за шагом. Шли к тому, чтобы этот день наступил. Я думаю, что всё мы сумеем сделать, так как нами запланировано и станем свидетеля и активными участниками нового этапа в жизни наших стран. Мне бы хотелось в это верить всей своей душой.

После этих слов Фаск на несколько секунд умолк, а потом продолжил свою речь:

- Всё это так. Но я хотел сказать о том, что при всей своей важности визит в Россию начнется не завтра, и у нас впереди будет сколько угодно времени после вашего возвращения из Австралии для того, чтобы обсудить всё, что связано с этой поездкой.

– Не так много, как нам нужно. Множество обязательных дел, которые надо сделать сразу же по возвращению. Я буду испытывать крайний недостаток времени. А вы будете разъезжать по стране со своими речами в начинающейся предвыборной гонке – сказал президент.

– Мы в любом случае найдем время встретиться и всё обсудить. Нет тут никаких проблем – сказал Фаск.

Президент неожиданно печально посмотрел на премьер-министра Фаска и сказал:

- Я вылетаю из Варги в Палачевск ранним утром, ровно через неделю, а ваш самолет, господин премьер-министр, вылетит в тот же день из Кернополя днем. Уже после того как мы с нашей командой из сопровождающих лиц из числа высших военных и политических руководителей, все прибудем на место, и встретимся с государственной делегацией, которая будет нас встречать в аэропорту Палачевска. Никак не раньше.


Премьер-министр несколько удивленно промолвил:

- Да, всё именно так. Я это знаю. Мне остаётся сейчас только, что вам и себе пожелать успеха в осуществлении нашей работы на благо нашей страны и нашего народа во время этого судьбоносного визита. И завершить нашу встречу словами. До встречи в Палачевске! Но. Согласитесь, уважаемый президент. Всё это прекрасно, все, о чем мы с вами сейчас обсудили, только об этом всём мы могли спокойно переговорить по правительственному каналу связи.

Зачем вам нужно было приезжать ко мне и встречаться со мною лично пока осталось не совсем понятно. Я признаюсь вам, ничего не могу понять. Скажите вы, всё как есть в конце то, концов! Какова подлинная цель вашего визита? Что вы стоите передо мною и несете какую-то ересь. Говорите, зачем вам потребовалось со мною встретиться сейчас! Или проваливайте ко всем чертям!

Президент невольно поморщился, словно от сильной зубной боли и спросил:

- Вы уверены, что ваши апартаменты надежно защищены от прослушивания?

- Практически на сто процентов уверен в том, что нас сейчас прослушать полностью невозможно – ответил премьер-министр.- Уверяю вас. Нас невозможно подслушать даже с помощью космической техники. У меня работают лучшие специалисты страны в этой области. Кроме того. Сообщаю вам конфиденциально. Резиденцию невозможно прослушивать в принципе даже в обычном режиме. В данный же момент, по моей команде, включены еще и дополнительные мощные глушители, которые прикрывают нас вообще даже от самой фантастически мощной техники. Так что за сохранение секретности можно совершенно не переживать.


- Это хорошо – сказал президент. – У меня есть одна небольшая тема для обсуждения. Но одно условие. Разговор наш должен остаться между нами и никогда не использоваться вами против меня. Мы с вами члены различных политических образований и наши взгляды часто расходятся. Мало того мы с вами вероятней всего через некоторое время столкнемся в борьбе за пост президента страны. В стране идет подготовка к предстоящим выборам. И я, и вы сейчас подвергаемся нападкам со стороны политических оппонентов. Поэтому я должен быть уверен в том, что наш разговор останется между нами.


Премьер-министр задумался на какой-то короткий миг и потом сказал:

- Вы поставили меня в непростую ситуацию. Поймите меня правильно. Если речь идет о том, что вы замешаны в преступной деятельности, политических убийствах, хищениях государственной казны или измене родине, то я не могу гарантировать сохранения нашего с вами разговора в тайне. Еще раз прошу понять меня правильно. Всё зависит от того, что вы мне скажете.

Президент, внимательно посмотрев в глаза Фаску и проговорил:

- Ерунда. Какие к черту политические убийства или предательство родины. Речь пойдет о совсем иных делах.


Фаск развел руки и сказал:

- Тогда нет проблем. Я обещаю, что буду хранить в тайне наш разговор и никогда не стану использовать его в своих политических целях. Даже в случае прямой с вами конфронтации в период предстоящей борьбы за кресло президента. Вас устраивает мое слово?

Президент тут же начал говорить:

- Хорошо, вашего слова для меня вполне достаточно. Я постараюсь быть кратким. Как вы знаете, я был сегодня в управлении государственной безопасности страны. Накопилось большое количество вопросов, и перед выездом за пределы страны я обязан был поработать со службой государственной безопасности страны. Мне там доложили обстановку в стране, ознакомили с докладом нашей разведки. В общем, всё как обычно. Ничего особенного. Я уже собирался уезжать, как один из офицеров рассказал о том, что какой-то городской сумасшедший уже несколько часов штурмует двери учреждения, требуя встречи с руководителем управления. Странный мужчина убежден в том, что над страной нависла страшная угроза и говорит, что расскажет о ней он только непосредственно начальнику управления. Единственно, что он говорит, что его опасения связаны с предстоящей поездкой в Россию на траурные мероприятия. Я улыбнулся и попросил показать фото мужчины. Мне ответили, что он и сейчас сидит у дверей управления. Я тогда попросил офицера привести несчастного человека в кабинет.

Здесь президент на минуту сделал паузу, чтобы перевести дух и почти сразу же продолжил свой рассказ:

- Через несколько минут в сопровождении охранников в кабинет вошел высокий худощавый мужчина средних лет, в котором я с удивлением узнал профессора столичного университета Анджея Пихту. Профессор был всемирно известным авторитетом в области информационных технологий. Тот тоже узнал меня и сразу же попросил о разговоре со мною с глазу на глаз. Я попросил офицеров оставить нас одних. Ученый, когда мы остались одни, несколько минут рассказывал мне о своих опасениях, а в конце нашего короткого разговора вручил мне флэшку с информацией, подтверждающей по заверениям профессора его слова. Я взял флэшку, потом я продиктовал ему номер своего сотового телефона и попросил прозвонить. Профессор позвонил на мой номер и у меня высветился его номер. Я его сохранил в своем телефоне.

Председатель правительства удивленно посмотрел на Ляха и спросил:

- Я ничего не понял. И что тут такого важного и интересного? И ко мне на встречу время от времени прорываются различные странные личности. И они мне пытаются рассказать почти одно, и тоже, историю о том, что над нашей страной нависла смертельная угроза. Уверяю вас, дня не проходит, чтобы очередной странный человек не явился ко мне и не заявил о том, что наша страна стоит в шаге от неминуемой гибели.

Я давно перестал обращать своё внимание на этих чаще всего больных людей. Правда были среди обращавшихся ко мне с информацией о грозящей стране катастрофе людей и открытые жулики и мошенники, как потом выяснилось. Так что в таких обращениях практически всегда нет ничего серьезного. И что такого, что странный человек профессор? И у известных и высокообразованных людей бывают временами странности. Может быть, профессор на почве огромной умственной нагрузки перенапрягся и теперь у него проблемы с головой? Что здесь необычного? Я пока действительно ничего не понимаю.

Президент сказал в ответ:

- Всё так. Я не стану здесь с вами спорить. Но, скажу вам для порядка, что в любом даже самом очевидном деле бывают иногда исключения из правил. Скажу вам честно, на меня произвели сильное впечатление слова профессора. Он нисколько не был похож на сумасшедшего, хотя то, что он рассказывал, было чистым сумасшествием. И не смотря на это, я слушал его речь, не перебивая. А он говорил с непоколебимой уверенностью в своей правоте. Я невольно подпал под обаяние речи великого ученого. И я ему поверил. И поверил безоговорочно. Потому и дал свой номер телефона для связи. Но это не всё. История на этом не закончилась.


После нашего разговора я поблагодарил на прощание профессора за его гражданскую позицию, за смелость и предложил без стеснения звонить мне на телефон, если у него возникнут еще какие-нибудь опасения за судьбу страны, и на этом мы расстались. Я продолжил работу в управлении. А профессора я попросил офицеров госбезопасности отвезти к его дому. Мне же пришлось задержаться в управлении государственной безопасности. Всплыли еще ряд важных дел, которые обязательно было нужно рассмотреть именно сегодня. Прошло около двух часов после нашего прощания с профессором Пихту.


И тут я увидел, что профессор звонит мне на телефон. Я вздохнул и ответил на вызов. Со мной начал говорить незнакомый мужчина. Он сообщил, что является офицером полиции и сейчас находится на месте убийства. Убит мужчина средних лет, последний звонок с его телефона сделан на этот номер. Я передал трубку офицеру госбезопасности. Тот переговорил с полицейским и после этого отправился на место происшествия.


Через некоторое время мне сообщили, что профессор Пихту мертв, его сбила машина возле дома. Машину удалось найти, но оказалось, что она числиться в угоне. Я сделал вид, что не сильно потрясен данным трагическим происшествием. А в тоже время я сразу же подключил флэшку к своему ноутбуку и просмотрел её содержимое. Я не знаю верить ли всему, что там есть. Но всё очень странно. У меня нет времени сейчас провести расследование, я должен завтра рано утром вылететь в Австралию. И вот в канун своего отбытия из страны я хотел бы оставить вам эту флэшку.


Премьер-министр поинтересовался:

- Могу ли я просмотреть содержимое флэшки?

Президент ответил:

- Конечно. Тут нет проблемы. Можете использовать информацию, если в этом будет необходимость. А я сейчас вас покину. Это всё, что я хотел вам рассказать. Только вот еще одно дело.

- Какое дело? – спросил Фаск. – Говорите смело, еще раз уверяю вас, нас с вами сейчас никто не может прослушивать. Это исключено.


Президент ответил:

- Если нас невозможно сейчас подслушать в принципе, то тогда давайте договоримся следующим образом. Я приеду сразу же по приезду из зарубежного вояжа за флэшкой сюда в резиденцию или же мы встретимся в каком-то ином месте, и я попрошу вас вернуть мне записную книжку моего учителя, это будет наш пароль. Сделаю я это сразу же после моего возвращения в страну. И вы тогда вернете мне эту флэшку. В случае того, что после моего возвращения в страну я не приду за флэшкой, или приду за ней, но не назову этот пароль, то знайте. То, что там написано в этой флэшке – правда. Как бы это странно не выглядело.

Премьер-министр внимательно посмотрел на президента и сказал:

- Что же, хорошо. Договорились. Я не знаю, что в этой флэшке, но рискну предположить. В том случае, если я не смогу понять, о чем идет речь, когда вы попросите меня после возвращения вернуть вам записную книжку вашего учителя, то тогда вы поймете, что то, что было написано в флэшке правда.

Президент встал с кресла и сказал:

- Хорошо иметь дело с умными людьми. Сейчас раннее утро понедельника, через несколько часов я улетаю. Мероприятие будет длиться всего один день. Так что в среду я уже буду в Варге. До скорой встречи.


- Я буду ждать вас в резиденции у себя господин президент сразу же после вашего возвращения, и я думаю, мы продолжим наш сегодняшний разговор – так же встав с кресла, сказал Фаск. После этого два человека крепко пожали друг другу руки на прощание. Попрощавшись, Президент стремительно вышел из кабинета. Через три минуты после того, как президент покинул резиденцию председателя правительства, Фаск вызвал к себе помощника и сказал ему:

- Жан. Мне нужно срочно собрать всю возможную информацию о профессоре столичного университета Анджее Пихту. Я повторяю – мне нужна любая, пусть даже самая странная и невероятная информация об этом человеке. Слухи, сплетни, наговоры и прочее. Есть информация о том, что он этой ночью погиб. Проверьте по своим каналам. Если информация верная, то свяжитесь с непосредственными исполнителями в полиции, которые ведут дело. Мне нужны все материалы полиции об этом происшествии. Короче. Поднимай всех, сейчас не время спать. Поставьте это дело на особый правительственный контроль. Полученную информацию по этому делу оперативно сообщайте мне лично. Помните. Мне нужно абсолютно всё знать об этом человеке. Так что копайте основательно. Ничем не гнушайтесь. И еще. Во время данной работы старайтесь соблюдать максимальный режим секретности.




Глава 2




Начальник столичного гарнизона бригадный генерал Анджей Кнехт, высокий, атлетически сложенный молодой человек, со светлыми волосами и дерзкими и насмешливыми, смеющимися голубыми глазами, примерно сорока лет от роду только что проснулся и теперь, сидя на кровати, нервно смотрел на свои часы.

- Фу. Слава богу! Все это было только лишь ночным кошмаром и не более того – воскликнул он с нескрываемой радостью.

Дело было в том, что молодой генерал только что проснулся от того, что ему приснился кошмарный сон. Ему снилось, что он Анджей Кнехт краса и гордость вооруженных сил Полабии, человек служивший символом собранности и ответственности для всех, опоздал на президентский самолет. И самолет улетел в Австралию без него. Это было просто неслыханным скандалом. Даже во сне это всё показалось Анджею нарушением некого вселенского порядка. Обычно проснувшись, Анджей не помнил своих снов. Но этот сон он точно запомнит надолго. И дело тут было не только в том, что во сне он увидел нечто невозможно неприятное для себя. Кнехта удивило то, что сон его был почти неотличим от реальности. Никогда он не видел столь похожих на явь сновидений. Это было совершенно неожиданным опытом, для Анджея.



Ему снилось, что он проспал и поэтому выехал из своего дома в аэропорт с небольшим опозданием. Но до вылета президентского самолета еще можно было успеть добраться до места. Во сне Анджей гнал свой автомобиль по совершенно пустому ночному шоссе, выжимая из него все, на что он был способен показать, продолжая надеяться, что всё же успеет попасть в нужное место вовремя. И казалось, что всё идет вполне нормально. Потому, что в какой-то момент он увидел в окне автомобиля расположенный рядом с дорогой указатель и понял, что аэропорт уже близко, до него осталось всего несколько километров. Но тут, когда казалось, всё стало нормализоваться, неожиданно автомобиль начал терять скорость и через некоторое время он совсем остановился.


Анджей в ужасе выскакивает из машины и пытается понять причину остановки машины. И одновременно при этом он старается позвонить министру обороны и сообщить о том, что его машина поломалась по дороге в аэропорт и что ему срочно нужна помощь. Но телефон в этот самый ответственный момент почему-то отключился, точно так же, как и все остальные средства связи. В машине у Анджея была специальная рация для оперативной связи. Анджей кинулся к ней. Она теперь молчала. Молчал и телефон правительственной связи.

Ситуация была тупиковой. Машина была поломана, и сделать с ней он ничего не мог. И он не мог никого предупредить о своем опоздании и о поломке автомобиля. Дорога же была на удивлении пуста. Ни одного автомобиля. А в это время президент и его ближайшее окружение, как ясно вдруг увидел перед собой Анджей, искали его в аэропорту. Лично министр обороны пытался дозвониться к нему на сотовый телефон, но телефон молчал. Тогда он позвонил домой к Кнехту – жена сказала, что Анджей уже уехал. Затем министр позвонил на работу в гарнизон, но там Кнехта тоже не было. К поискам подключили полицию. Но всё тщетно, найти начальника гарнизона так и не удалось. А Анджей видел всё происходящее перед своим взором, как на экране телевизора, и стоял в полном отчаянии на дороге и ничего не мог сделать.


И, в конце концов, президент и сопровождавшие его люди были вынуждены направиться в самолет для того чтобы улететь без него в далекую Австралию. А когда уже Анджей полностью потерял надежду успеть на президентский самолет, на дороге внезапно появилась автомашина, и Анджей остановил её, чуть ли не бросившись к ней под колеса. Он уговорил водителя автомобиля отвезти его срочно в аэропорт. Водитель узнал пана Кнехта и решил помочь известному человеку. Водитель оказался просто гонщиком экстра-класса. Добрались они до аэропорта буквально за считанные минуты. Анджей, выскочив из машины, вбежал в пустой аэропорт и там ему сказали, что делегация уже в самолете президента.

Анджей направился через систему досмотра в зал отлета правительственных делегаций. Через какое-то время он оказался в пустом ВИП зале. Кнехт бросился к выходу из зала на взлетную полосу аэропорта. И тут он увидел президентский самолет, он стоял, готовый к взлету. Анджей кинулся изо всех сил к самолету, расстояние между ним и лайнером стало постепенно уменьшаться. Казалось, самолет скоро будет настигнут. Но тут самолет начал выруливать на взлетную полосу. Анджей в отчаянии последним рывком попытался догнать взлетающий самолет.


Но было слишком поздно. Самолет поднялся в воздух, а Анджей так и остался стоять на взлетной полосе аэропорта. Он и проснулся на этом месте. На лбу у Анджея невольно выступил холодный пот. Этот сон был словно материализацией его самого большого внутреннего страха. Пусть это был всего лишь сон, но это было всё равно нечто совершенно невозможное и поэтому пану, командующему столичным гарнизоном было как-то не по себе.

Анджей про себя подумал:

- Если произошло нечто невозможное во сне, который больше похож на реальную жизнь, чем сама реальность, то и дальше возможно будет происходить, то чего быть так же не может быть в реальности. Раз начали происходить чудеса во сне, жди их и дальше, но уже в реальной жизни. Это не просто сон. Это предупреждение!


После этого Кнехт окончательно проснулся. Но покидать кровать он не спешил. Постепенно уверенность вернулась к нему.

- Да нет, слава богу, все это только ужасный кошмар, никакого отношения не имеющий к реальности. Мало что может человеку приснится. Не стоит обращать на сон никакого внимания - решил для себя Анджей Кнехт. - Всё нормально нужно срочно успокоиться и взять себя в руки. Сейчас он встанет с кровати, поцелует свою супругу, дочку и сына. Потом быстренько соберется в дорогу и сядет в свой служебный быстроходный автомобиль. И, не особенно напрягаясь, доедет до аэропорта Варги, как всегда точно в назначенный срок.

- Всё спокойно, всё под контролем, всё будет хорошо - уговаривал себя Анджей. - Куда торопиться, когда есть еще почти три часа до назначенного времени встречи в аэропорту. Дорога до аэропорта займет не больше часа. Так что можно было вообще не волноваться попусту. Времени у него было предостаточно впереди.


Но всё равно какое-то странное беспокойство не оставляло Кнехта несмотря ни на что. Что-то мешало Анджею чувствовать себя спокойным. Чтобы немного отвлечься от впечатлений от тяжелого сна, Анджей закрыл глаза и стал вспоминать события вчерашнего дня. Он стал искать причину, вызвавшую его беспокойство. Она точно должна была быть.


Вчера вечером с супругой Марией и первоклассником сыном Яном и пятилетней дочерью Ядвигой, своей почти полной маленькой копией, Анджей отправился поужинать в свой любимый ресторанчик на набережной, возле железнодорожного вокзала. Вечер удался на славу. Кухня была в этот вечер особенно великолепной. Настроение у него было замечательным. Анджей с супругой строили планы на ближайший отпуск. Ян же весь вечер просил отца обязательно привезти из Австралии живого кенгуру ему в подарок. Или подарить на худой конец ленивца. Анджей смеялся вместе с супругой и пообещал привезти из далеких краев какой-нибудь необычный подарок для жены, по кенгуру и для сына и для дочери. В этот момент позвонил телефон. Анджей ответил на вызов и услышал голос своего старинного приятеля Антона.


Антон начал сходу рассказывать историю о том, что его хороший знакомый, известный профессор столичного университета господин Пихту просит о встрече с ним. Речь идет о каком-то сверхважном деле, и это дело не терпит никаких отлагательств. Речь идет о безопасности государства, у профессора есть важная информация, которая должна быть срочно доведена до высшего руководства страны. Пихту хочет передать начальнику столичного гарнизона флэшку с особо ценной информацией. Профессора Анджей лично не знал, но был о нем немного наслышан от супруги, которая тоже работала в столичном университете преподавателем.



Профессор был всемирно известным ученым. И поэтому Анджей предложил приехать Антону с профессором к ним в ресторан и переговорить тут же на месте. Всем чем возможно Анджей пообещал помочь профессору. Антон с радостью согласился. После этого разговора Анджей рассказал супруге о том, что скоро к ним сюда подъедет его друг Антон вместе с профессором Пихту.


Мария не проявила особого энтузиазма по данному поводу. Антон ей особо никогда не нравился. А профессор по её словам был достаточно резким в выражениях человеком, к которому в университете относились по-разному. Кто-то превозносил его до небес, как гения. Кто-то просто терпеть не мог. В ожидании приезда Антона и профессора прошло некоторое время. И тут снова раздался звонок. Звонил снова Антон. Он сказал, что профессору удалось узнать о том, что сегодня вечером президент страны будет вечером в здании главного управления государственной безопасности страны. И он попросил Антона отменить встречу с Кнехтом, поскольку тут же отправился к зданию госбезопасности в надежде добиться встречи с президентом страны. Так что они сейчас отправляются к зданию госбезопасности. Узнав о том, что профессор вместе с Антоном отправился в другое место, Анджей с супругой облегченно вздохнули. В дальнейшем вечер проходил без особых приключений. Домой семья Кнехтом вернулась в прекрасном расположении духа.



Вспоминая весь прошедший вечер, анализирую произошедшие события, Анджей, понял, что вероятней всего причиной волнения и возможно дурного сна был именно звонок Антона и информация о том, что у некого профессора есть важная информация, напрямую касающаяся безопасности страны. И от этого понимания ему стало чуть легче на душе. Анджей встал с кровати и начал потихоньку собираться в дорогу. Через некоторое время проснулась супруга и стала помогать мужу в сборах. Анджей, собравшись в путь, подошел к кроватке сына и нежно поцеловал своего малыша. Тот во сне слабо улыбнулся. Потом подошел к кроватке дочки и поцеловал и её. И после этого расцеловал на прощание жену и отправился во двор своего особняка.

Там он позвонил своему водителю, который должен был приехать к нему примерно еще через час и поинтересовался, как у него дела. На что водитель ответил, что он уже стоит у особняка пана Анджея и готов ехать в аэропорт в любую минуту. Тогда Анджей Кнехт сказал, что он поступил верно, и что имеет смысл не терять времени даром, а сразу же отправиться в аэропорт и там дожидаться отправления самолета. Генерал приказал своему водителю заехать к нему во двор. Кнехт нажал на пульт управления и ворота медленно раскрылись, и почти сразу же во двор въехал служебный автомобиль командующего столичного гарнизона. Анджей погрузил в багажник свой чемодан, а сам сел в автомобиль рядом с водителем, и тот выехал тотчас же со двора. Ворота автоматически открылись, выпуская его и сразу же за ним закрылись.



Дорога до аэропорта была в этот ранний утренний час практически полностью пуста. Они не слишком торопились, но всё равно путь у них не занял больше чем сорок минут. В результате Анджей Кнехт прибыл в аэропорт за час сорок пять минут до вылета президентского самолета. Всю дорогу до аэропорта он был предельно осторожен. Водитель служебного автомобиля тепло попрощался со своим шефом. Потом он помог Анджею донести его чемодан до аэропорта. Сам Кнехт прошел к входу для ВИП пассажиров. Быстро пройти досмотр, Анджею, к сожалению, для него не удалось. Опытные специалисты досконально проверяли содержимое багажа и досматривали его лично, точно так же, как и остальных будущих пассажиров президентского самолета. Только через примерно час времени начальник столичного гарнизона оказался в зале ожидания.



Там уже находились практически все будущие пассажиры президентского самолета. Поздоровавшись с коллегами, Анджей сел в кресло и погрузился в размышления. Так прошло минут двадцать. В какой-то момент он стал осматривать ВИП зал, желая найти министра обороны, и на глаза ему попалась знакомая фамилия, которую он прочитал в бегущей строке новостной программы в огромном плазменном телевизоре. Это была фамилия профессора Пихту. Понять о чем шла речь, он не успел. И поэтому Анджей тут же в своем смартфоне набрал в поисковике фамилию профессора и тут же с удивлением узнал о том, что тот погиб этой ночью при не выясненных обстоятельствах возле своего дома. Всё это сильно удивило и насторожило Анджея. Он стал пытаться дозвониться до Антона, но телефон его был отключен. В связи с широкой известностью профессора дело было взято на контроль самим главным прокурором республики.



Наконец в аэропорт прибыл сам Президент. Встав со своего места, Анджей увидел, как президентский кортеж машин направился прямо к трапу самолета. Пассажиры, находившиеся в зале ожидания, в это время стали грузиться в подошедший автобус. Вместе с ними в автобус сел и Анджей.

Автобус подъехал к трапу самолета и Анджей вместе с другими пассажирами поднялся на борт самолета. Здесь он увидел министра обороны Яцека Вронского. Тот пригласил Анджея занять место на кресле рядом с ним.


Анджей снял с себя шинель и повесил на плечико, а потом сел рядом с министром обороны на кресло. Тут у министра обороны зазвонил телефон. Господин Вронский ответил на вызов. Выслушав сообщение, он согласился со своим неведомым собеседником. Потом он отключил телефон и обратился к Анджею:


- Анджей тут возникла маленькая проблема. В список награжденных руководителей вооруженных сил наших австралийских друзей внесли дополнительные фамилии. Теперь нам будет нужно на две медали больше. Как мне сообщили сейчас, там привезли пару медалей с фабрики и её представители ждут у входа в ВИП зал. Сбегай, пожалуйста, забери. Это не займет много времени. Все вещи оставь здесь и налегке прогуляйся туда и обратно.


Анджей Кнехт сразу же ответил министру обороны страны:

- Хорошо, господин министр. Я одеваться не буду. Побегу, так как есть. Надеюсь, не успею замерзнуть. Здесь должны на всякий случай дежурить специальные автомобили, так что думаю, что развернусь оперативно за несколько минут.

Министр улыбнулся и сказал:
- Хорошо. Я всегда был в тебе уверен, как в себе самом. Так что и сейчас ты меня выручаешь. Торопись, времени до вылета осталось не более пятнадцати минут. Давай, я жду тебя.



Анджей, выполняя поручение министра обороны страны, выскочил из самолета и увидел стоявший возле трапа автомобиль охраны. Подойдя к шоферу, он сказал ему, что необходимо срочно съездить в зал ожидания и забрать там документы, которые внезапно потребовались министру обороны. Анджей попросил шофера обязательно дождаться его у выхода из ВИП зоны. Водитель кивнул в знак согласия головой и буквально через три минуты Анджей уже вошел в зал ожидания и по коридору направился к выходу из зоны досмотра, туда, где его должен был дожидаться посыльный с наградной фабрики. Когда он пришел к входу, там еще никого не было.


Подождав минуту, другую Анджей поинтересовался у охранника о том, что ему должны были передать посылку для министра обороны. Охранник сообщил в ответ, что вероятней всего посылку отправили через кого-то кто вошел в зал ожидания позже. И предложил начальнику столичного гарнизона позвонить министру обороны и узнать у него, может быть, ему уже передали необходимые документы. И тут Анджей вспомнил, что телефон его, как и все прочие документы остался в самолете. В этот момент Анджей вспомнил свой сон. Он тут же развернулся и быстрым шагом отправился в зону вылета. Когда Анджей Кнехт вышел на взлетную полосу, к своему отчаянию, обнаружил, что возле выхода не было той машины, на которой он приехал.


Бежать в утренних туманных сумерках пришлось достаточно долго. Самолет стоял далеко от здания аэропорта. Анджей торопился изо всех сил. Но возможности его были не безграничными. Осталось пробежать не более пяти-шести сотен метров до того места, где стоял самолет. Но тут Анджей увидел, как президентский лайнер начал медленно сдвигаться со своего места и выруливать на полосу взлета. Анджей попытался сделать последний отчаянный рывок и догнать лайнер на взлетной полосе, надеясь, что его смогут заметить пилоты самолета и остановить самолет. Начальник столичного гарнизона усилием воли увеличил свою скорость бега почти в два раза. Но через некоторое время Анджей понял, что его попытка догнать президентский самолет обречена на провал. Анджей в отчаянии остановился, тяжело дыша, не успев добежать до того места где стоял самолет, до начала своего выруливания на взлетную полосу, максимум метров триста.


Анджей стоял на взлетном поле аэродрома и громко ругался. У него просто сдали нервы. В этот момент к нему подъехал знакомый автомобиль службы аэропорта, из которого высунулся шофер и, извиняясь, пояснил Анджею, что его вызвал срочно один из начальников, отказаться от выполнения его приказа было невозможно, и поэтому пришлось на время отъехать от входа. Он очень извиняется, но сделать ничего было нельзя. А Анджей стоял, словно окаменевший и практически не слышал оправданий шофера специальной машины. Водитель спросил видного офицера, что тот сейчас думает делать? Анджей стоял на месте, словно громом пораженный. В голове у Анджея было пусто, он ни о чем не мог сейчас думать, лишь вновь произнес те слова, что сказал утром:

- Если произошло нечто невозможное во сне, то и дальше возможно будет происходить, то чего быть так же не может. Раз начали происходить чудеса во сне, жди их и дальше, но уже в реальной жизни.


Шофер между тем участливо предложил довести господина начальника столичного гарнизона до выхода с аэропорта. Он говорил о том, что пану генералу не нужно так печалиться. Всё в жизни бывает, он со своей стороны подтвердит, что привез пана генерала в зал ожидания, а потом был отозван своими начальниками и из-за этого пан большой начальник опоздал к вылету самолета президента страны.


Анджей не мог стоять бесконечно. Ему нужно было что-то предпринять. Делать было нечего. Телефон и личные документы остались в самолете. Даже выбраться из аэропорта и то теперь просто так не получится. Но это всё дело поправимое. Это не было серьезной проблемой. Главная проблема была в ином. Нужно было суметь выкрутиться из этой ситуации без потери своего авторитета в глазах руководства страны.


Но это потом. В первую очередь нужно было сейчас вернуться в город, в гарнизон, подумал Анджей. Там можно будет оперативно разрешить ситуацию. Связаться с министром, объяснить причину опоздания.


Водитель спецмашины, явно пытаясь загладить свою вину перед блестящим офицером, предложил на своей машине вывезти его за территорию аэропорта и доставить до места, где была стоянка такси.


Анджей поблагодарил, но сказал, что у него с собой нет даже денег сейчас, чтобы заплатить за такси. Лучше он направится сейчас в ВИП зал и там ему помогут добраться до города. Но водитель сказал, что деньги это не проблема. Во-первых все знают уважаемого пана Кнехта, а во-вторых главное Кнехту добраться до своего гарнизона, там он сразу же найдет деньги для того чтобы заплатить за такси. Водитель продолжал слезно уговаривать Кнехта, не обижаться на него и позволить ему хоть как-то загладить перед ним вину и помочь довезти его до стоянки такси. Кнехт, в конце концов, согласился с водителем спецмашины и сел к нему в кабину автомобиля и тот вывез его за пределы аэропорта. Остановился шофер возле одиноко стоявшего такси. Попрощавшись с водителем спецмашины, Анджей взял такси и на нем выехал в город.


-Быстрее, быстрее, я очень тороплюсь. За скорость я вам заплачу по тройному тарифу. Только гоните, как можно быстрее автомобиль - чуть не кричал он на водителя такси. И тот гнал машину на огромной скорости по направлению к городу. Движение на дороге не было в этот ранний утренний час особо оживленным.

В какой-то момент водитель резко повернул руль, отворачиваясь от внезапно появившегося на пути грузовика, выехавшего из-за поворота, но уйти от столкновения, как показалось Анджею, ему все же не удалось. Резкий удар, это было последнее, что почувствовал Анджей, перед тем как потерять сознание.



Глава 3


В понедельник Вацлав Хан, брюнет пятидесяти лет от роду, имевший рост около 180 сантиметров и прекрасно сохранившуюся спортивную фигуру, посвятивший всю свою долгую трудовую деятельность службе в рядах госбезопасности Республики Полабия, вышел из подземки в центре города и на мгновение остановился, щурясь от яркого утреннего солнца. Он машинально окинул взглядом толпу спешащих по своим делам горожан. Не заметив ничего подозрительного, Вацлав глубоко вздохнул, перешел через дорогу и скорым шагом пошел на юг в сторону здания Национальной Безопасности. Добравшись до места работы, Хан вошел в приветливо открывшиеся перед ним стеклянные двери и сразу же кивнул высоченному охраннику, который уже много лет неизменно стоял здесь, слева от короткого коридора перед лестницей, ведущей к главному фойе.


– Доброе утро, пан Вацлав – сказал охранник.

– Доброе утро – ответил Хан и тут же посмотрел на часы, до начала рабочего дня оставалось еще пятнадцать минут, отметив это про себя, он сразу же проследовал к лифтам.

- Вас спрашивал пан Адам. Сообщить ему о том, что вы на работе? – поинтересовался вдогонку охранник.

– Да, конечно,– ответил Вацлав.

– Будут у вас для меня еще распоряжения, пан Вацлав? – спросил охранник.

Вацлав мотнул было отрицательно головой, но тут же передумал.

– Вот что,– сказал он,– раздобудьте-ка мне сегодняшние утренние газеты. Их должны были уже доставить.

– Слушаюсь. Газеты через десять минут будут лежать на вашем письменном столе, пан Вацлав – заверил охранник.

– Спасибо – на ходу промолвил Хан.
– Как угодно, пан полковник – отвечал охранник.

Хан вошел в кабинку лифта и дверь за ним сразу же бесшумно закрылась. Через минуту Вацлав уже сидел в кресле за своим письменным столом.

В дверь через пару минут деликатно постучали.

– Войдите,– сказал Вацлав. Вошел один из охранников.

– Пан Вацлав, ваши газеты,– сказал он.

– Отлично,– промолвил Хан. Он взял пачку газет, и охранник тут же повернулся и вышел из кабинета.

Оставшись снова один, Хан взял одну из газет и стал медленно перелистывать страницу за страницей. Ознакомившись с первой газетой, он уже собирался было приступить к чтению второй газеты, как в дверь его кабинета снова постучали.

– Войдите,– заинтересовано сказал Вацлав. В кабинет вошел пан Адам Москальчук. Крепкий мужчина под сорок лет. Он был одет, как типичный бюрократ. Классический костюм серого цвета, белая рубашка и черный галстук.

– Доброе утро, пан Вацлав – сказал пан Адам, присаживаясь на диван.

– О! Надеюсь, что оно действительно доброе – ответил Вацлав Хан.

– Сам на это же надеюсь, Президент утром улетел за границу, вместе с ним улетел и наш самый главный босс, так что всё должно быть просто великолепно. Ну, если, конечно, богу будет это угодно. А вы я вижу, храните верность старинным привычкам. Газеты по утрам читаете. Точно, как мой отец и мать. Сам-то я уже и не помню, когда держал в руках газету. Все новости давно уже узнаю из интернета. Газеты, если честно, считаю пережитком прошлых лет – сказал пан Адам.

В этот момент зазвенел телефон внутренней связи. Хан поднял трубку.

– Вацлав? Вы можем подойти ко мне сейчас? – прозвучал голос заместителя руководителя госбезопасности Вайды.

- Хорошо. Давайте, я подойду к вам через пятнадцать минут – ответил Хан.

– Отлично. Итак, до встречи.– Вайда повесил трубку.

- Видишь, меня вызывает начальство к себе. Так что давай быстро рассказывай, что у тебя за дело ко мне, или давай отложим наш разговор на другое время – сказал Хан, обращаясь к пану Адаму.

- Я постараюсь вас не сильно задержать. Вы знаете, что многие в нашей конторе убеждены, что вы обладаете способностью предугадывать события. У вас признанный дар предвидения. Почти как у Ванги, или у Нострадамуса. Но я в отличие от прочих, под вашим даром предвидения понимаю присущий вам особый склад ума, который бывает лишь у настоящих разведчиков, способность постоянно видеть в перспективе бесчисленное множество альтернатив и практически безошибочно определить самую вероятную из них – сказал пан Адам.

Наступила неловкая пауза, и, откашлявшись и улыбнувшись, Вацлав Хан шутливо сказал:

– Мне эти похвалы нужно понимать, как намек на то, что пора уже освобождать занимаемое место для более молодых коллег и перебираться на работу магом-предсказателем в какой-нибудь салон практической магии? Или я вас не правильно понял?

- Нет. Ни в коем случае. Вы не подумайте о том, что я хотел бы, чтобы вы покинули нас, работайте хоть до ста лет. Как вам будет угодно. Просто ваш дар стал заразен, подобен гриппу. Мало того что вы у нас новая Кассандра, так хочу вам сообщить по секрету, полку ясновидцев в наших рядах прибыло. Я просто обязан вам открыть ужасную тайну и сообщить о том, что бесценный дар предвидения, похоже, проснулся и во мне – сообщил с кроткой улыбкой на устах пан Адам.

– Пан капитан,– прозвучал громкий голос пана Вацлава,– Я спешу. Или коротко и только по существу объясните мне суть вашего вопроса ко мне, или давайте поговорим позднее. Я сам люблю пошутить, но сейчас мне не до шуток. Меня ждут у руководства.

- Хорошо, я буду краток. Пару недель назад, вы поручили мне установить негласное наблюдение за начальником столичного гарнизона паном Анджеем Кнехтом. Я тогда был весьма сильно удивлен этим поручением. Но приказ, есть приказ. Слежка была установлена. Ничего необычного она поначалу не выявила. Я собирался её уже снять. Но тут нам удалось выявить, что за паном Кнехтом следят помимо нас еще и другие люди. Мы об этом всем вам уже докладывали. Но мало того, сегодня ночью мне позвонил помощник председателя правительства. Он сообщил новость о том, что погиб под колесами неизвестного автомобиля профессор Пихту, и начато следствие. Помощник меня, по согласованию с нашим руководством, попросил взять проведение следствия под личный контроль, поскольку есть опасение, что смерть профессора вовсе не несчастный случай, а хладнокровное убийство.

Я выехал сразу же после моего разговора с помощником председателя правительства на место гибели профессора и встретился с бригадой ведущей следствие. Поговорили, обсудили ситуацию. После этого я стал собирать всю возможную информацию по делу. Так самое интересное. Незадолго до своей смерти профессор разговаривал с президентом страны. И как выяснилось, благодаря данным слежки за Кнехтом непосредственно перед этой встречей Пихту должен был встретиться с паном Анджеем Кнехтом. Но не встретился. Из-за того, что решил вместо Кнехта переговорить с президентом и передать ему флэшку с особо важной информацией.


Это всё было вчера. И вот сегодня профессор мертв. Меня постоянно теребят из правительства, требуют новых данных, а я думаю о том, что что-то важное должен знать обо всем, об этом наш добрый пан Вацлав. Не зря же он не с того, не с сего, приказал установить слежку за паном Кнехтом. Вот такое у меня предчувствие. Тянет оно на дар предвидения или нет? – спросил пан Адам.


- Я не уверен, что ваши идеи имеют какую-нибудь реальную почву. Время от времени мы берем под контроль какого-нибудь важного господина из правительства или армии и устанавливаем за ним слежку. Это обычная работа. Профилактика. Разве вы об этом не знаете? – ответил Вацлав Хан.– Иными словами, не ищете темную кошку в темной комнате, тем более что в данном случае её там совершенно точно нет. Лучше поищите иного поля деятельности для применения своих сил и проявившегося у вас дара предвиденья.


– Не можете ли вы пояснить мне, что имеете в виду под иным полем деятельности? – поинтересовался пан Адам.

– Вы полагаете, что я изложу вам это за оставшуюся у меня до выхода из кабинета половину минуты? – ответил пан Вацлав.

Пан Адам натужно засмеялся и сказал:

– Для меня, деревенского простака, вы, господин полковник, слишком хитроумны.

На этом разговор закончился. Хан отправился к лифту, что бы подняться на пару этажей, для того чтобы попасть в кабинет к заместителю руководителя госбезопасности Вайде. Проводив пана полковника задумчивым взглядом, пан Адам, насвистывая мелодию вальса Штрауса, отправился в путешествие по коридору к своему кабинету.


Вацлав Хан вышел из лифта и медленно подошел к двери приемной Вайды. И здесь он на секунду остановился. Пан Вацлав сделал глубокий вдох и внутренне приготовился к предстоящим событиям. После этого он решительно открыл дверь и вошел в приемную. Там озабоченный секретарь сказал пану Вацлаву, что ему придется немного подождать вызова здесь в приемной. Хан сел на стул и стал ожидать дальнейшего развития ситуации. Еще через пару минут в приемную вошел и пан Адам. Он пояснил сразу же пану Хану, что вернувшись в кабинет, узнал, что его так же пригласил к себе заместитель руководителя госбезопасности страны. Потом пан Адам вопросительно посмотрел на секретаря, и его так же секретарь попросил подождать приема. Адам сел на стул рядом с Ханом. Тут зазвонил телефон на столе секретаря. Он взял трубку и сообщил:

- Да, оба здесь, ожидают приема.

Положив трубку, секретарь сообщил гостям, что пан Вайда ожидает их обоих в своем кабинете.

Пан Вацлав первым вошел в кабинет заместителя руководителя госбезопасности, вслед за ним последовал пан Адам.

– Вы уж извините меня, что я оторвал вас от вашей работы - сказал пан Вайда, приветствуя гостей. – Просто, дело очень срочное. Оно не терпит никакого отлагательства. А ситуация между тем постоянно меняется, и приходится реагировать на изменения практически на бегу.

- Какие тут могут быть разговоры? Мы готовы, всем, чем можно помочь вам – ответил пан Вацлав.

- Хорошо. Так вот. Мне стало известно, что вы организовали негласную слежку за командиром столичного гарнизона паном Анджеем Кнехтом. Это так? – спросил пан Вайда.

- Да, это так – ответил пан Вацлав.

– Что вам удалось узнать благодаря слежке? – спросил Вайда, переводя взгляд с одного гостя своего кабинета на другого.

– Только то, что он абсолютно добропорядочный человек и патриот. Хотя некоторые вещи, выявленные во время слежки, меня немного озадачили – ответил пан Вацлав.

- И меня тоже – сказал пан Адам.

В этот момент в кабинете раздался звонок правительственной линии связи. Пан Вайда попросил на время выйти из кабинета своих гостей. Хан и пан Адам снова оказались в приемной. Примерно через десять минут из кабинета вышел пан Вайда. Он сказал, обращаясь к офицерам:

– Нам нужно срочно выехать в город. Быстро собирайтесь. Машина вас ждет во дворе. Начатый разговор мы продолжим по дороге в машине, времени у нас в обрез – сказал, посмотрев на часы, пан Вайда.


Серый микроавтобус ожидал их во внутреннем дворе здания государственной безопасности. Вслед за паном Вайдой Хан уселся с ним рядом на заднем сиденье, обтянутом темно-серой кожей. Напротив них разместился пан Адам.

Машина плавно тронулась с места и беззвучно устремилась к воротам.
Вайда опустил стекло, отделяющее их от шофера, и отрывисто бросил ему:

– В столичный гарнизон. Там нас встретят.


Пан Вацлав заметил, что стекло снова поднялось.

– Теперь все в порядке, выкладывайте всё, что знаете об Анджее Кнехте
– приказал Вайда. Пан Вацлав нахмурился, будто размышляя над чем-то, хотя ему не стоило никакого труда обобщить кое-какие подробности.

– Тут все дело в том, что – помедлив, сказал он – во время слежки за Кнехтом выяснилось, что за ним в тайне наблюдают помимо нас еще какие-то люди. Они ведут свое наблюдение в высшей степени профессионально. После выявления нами этой слежки за паном Кнехтом мы сразу же попытались выяснить, не является ли это работой наших коллег из других подразделений, или может быть это работа министерства обороны страны, то есть армейской разведки.

Но никаких данных о том, что кто-то из государственных структур получил приказ присматривать за паном Кнехтом, нам получить не удалось. Так же нам не удалось получить сведений о том, что за паном командиром столичного гарнизона следят представители преступного мира Варги. Определив людей, ведущих слежку за паном Кнехтом, как серьезных профессионалов, мы пришли к выводу, что они работают на одну из иностранных разведок.

– Ты попал в точку. Мне, пожалуй, больше нечего добавить – сказал пан Вайда.

– Я польщен,– ответил Хан.– Но пока мне не известно главное. На какую именно разведку работают люди, что ведут слежку за паном Кнехтом? И что они задумали сделать? Я должен об этом узнать. И чем скорее, тем лучше.

– Согласен. Что вы намеревались предпринять в ближайшее время? – спросил пан Вайда.

– В первую очередь попытаться проследить за иностранными разведчиками. Выяснить место их дислокации, установить за ними контроль – ответил пан Вацлав.

– Да, но ведь сделать всё это одними лишь силами ваших подчиненных дело крайне сложное. Почему же вы сразу же не поставили в известность руководство о том, что вашими людьми была выявлена активность иностранной разведки направленная против одного из важнейших армейских чинов нашей страны? Я не хочу вас обидеть, но я в данной ситуации должен задать этот вопрос – сказал пан Вайда.

- Вопрос ваш вполне уместен. Ответ мой таков. Пан Адам подтвердит мои слова. Слежка за паном Кнехтом впервые была обнаружена нашими сотрудниками в пятницу вечером. В субботу и в воскресенье мы выясняли, не является ли выявленная слежка работой наших коллег из других ведомств или работой армейских разведчиков и т.д. К выводу о том, что мы имеем дело с иностранной разведкой я пришел только поздно вечером в воскресенье. На планерке собирался доложить о ситуации. Вот моя докладная на ваше имя, которую я подготовил этой ночью – ответил пан Вацлав и вручил пану Вайде папку с документами. – Надеюсь, моё разъяснение, вас удовлетворит.

Пан Вайда пожал плечами и сказал:

– Это вряд ли. Я уверен, что ваша докладная написана исключительно грамотно. Иностранная разведка и всё прочее. Но при всем этом, я готов поспорить с вами, что она точно не объясняет того, что произошло сегодня. Ни в коей мере. Как же тогда вы работали?

- А что произошло сегодня такого, что могло полностью изменить наше представление о генерале Кнехте? – спросил пан Адам.

- А произошло дорогие мои друзья нечто из ряда вон выходящее. Наш славный пан бригадный генерал Анджей Кнехт сегодня ранним утром проник на особо охраняемую территорию столичного гарнизона. Там он почему-то вскрыл сейф с совершенно секретными документами. Сейчас этот сейф пуст. А там находилось более тысячи особо секретных документов.


Но и этого оказалось пану Кнехту мало. Он, завершив свои дела в одном месте, направился в другое место, а именно в здание министерства обороны страны и там проник в кабинет министра, где тоже вскрыл сейф с особо секретными документами. И этот сейф ныне практически пуст. И в министерстве обороны и в столичном гарнизоне кражи были обнаружены, и сейчас все наши силы брошены на задержание пана командира столичного гарнизона. За ним началась настоящая охота. Все наличные силы армии, полиции и службы государственной безопасности, находящиеся сейчас в Варге, нами задействованы в поисках пана Кнехта. Но найти его нам пока не удается. Вот такие дела – сказал Вайда.

– Это же какая-то чертовщина. Этого быть не может! Я отказываюсь в это поверить! Не разыгрывайте нас! – сказал Хан.

– Нет, это не розыгрыш, это факт,– возразил Вайда. – Кнехт, украл документы. Всё это ужасно глупо выглядит. И беда-то в том, что никто ничего понять сейчас не может. Как вы думаете, в чем здесь дело, друзья? Что произошло, по вашему мнению? Может он действует под воздействием каких-то психотропных средств? Может его загипнотизировали?


Пан Адам первый раз за время поездки взял инициативу в разговоре в свои руки и начал говорить:

– Я не знаю доподлинно пока ничего о том, что происходило с паном Кнехтом сегодня утром в здании министерства обороны и на особо охраняемой территории столичного гарнизона. По той же информации, которой я располагаю, пан Кнехт сегодня рано утром на президентском самолете вылетел в составе правительственной делегации в Австралию. Никакой другой информации о господине Кнехте у меня нет. Мои люди сопровождали пана Кнехта до аэропорта, до самого входа для ВИП-пассажиров.

Так что рискну предположить, что подлинный пан Кнехт всё же улетел на президентском самолете, а под видом пана Кнехта сейчас в Варге действует его двойник. Может это выглядит и странно, но я считаю, что такая версия всё смогла бы нам объяснить. Полагаю, что когда удастся установить связь с президентским самолетом, можно будет точно определить местонахождение настоящего пана Кнехта. Остаюсь при своем мнении, и предполагаю, что мы узнаем из сообщения с борта президентского самолета, что пан, командующий столичного гарнизона, находится в лайнере вместе с другими членами правительственной делегации. Это первое. Второе. За паном Кнехтов по данным моих подчиненных велась слежка от дома и до здания аэропорта. Сейчас мои ребята идут по следу шпионов. Нам, наконец, удалось крепко сесть им на плечи. Теперь они от нас точно не уйдут от нас.


Вайда ответил после небольшого раздумья:

- Это хорошо, что ваши люди смогли сесть на хвост шпионской группе, сейчас доберемся до места и там посоветуемся с руководителями штаба, о том, что в данной ситуации нужно будет предпринять.


Микроавтобус, наконец, доехал до ворот столичного гарнизона. Здесь пана Вайду поджидал один из его помощников. Помощник сел рядом с водителем и показал ему, как подъехать к закрытой зоне. Через десять минут пан Вайда вместе со своими подчиненными вошел в здание, расположенное в закрытом секторе столичного гарнизона. Здесь был развернут штаб операции по поимке пана Кнехта, а в данный момент шло оперативное совещание.


Пан Вайда сразу же включился в работу штаба. Он доложил о той информации, которую получил от своих подчиненных. Узнав о том, что есть вероятность того, что хищение особо секретных документов совершил не пан Кнехт, а его двойник, многие участники совещания облегченно вздохнули. Было решено запросить президентский самолет на предмет нахождения в нем пана Кнехта. Бригадного генерала многие из участников штаба хорошо знали лично, и они никак не могли понять того, что могло подвигнуть бравого офицера, сделавшего столь потрясающую карьеру вдруг сотворить такое, что просто в голове не укладывалось. Это было просто невозможно.


Между тем время шло, но никакой дополнительной информации о месте возможного нахождения похитителя государственных секретов в штаб так и не поступало. А между тем все правоохранительные структуры работали на пределе своих возможностей. Но ничего найти им не удавалось. Шли часы, а ситуация не менялась. И тут, когда день уже стал клониться к вечеру, позвонил телефон пана Адама. Звонили его ребята, которые сообщили о том, что объекты их слежки покинули место своей дислокации, и к ним присоединился человек внешне весьма похожий на командира столичного гарнизона пана Анджея Кнехта. Пан Адам тут же передал свой телефон руководителю штаба пану Вайде. Тот не теряя времени, быстро обговорил с оперативниками детали операции по преследованию и захвату иностранных шпионов.



Все входы и выходы из района, в котором был обнаружен человек, похожий на пана Кнехта были надежно перекрыты. Началась операция по прочесыванию местности. В штабе воцарилась нервная тишина. Всё ждали одного – сообщения о том, что враг обнаружен, и нужно прорабатывать операцию по его обезвреживанию. Тут в штаб позвонили из президентского дворца и сообщили о том, что по их информации пан Кнехт находится сейчас в самолете вместе с правительственной делегацией. Время стало идти с этого момента совсем медленно. Между тем уже наступила ночь.


И неожиданно поступило сообщение о том, что пан Анджей Кнехт, или некто на него невероятно похожий, обнаружен совершенно голым, живым, но в бессознательном состоянии, в лесном массиве недалеко от того места, где прятались шпионы. Рядом с Кнехтом нашли кейс с какими-то документами. Делать было нечего, нужно было признать, что каким-то образом шпионам всё же удалось вырваться из засады. Ничем другим сложившуюся ситуацию объяснить было невозможно. Пан Вайда вынужден был, сразу же после получения информации о задержании двойника пана Анджея Кнехта, объявить о завершении облавы. На том работу оперативного штаба было предложено завершить тоже. И все члены оперативного штаба стали разъезжаться по домам. Отправились по домам также Вацлав и Адам.




Глава 4





Анджей Кнехт очнулся в палате больницы. Пролежав несколько минут без движения, он попытался встать с кровати, и это ему удалось сделать достаточно легко. Соседи по палате оживленно восклицали, выражая свою радость по поводу того, что человек пришел в себя и даже может ходить.


Пройдясь по палате, Анджей снова сел на кровать и начал расспрашивать своих соседей по больничной койке о том, где он сейчас находится и долго ли находился в беспамятстве. Получив ответы на свои вопросы, Анджей расстроился. Прошло больше двух суток с того момента, когда он вышел из президентского самолета. Какая неприятность. Да что там неприятность. Это был полный крах. Нечто совершенно невозможное случилось с ним. Ужас! Но ужас не завершался.


Тут один из соседей по больничной палате, тот, у которого на его больничной тумбочке стоял миниатюрный телевизор, сообщил всем новость. Оказывается, сейчас будут передавать по первому национальному каналу телевидения встречу возвратившейся из Австралии государственной делегации Полабии. Камеры были установлены в аэропорту Варги.


Анджей заинтересовано приник взглядом к экрану телевизора. Президент вышел первым, за ним министры, среди которых он узнал сразу же министра обороны. И тут Анджей чуть не вскрикнул - рядом с министром обороны он увидел самого себя. Или точнее не себя, но человека как две капли воды похожего на него. В его форме.

- Черт! Что же это такое? – воскликнул в ужасе Кнехт.


Сразу же после увиденного сюжета Анджей вышел из палаты и направился в ординаторскую, к лечащему врачу. Врач, высокий немолодой мужчина, в белом медицинском халате и толстых очках, увидев вошедшего в кабинет своего пациента воскликнул:

- Молодой человек кто вам разрешал вставать с кровати? Немедленно вернитесь в палату! Вам нельзя еще ходить. Сестра проводите больного в палату.


Но Анджей воскликнул:

- Доктор, я чувствую себя достаточно хорошо. Это первое. Потом мне необходимо срочно покинуть больницу и попасть в столицу. Это очень важно. Я начальник гарнизона Анджей Кнехт. Не знаю, узнали вы меня или нет. Где моя одежда? Верните мне мою одежду. Я не шучу, мне срочно нужно вернуться к месту прохождения службы, то есть в столичный гарнизон. Меня наверняка ищут мои коллеги.


Доктор саркастически хмыкнул и сказал:

- Анджей Кнехт? Срочно покинуть больницу? Ваша одежда? Что-то мне вид ваш не нравится, молодой человек, вы действительно хорошо себя чувствуете? Похоже, что нет. Это первое. Второе - одежда ваша осталась в машине, из которой вас выбросило при ударе. На вас, когда мы вас привезли в больницу, даже трусов не было. Вы лежали полностью обнаженным возле своей машины. Чудо, что вы вообще остались живы! Вы достаточно легки телом и при ударе вас выбросило из машины во время аварии. И если бы не это стечение обстоятельств вы сгорели бы заживо, точно так же как сгорел водитель машины.

- Да, не волнуйтесь, я себя прекрасно чувствую, доктор. Спасибо вам огромное за мое спасение. Но поймите, мне срочно нужно позвонить к себе на службу. Я военный человек. Дайте мне возможность позвонить к себе на работу. Я не шучу. Это необходимо сделать – сказал убежденно Кнехт.

- Нет проблем - сказал доктор и взял в руки видавший виды телефонный справочник. Потом он набрал номер и через несколько секунд спросил по телефону у неизвестного собеседника.

- Это столичный гарнизон? Вас беспокоят из больницы города Вялки-Выстрицы. У нас здесь есть пациент, который утверждает, что он является начальником гарнизона Анджеем Кнехтом. Он сказал, что его ищут на службе.

Через несколько секунд доктор сказал в трубку:

- Нет, у нас здесь не сумасшедший дом. Спасибо.

Потом доктор внимательно посмотрел на своего пациента и сказал:

- Всё нормально, господин начальник гарнизона. Просто вам нужно будет отдохнуть. И всё будет хорошо.

- Что они там сказали, доктор? Ответьте честно. Они наверно сообщили вам, что начальник гарнизона никуда не пропадал, и что недавно он прибыл из аэропорта и сейчас находится в своем кабинете? Я прав? – спросил Анджей у доктора.

- Это не важно. Вы главное не беспокойтесь. Возвращайтесь в палату и отдыхайте. Всё будет хорошо, пан бригадный генерал - ответил доктор.

Анджей примирительно улыбнулся и сказал:

- Да, ладно, господин доктор, прошу прощения. Я иногда пользуюсь своим сходством с Анджеем Кнехтом для того, чтобы этим бравировать. Но это фокус сейчас не прошел - открыто и честно улыбался в лицо, немного ошалевшего доктора, Анджей - Яцек Друзь. Коммерсант из Варги. Занимаюсь строительным бизнесом. Сами понимаете, приходится крутиться. Иногда представляюсь братом бригадного генерала.

- Хорошо, я немного успокоился, но лучше все же не нарушайте пока постельный режим. Полежите в палате. Поспите спокойно. Торопиться вам сейчас некуда. Вы живы и здоровы и это самое главное сейчас - сказал немного успокоенный доктор.

- Ладно. Отдохну, малость еще посплю. Бизнес подождет, семья тоже меня пока искать не будет, они приучены к моим долгим отлучкам, так что всё нормально - с улыбкой сказал Анджей. И вышел из ординаторской. Вернувшись в палату, он попросил у соседа по палате сотовый телефон и, выйдя из палаты, направился на лестницу. Убедившись в том, что его никто не слышит Анджей, быстро набрал номер.

Телефон долго не отвечал.

- Не отвечает министр обороны потому, что не знает этого номера - подумал Анджей. – Значит надо сообщить о том, что это я звоню.

Тут Кнехт быстро сбросил сообщение на номер министра, в котором сообщил ему, что звонит Анджей Кнехт с нового номера и хочет с ним переговорить, потому что у него есть для министра важная информация. И после этого Анджей снова повторил вызов. На этот раз ему ответили сразу.

- Анджей? Это ты? Что ты опять звонишь, да еще с непонятно какого телефона. И главное зачем? Мы же с тобой пять минут назад говорили по телефону и вроде бы все новости друг другу уже рассказали. Так что давай поясни, почему ты сейчас перезваниваешь с какого-то чужого телефона мне? – спросил министр.

- Господин министр обороны. У меня есть для вас особо важное сообщение. Нам нужно срочно встретиться, но сделать это нужно в секретном режиме. Пока сообщаю вам, что до этого вы общались не со мной, а вероятней всего с иностранным шпионом, которого внедрили под моим видом к нам наши русские соседи – сказал Анджей.

- Анджей, вы трезвы? – строго спросил министр.

- Да, к сожалению, это так. Трезв как стеклышко – ответил Кнехт.

- Хорошо, сейчас за вами я пришлю машину. Здесь на месте во всем разберемся. Где вы сейчас находитесь? – спросил министр.

- Я нахожусь в больнице Вялке-Выстрице. Дело в том, что я попал в аварию. И сейчас нахожусь в этой клинике на излечении – сказал Анджей.

- Хорошо. Я понял вас. Будьте на месте. За вами заедет мой заместитель примерно через час. А пока никуда не уходите из больницы. Соблюдайте меры предосторожности. Вас там не узнали? – спросил министр.

- Нет. Я назвался другим именем – сказал Кнехт.

- И как вас теперь величать? – поинтересовался министр.

- Яцек Друзь. Коммерсант из Варги – ответил Анджей.

- Понял. Сейчас же отправляю за тобой машину – заявил министр.

- Тогда до встречи – сказал Анджей.

- До скорой встречи, Анджей – ответил министр и на том он завершил разговор.


Через час, в палату к Анджею вошел одетый в гражданскую одежду заместитель министра обороны и, увидев его воскликнул:

- Яцек! Брат мы тебя обыскались! Слава богу, ты жив. Быстро собирайся, и поедем в столичную клинику на обследование. Одежду я тебе привез. Одевайся и поедем.

- Спасибо, брат - сказал Анджей и быстро оделся, потом попрощался с соседями по палате и, получив выписку у лечащего врача, вместе с прибывшим за ним человеком покинул больницу.


Во дворе стоял автомобиль. За рулем автомобиля находился молодой человек. Заместитель министра обороны жестом показал Анджею, чтобы он сел рядом с водителем, а сам сел на заднее сидение. Машина быстро выехала за пределы обустроенного поселка. Когда машина уже неслась по пустынному шоссе неожиданно для Анджея, сидевший сзади заместитель министра набросил на него кожаную удавку и начал душить с нечеловеческой силой. Анджей в долю секунды понял, что сейчас умрет. Из последних сил он нанес рукой удар водителю в бок. Машина дернулась, и находившийся сзади мужчина на секунду ослабил хватку. Этого времени Анджею хватило, чтобы вырвать удавку из рук убийцы. Машина, в это время, на ходу накренившись, вылетела на обочину.


Анджей извернувшись, ногами сильным ударом по голове отправил водителя в глубокий нокаут. Тот слабо вскрикнув, лишился сознания. Дальше автомобиль остановился, врезавшись в дерево. Анджей кинулся на убийцу, который накидывал на него удавку, и после короткой схватки враг был уничтожен. В эти секунды Анджей действовал эффективно и быстро как настоящая машина убийства. Разобравшись с убийцей, Анджей бросился к водителю. Тот лежал неподвижно и не подавал признаков жизни. Скоро Анджей окончательно убедился в том, что тот тоже мертв. Теперь можно было, и перевести дыхание.



Анджей Кнехт стоял возле разбитой машины и размышлял. Всё, что с ним случилось, в последнее время, было крайне непонятно и вызывало у него чувство едва сдерживаемого бешенства. Враг коварный и беспощадный захватил его место в этой жизни, и теперь он может беспрепятственно проникать в любые государственные тайны Полабии. А он пока ничего с этим не может сделать. Нет, это невозможно вытерпеть! Нужно было что-то срочно предпринять.


Потом он, поборов нахлынувшие чувства, обратил свой взор на труп водителя.

- Черт - воскликнул Анджей. Он увидел, что труп стал медленно расплываться по земле, постепенно теряя свою форму. Через пару минут труп полностью превратился в некую желеобразную массу зеленого цвета. Анджей подошел к машине и убедился в том, что и труп замминистра обороны тоже претерпел ту же удивительную метаморфозу. Бесформенная зеленая желеобразная масса расползлась по всему салону автомобиля.



- Стоп - сам себе сказал Анджей – это не сумасшествие, всему есть рациональное объяснение. Современная химия. Они могли принять некое химическое средство, которое в случае их смерти уничтожает их трупы, для того, чтобы не было возможности их как-то идентифицировать впоследствии. Да враг коварен и силен! С ним придется еще побороться. Главное теперь успеть добраться до своих друзей и рассказать о грозящей нам всем опасности.


В это время на обочине дороги остановилась легковая машина, в которой за рулем находилась молодая, миловидная девушка. Она спросила:

- Вам нужна помощь?

- Да. Мне нужно срочно попасть в Варгу – сказал Анджей.

- Садитесь в машину, я вас туда довезу – сказала девушка.


Машина достаточно быстро ехала по забитой транспортом автостраде. Анджей и его попутчица молча сидели в салоне движущегося автомобиля. В машине работало радио и по нему все время передавали популярную музыку. И вот в какой-то момент музыка прервалась, и на радио пришло время новостей. Диктор начал читать текст последних известий:

- Сегодня в 11 часов дня начальник столичного гарнизона Анджей Кнехт на своем служебном автомобиле насмерть задавил двух детей, и скрылся с места преступления. Позже он из своего табельного оружия застрелил двух полицейских, которые пытались преследовать преступника на служебном автомобиле. Преступник вооружен и очень опасен. Если кто может дать любую информацию о месте нахождения опасного преступника Анджея Кнехта, то ему будет гарантировано вознаграждение в 50 тысяч эскудо и полная анонимность. Мы будем и дальше следить за тем, как будет развиваться ситуация с поимкой скрывшегося убийцы.

Выслушав сообщение, девушка испуганно посмотрела на Анджея. Она его явно стала узнавать.

- Вы где живете? - спросил Анджей.

- А почему вы меня об этом спрашиваете? – обеспокоенно спросила девушка.

- Сейчас мы поедем к вам в гости - спокойно сказал Анджей.

- А я вас к себе в гости не приглашала – резко ответила девушка.

- Придется пригласить, у нас нет сейчас другого выбора - очень жестко почти приказал Анджей.

- Черт, как я же я так попалась! Хорошо, делать нечего, поедем ко мне в гости. Я живу недалеко от города в селе - нервно ответила девушка за рулем. После этих слов, она развернула автомобиль, и они дальше поехали в обратную сторону.

Через некоторое время машина въехала во двор простого деревенского дома. Анджей вышел из автомобиля и вместе с девушкой вошел в её дом. И сразу же сказал девушке:

- Будем знакомиться. Меня зовут Анджей Кнехт.

- Я это поняла. Я вас сразу же узнала. Вас часто показывают по телевизору - ответила ему девушка. - А меня зовите Анна.

- Хорошо. Я рад нашему знакомству. А давайте Анна я вам расскажу все, что со мной случилось за последнее время. Ведь наверняка вам будет интересно узнать это – предложил Анджей.

- Эх, рассказывайте, раз уж вам так хочется – сказала Анна.


И Анджей рассказал о странных событиях, произошедших с ним сегодня. Анна выслушала его очень спокойно. Анджей после завершения своего рассказа спросил:

- Как вам моя история? Что вы думаете обо всем этом?

Девушка немного подумала молча, а потом начала говорить:

- Предположим, вы говорите правду. Смысла врать мне, у вас нет, на мой взгляд. Тут может быть два варианта. Либо вы все же просто сошли с ума, либо действительно происходит нечто необычное. В любом случае мне сейчас нужно будет прозвонить в школу, где я работаю учителем математики и предупредить своих коллег, что меня сегодня не будет на работе. Вы позволите мне сделать звонок.

- Звоните - ответил ей Анджей.

После того, как Анна прозвонила в школу и рассказала о том, что внезапно к ней приехал её близкий друг, девушка стала накрывать на стол. Она усадила незваного гостя за стол, а сама села напротив. Пообедав, они продолжили беседу.

- Вы хоть сколько-нибудь мне поверили? - спросил Анджей.

- Нет, честно говоря, мне кажется, что вы несете полную ахинею. Вы просто не здоровы. Извините меня за прямоту. Вы либо сумасшедший, либо преступник, который хочет меня для каких-то неясных мне целей сейчас обмануть. Только вот зачем вам это нужно мне совершенно непонятно? Я всё же склоняюсь к мысли, что вы преступник. И честно вам об этом говорю. Раз вы так хотели узнать мое мнение, получите его - ответила девушка.


Тут вдруг пан Анджей вскочил из-за стола и направился к выходу и сказал:

- Согласен, я не просто не здоров, я совсем с ума действительно сошел. Это просто немыслимо. Как это могло произойти? Невероятно. Я вдруг, как бандит захватил в заложники гражданского человека и сижу здесь, в его доме и прошу его мне поверить. Прошу меня поддержать. Это страшный позор для меня. Я просто в шоке, от того, что сделал. Извините меня, хоть мне и нет прощения. Прощайте, больше вы меня не увидите. И еще раз простите меня, я вёл себя, действительно, как преступник и бандит, и тем опозорил свою офицерскую честь. Мне очень стыдно. Прощайте же и еще раз примите мои извинения.

Дверь захлопнулась за незваным гостем, и Анна осталась одна в своем доме. И тут Анна увидела, что гость выронил листок бумаги из своего кармана. Она сразу подняла с пола листок и увидела, что это выписка из больницы. На выписке стояло время, сегодня, 11 часов дня.

- Вот это да. Да он не врет, получается. Ничего себе - воскликнула Анна и быстро остановила Анджея у дверей.

- Оставайся у меня, здесь тебя никто точно искать не будет. Может быть, чем-нибудь я тебе смогу помочь – сказала она. – Прошу не отказывайся от моей помощи. Смотри, вот на выписке написано, что выписался из больницы в 11 часов дня. А это значит, что ты тогда точно не мог в это время задавить детей. Это же очевидно. Значит что-то здесь в этой истории не так. Анджей если ты не убийца детей, и если ты стал жертвой клеветы, я помогу тебе. Прошу, не отказывайся от моей помощи. Я человек честный и прямой, так что говорю то, что думаю.

- Спасибо Анна – сказал Анджей и снова сел за стол.

После короткой паузы, он сказал:

- Вот думаю. С этим самолетом случилось что-то совсем странное. И заместитель министра, и сам министр обороны... они стали ... они чужие... их всех заменили, на врагов. Теперь они все чужие.

- А кто же свой? - спросила Анна.

- Получается среди них, тех, кто был в этом самолете, больше нет своих – ответил Анджей. – Они все заменены двойниками.

- А кто не был на самолете из высших должностных лиц страны? – спросила Анна.

- Не был только премьер-министр страны, только он, получается, может быть своим – задумчиво ответил Анджей.

- Сможем ли мы к нему попасть, чтобы предупредить о том, что случилось? – поинтересовалась Анна. – Ведь он должен быть предупрежден об опасности.

- Я не уверен, что нам удастся к нему прорваться, но попытаться придется – сказал Кнехт.

На скорую руку позавтракав, Анджей и Анна сели в машину и выехали за пределы села. По едва заметным лесным дорогам Анна, местная жительница, хорошо знавшая окрестности, вывела автомобиль в обход полицейских постов на самую окраину города. Анджей рассказывал ей, как выехать к дому, в котором жил премьер-министр. Они долго крутились на машине по городу, прежде чем оказаться перед воротами огромного особняка. Высокий забор окружал данное строение по всей окружности.


- Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, то тут сто грамм, то там сто грамм, на то оно и утро - весело, но достаточно тихим голосом пропел Анджей.

- И как нам это удастся сделать? – спросила девушка.

- Как? Да вот так – сказал Анджей.

С этими словами Анджей приказал Анне, чтобы она подъехала прямо к воротам. Что она тут же и сделала.

- Выходим из машины - сказал Анджей.


После того, как они оба покинули автомобиль, Анджей первым подошел к двери и надавил на кнопку связи с охраной.

- Кто там? - спросил охранник.

- Срочная депеша для господина премьер-министра, велено вручить лично в руки - быстро сказал Анджей.

- Наберите свой личный код доступа – послышался голос из-за двери.

- Так, набрал – сказал Анджей через несколько секунд.

Дверь стала медленно раскрываться. Анджей и Анна быстро вошли внутрь двора и, подойдя к дому, вошли в него через дверь, а через несколько минут они уже стояли на втором этаже у огромной дубовой двери, которая вела в кабинет хозяина дома. Еще через пару секунд дверь распахнулась, и гости вошли в помещение.

Навстречу гостям вышел секретарь премьер-министра и внимательно стал рассматривать гостей, пауза затянулась, но тут из-за спины его раздался голос хозяина кабинета:

- Входите, друзья. Ян, это мои гости, так что вы можете нас оставить одних. Я вас приглашу, если ваша помощь нам понадобиться.

Секретарь поклонился и вышел из кабинета.

Гости вошли в кабинет премьер-министра и сели на стулья напротив стола, за которым восседал премьер-министр.

- Рассказывайте, с чем пришли гости дорогие - сказал пан премьер-министр.

Анджей, не теряя времени, коротко, но подробно рассказал о событиях последнего времени. Фаск его выслушал, а потом сказал:

- Анджей! Мы ничего не сможем рассказать об этом, никогда. Эта история всегда будет носить на себе гриф совершенно секретно, хранить вечно. Но это в светлом будущем, а сегодня нам нужно срочно принять все необходимые меры для того чтобы избавить страну от опасности, исходящей от этой группы двойников наших высоких руководителей. Слушайте.

Сегодня я собираю в загородной резиденции всех участников этой самой поездки на президентском самолете. Слушайте мой приказ. Оттуда никто не должен уйти. Здание по периметру будет полностью блокировано. Вы поедете туда вдвоем на моём автомобиле вместо меня. Только этот автомобиль впустят в охраняемый периметр.

- А нас выпустят оттуда, если мы сможем решить нашу боевую задачу? А если мы не сможем решить эту проблему? Что будет тогда? И самое главное. Что произошло с этим самолетом? Что со всеми кто там был, произошло? Вы знаете, господин Фаск? – спросил Анджей.

- Они все стали чужими, их всех необходимо уничтожить – сказал Фаск.

Затем после определенной подготовки Анджей и Анна сели в лимузин председателя правительства и отправились к загородной резиденции.

И тут Кнехт неожиданно проснулся и с удивлением увидел себя лежащим на кровати в медицинском учреждении. Рядом с кроватью стоял врач в белом халате и в маске почти полностью скрывавшей лицо. Врач жестом показал Анджею, чтобы он молчал. Потом сказал тихо:

- Вы пока не разговаривайте. Вы еще слишком слабы. Вас чудом удалось спасти. Вам нужно себя беречь. Сейчас мы вам сделаем укол, и вы еще немного поспите.




Глава 5




Майор Браун был худым, высоким и жилистым брюнетом примерно сорока лет от роду, не имевшим ни грамма лишнего веса. Это был настоящий атлет. Своим видом он напоминал черную пантеру Багиру из советского мультфильма «Маугли», изящную, стремительную и смертельно опасную для своих врагов. Тем более в этот вечер сходство с черной пантерой усугублялось тем, что Браун был одет в строгий темный костюм и темные брюки. Майор вошел в просторный кабинет и расположился в кресле в кожаном кресле напротив тщедушного вида мужчины, лет сорока пяти от роду, одетого в серый костюм и белую рубашку, вышитую по вороту национальным полабским орнаментом. Дымчато-голубые очки в золотой оправе, небольшие усы и русая бородка клинышком делали его похожим на деревенского врача или учителя. Казалось, что этот мужчина был типичным представителем местного сельского населения, прибывшим в город по какому-то срочному и неотложному делу. От всего его вида несло провинциализмом и консерватизмом.

Браун вытащил из небольшого саквояжа папку с бумагами, затем вынул из папки листы бумаги и быстро просмотрел их. После этого он старательно подровнял стопочку, погладил усики концом авторучки (которую зачем-то все это время вертел в руке, так и не сделав ни единой пометки), поднял на сидевшего напротив мужчину глаза и спросил:

– Можно, я вас, господин Миллер буду называть мой генерал? Я понимаю, что вы сейчас уже в отставке и находитесь в Полабии по линии своей гигантской международной корпорации, но вы всё равно остаетесь генералом для меня. Я прекрасно помню те дни, когда вы работали в нашей конторе и весьма неплохо это делали. Слава о ваших делах до сих пор жива в нашем ведомстве. Я хочу внести полную ясность, я воспринимаю вас в первую очередь как своего коллегу, старшего товарища, а уже потом представителя могущественной и богатой международной организации. Иначе я бы просто не имел бы желания с вами сотрудничать. Хотя я и понимаю, что международные банки и корпорации являются положительной силой в жизни государства и общества. Никто не ставит это под сомнение. Но вы знаете, что у нас не слишком любят всю эту когорту людей, высших управленцев этих структур. Я не для того то говорю, чтобы сделать вам комплимент, а с тем, чтобы мы сразу же расставили некоторые акценты в дальнейшей нашей работе.


Миллер пожал плечами:

– Не имею возражений. Зови меня, дорогой друг, генералом. Не скрою, мне это лестно. Да и вообще, это так и есть. Я генерал. Звание это я честно заслужил. Так что мне тут нечего стесняться. Но это лирика. Теперь о деле. Насколько я понимаю, ты сейчас держишь в руках доклад о проведенной операции?

- Да, мой генерал. Возьмите и ознакомьтесь – ответил майор Браун и протянул Миллеру папку с документами.

Миллер взял в руки папку и вынул из неё пачку листов бумаги и быстро просмотрел написанный на них текст, а потом спросил:

- И это всё? Или есть еще дополнительные материалы к основному докладу?

Браун, продолжая лукаво улыбаться, отвечал:

- Доклад полный. Никаких дополнительных материалов по нему нет. Но зато я готов устно ответить на все интересующие вас вопросы. Я слушаю вас. Спрашивайте. Что вас интересует?

Генерал совсем не разделял хорошего настроения своего собеседника. Он сердито сказал:

- Как ответственные граждане, отцы нации, каковыми являются, по определению, все сотрудники нашей прославленной организации, мы смотрим на мир вокруг нашей страны, как на единое целое пространство, на котором могут возникать угрозы для её благополучия. Я уверен, мы все одинаково считаем, что любое явление, способное нанести вред стране,– является опасностью для всей нации в целом. И требует того, чтобы на него было обращено внимание нашей организации. Так вот. И при этом следует понимать, что самую большую опасность, я беру на себя смелость это утверждать, представляют для безопасности страны не иностранные агенты или вражеские армии. Самую большую опасность представляет измена в рядах самой нашей организации.

Майор Браун чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности и гневно сказал:

- Я хотел бы понять, к чему вы завели этот странный разговор, мой генерал? Я уверен в том, что в рядах участников операции с нашей стороны предателей нет. И быть их у нас не может. Все люди были проверены бесчисленное количество раз. Если у генерала появились сомнения в этом вопросе, то я хотел бы услышать, на чем они основываются. В свою очередь я готов рассказать подробно об интересующих вас вещах.

Генерал холодно ответил:

– Ну, вот и хорошо, ну вот и ладушки. Как говорил один русский президент – консенсус найден! Теперь по существу дела. Интересует меня практически всё в этой операции. Так что, сразу же приступим к работе. Ты бы теперь подвинулся ко мне ближе, нам с тобой нужно будет обсудить огромную массу вещей, а голос у меня стал совсем слабым в последнее время. Поработаем сегодня от души, отдохнем после завершения операции.

Я думаю пояснять особо не нужно, что, не смотря на то, что беседа у нас с тобой самая что ни на есть неофициальная, да и сам я лицо здесь неофициальное, но от этого полномочия мои меньше не становятся. Ибо за мною стоит сила. Официальное расследование, сам понимаешь, начнется через денек-другой и пойдет по другому ведомству. Так что не будем терять времени на излишний политес и сразу приступим к работе. Вообще-то хочу сразу тебя предупредить мой друг. Жизнь у меня нелегкая. И просто от текущей работы можно спокойно с ума сойти, а теперь еще и ваша история. Так что весело. Поэтому меньше нервов и глупых заявлений, только факты.

– Ну, а вас-то кто заставляет так мучиться? – спросил Браун. – Вы же заслуженный человек, насколько я понял у вас неплохой пенсион. Могли бы себе позволить жить в домике у теплого моря и заниматься своим садом. Вместо этого вы сейчас в весьма занятном ведомстве пребываете, или точнее работаете, не покладая рук. Деньгами, говорят, теперь ворочаете просто огромными. К чему вам это всё? Зачем вы полезли в эти игры?

– Ох… – вздохнул Миллер. – Времена сейчас такие суматошные, что и не знаю даже, кто нынче прямыми обязанностями занимается. У начальства есть милая привычка – взваливать на шею все подряд, не разбирая. А возражать начальству как-то не принято. У вас ведь, должно быть, то же самое, а? Только, правда, без огромных денег.

– Конечно, то же самое дело, как и у вас. Так что, действительно давайте перейдем к делу. Готов отвечать на любые ваши вопросы. С чего начнем? – спросил Браун.

Генерал на несколько секунд задумался. Затем он начал говорить:

- А начнем мы с самого начала. Вспомним, какая была изначально поставлена перед нами задача руководством. Итак, целью проводимой нами операции в республике Полабии было похищение командующего столичным гарнизоном Анджея Кнехта перед отлетом президентского самолета в Австралию и вывоз его за пределы страны в оговоренное с руководством моей корпорации место. В ходе этой операции в дальнейшем планировалось использовать нашего агента, загримированного под Анджея Кнехта, для получения доступа к совершенно секретной государственной информации Полабии. Для нас было предельно важным получить, возможно, более полную информацию о планах Полабии в интересующих нас вопросах в преддверии готовящегося резкого изменения её политики в отношении целого ряда её важнейших партнеров. Я ничего не забыл?

Браун вопросительно пожал плечами и сказал:

- Вы вроде бы всё точно изложили. В свою очередь хочу сообщить, что все, что было запланировано нами в связи с проведением данной операции, на данный момент выполнено и это большой успех. Это блестящая операция, которая фактически уже завершена. Благодаря совместным действиям наших структур и поддержке финансовой вашей корпорации мы сделали все, так как и планировалось заранее. В деталях это выглядело так. Мы смогли организовать звонок министру на телефон, и он отправил Кнехта в зал ожидания в аэропорту, как мы и предполагали. Подкупленный же нами шофер блестяще справился со своей миссией. В итоге Анджей Кнехт без сознания оказался в наших руках. А вместо него в столичный гарнизон прибыл наш агент, который смог решить там все поставленные перед ним задачи. Он смог скачать всю интересующую нас информацию. Далее наш агент отправился в здание министерства обороны Полабии и там так же нашел возможность получить интересующие нас особо секретные данные. Так что нами, достигнут огромный успех. Агент наш сейчас располагается на нашей загородной базе. Он вне всяких подозрений. Так что всё нормально.

Генерал Миллер посмотрел на Брауна со злой усмешкой и сказал:

- Нет, дорогой мой товарищ и друг, всё совсем не нормально. Первое. Вы должны были удерживать Кнехта у себя до официального завершения операции, а потом вывезти его за пределы страны. А как поступили ваши ребята? И это вы называете большим успехом? Не кажется ли вам, что такое положение дел уместнее было назвать провалом операции?

Майор Браун ответил:

- Наши люди поступили в соответствии с тем, как складывалась в тот момент оперативная ситуация. Наш агент оказался блокированным в одном из домов в центре Варги. Он понял, что ему не уйти от погони. Замыкая цепь, его преследователи обязательно бы захватили его. Тогда бы всё погибло. Пропал бы результат всей нашей работы. Мы бы получили международный скандал. Нужно было предпринимать срочно любые действия, которые бы могли помочь нашему агенту. В этих условиях было принято решения подбросить настоящего Анджея Кнехта полабским спецслужбам. У нас не было в тот момент иного способа спасти нашего агента и захваченные им данные. Мы сообщили их спецслужбе о том, что найден командующий столичным гарнизоном, и они тогда направили своих людей и увезли Кнехта в неизвестном направлении, и самое главное – они сразу же свернули операцию по прочесыванию города и наш агент остался на свободе. Мы решили стоявшую перед нами проблему блестяще.


Генерал Миллер всплеснув руками спросил:

- Какие вы молодцы! Только всё совсем не так на самом деле обстоит, как докладывают тебе твои парни. Ответь мне родной, вот твои ребята, они кто на самом то деле? Как на твой непредвзятый взгляд – кто они? Гангстеры или государственная служба? Или это деревенские парни, отправившиеся на танцы в соседнее село? На кого они сейчас работают? На нас – весьма сомневаюсь. На частные конторы или может быть уже и непосредственно на иностранные разведки? Да жизнь у вас на службе пошла в последние годы такая запутанная, что сам черт ногу сломит. Так с кем вы работники плаща и кинжала?

– Совершенно не представляю, о чем вы говорите мой генерал – минуту подумав, сказал майор. - Я говорю вам чистую правду. Ваши слова воспринимаю как глупую и неуместную шутку. И считаю, что вы должны перед моими людьми и передо мною сейчас же извиниться. Пока всё, что вы говорите, является лишь потоком слов ничем конкретным не подтвержденным. Я требую доказательств или извинений.

– Резонно, – серьезно кивнул генерал. – Я честно тебе скажу, прав ты, я так вот сразу и извинюсь и перед тобой и перед ребятами твоими. Прости народ честной чудака престарелого, совсем на старости лет с катушек съехавшего. Так и сделаю. Упаду сейчас на колени и начну лбом об пол биться и молить о прощении. Только вот одна проблема есть. Маленькая такая проблема. Господин, командующий столичным гарнизоном пан Анджей Кнехт по абсолютно точным данным, полученным от наших товарищей из посольства в столице Австралии известно, преспокойненько себе находится сейчас в стране сумчатых кенгуру и крокодила Данди. И при этом каким-то странным образом ни сном, ни духом ничего не знает о нашей с тобой операции, о том, что его сначала твои орлы похитили, а потом бесчувственного во спасение агента нашего великого и могучего вражьим спецслужбам и подкинули. Тебе не кажется это странным мой друг ситный? А должно было бы. Что можете сказать в свое оправдание герой?

На майора Брауна было в этот момент просто страшно смотреть. Он, ужасно побледнев, спросил:

- Вы не шутите? Если шутите, я не обижусь. Ведь мы же условились, что беседа насквозь неофициальная. Давайте успокоимся. Считайте, что я извинился за резкость своих слов. По всей форме. Так как, проехали?

Теперь пришел черед рассердиться генералу:

– Вы в своем уме? Значит, я нашел время и место тут перед вами шутки шутить. Делать мне больше нечего. Вот возьмите донесения из Австралии. Там и фотографии и видео. Хороший сюжет по их местному телевидению. Очень дельно пан Анджей Кнехт общается с представителя вооруженных сил Австралии. Молодец. Нравится мне этот парень.

С этими словами генерал пододвинул к майору свой ноутбук. Браун внимательно ознакомился с материалами, а потом спросил:

- Черт возьми! Это действительно похоже на измену. Но этого не должно было быть! Это просто невозможно. Как, по-вашему, похожи мои ребята на иностранных шпионов? Тут что-то не то. Я ничего пока не могу тут вам пояснить. Но теперь я понимаю, что вы заподозрили нас в измене совершенно обоснованно. Приношу свои извинения, мой генерал. Вы отправите рапорт об измене моему руководству?

– Ну, это вряд ли – ответил генерал Миллер. – Получатся странная картина. Почему-то ваши парни не смогли захватить этого самого Кнехта в аэропорту. Это неприятно, но не конец света, должны были просто сообщить вам об этом. Но никто ничего не сообщил, точнее, сообщили о том, что Кнехт захвачен. В этом есть какая-то нестыковка. Не похожи твои парни ни на предателей, ни на идиотов.

– Что, так уж и не похожи? А может всё же измена? – спросил майор.

– Нет, – сказал Миллер серьезно. – Я не верю нисколечко, в то, что твои парни подались в иностранные шпионы. Даже в наши тяжелые времена я в это не верю. Нет, это ерунда. Предатели, безусловно, встречаются везде, но не в данном случае. Я твоих людей знаю достаточно хорошо. Я в них уверен.

– Вот и мне так кажется, – кивнул Браун. – Спасибо генерал за поддержку.

- Спасибо на хлеб не намажешь – ответил генерал – Нужно срочно перепроверить всю информацию. Копайте носом землю. Напрягите все ваши ресурсы. Сделайте всё возможное и не возможное. Но дайте мне четкое ясное разъяснение всего того, что произошло во время проведения данной операции. И сделать это нужно в течение 24 часов.

– Сделаем всё от нас зависящее. – Браун задумчиво уставился в потолок.

– Значит, к каким выводам мы пришли? Про иностранных шпионов не стоит думать даже в шутку, наши парни может быть и не ангелы, но родину не продали. Вот только при любом раскладе возникает сакраментальный вопрос: мотивы. Какие мотивы у них возникли, подвигнувшие столь бесцеремонно, столь нагло лгать нам? Получается, что они не выкрадывали этого самого Анджея Кнехта. Но тогда это вообще полный беспредел. Это просто хамство высшей марки.


Но может быть, не всё так экстремально выглядит на самом деле, как сейчас представляется? Может быть, ваши парни его, этого командующего гарнизоном перепутали в аэропорту с каким-то другим полабским офицером? Там их было множество. Но ладно – это наши парни ночью перепутали, а полабские власти опознали его вроде уже днем. У меня просто голова кругом идет. Короче.

Через сутки я жду вашего нового доклада. Мы с нашей стороны тоже предпримем меры. Сейчас всё подвисло. Теперь совершенно непонятно имеют ли стратегическое значение документы, которые получил наш агент? Возможно, мы оказались сами жертвами более искусных мастеров политического шпионажа. Но в любом случае нужна дополнительная информация по ситуации, пока всё совершенно непонятно.

- Разрешите идти мой генерал? – спросил Браун.

- Идите. И помните, ровно через сутки я жду вас с новым докладом – сказал генерал и на этом они с майором попрощались, и Браун, собрав свои бумаги в саквояж, быстро покинул кабинет. Генерал остался один. Посидев в полной тишине, несколько минут он встал с кресла и, включив в комнате свет, стал закрывать наглухо окна кабинета шторами. Затем он сел за стол возле нескольких телефонов стоявших у самого края. Немного дополнительно поразмышляв, он поднял трубку телефона специальной связи и стал набирать номер. Через некоторое время в трубке послышался знакомый голос:

- Кто там?

- Хозяин, это я, Миллер – ответил генерал.

- Кен, как твои дела? Надеюсь всё прошло успешно? – сказал голос в трубке.

- Нет. Всё пошло не так как мы планировали. Сейчас разбираемся в причинах произошедших событий. Пока ничего не ясно. Сплошной туман. Но я надеюсь прояснить ситуацию в ближайшее время – сказал Миллер.

- Ты помнишь, что я тебе говорил перед тем, как вы начали эту непродуманную операцию? И что ты мне тогда сказал? – спросил голос хозяина.

- Я тебе говорил о том, что нужно закамуфлировать подлинную цель нашей операции. Иначе спецслужбы нашей страны не включились бы в работу над нашим проектом. Ведь сейчас за нашими спинами вся мощь государственной машины – ответил Миллер.

- Да. И ты придумал, а мы пробили её осуществление через наши связи в правительстве, эту историю с двойником Кнехта. Историю о том, что просто необходимо ради процветания нашего государства похитить этого самого командующего столичного гарнизона Полабии и используя его двойника украсть особо охраняемые военные секреты республики Полабии. Ты гарантировал успех. Ведь решался и еще один вопрос. Оказавшись в наших руках Кнехт, был бы поставлен перед фактом, что он скомпрометирован действиями своего двойника так, что никакой возможности для оправдания у него бы не оставалось. И тогда нам было бы легче склонить его к сотрудничеству. Вы уверяли меня, что дело верное и что профессионалы из государственных органов промашки не дадут. И каков оказался результат в реальности? – спросил неведомый хозяин.

- Результат пока получился удручающий. Я вынужден это признать. В итоге операции у нас есть теперь на примете два Анджея Кнехта, и оба они не у нас в руках. Первый - ложный находится в руках спецслужб Полабии, а настоящий находится в Австралии и скоро вернется на родину. Хотя, черт его знает, что там на самом деле твориться. А у нас ничего, кроме непонятно насколько реально ценных документов из министерства обороны Полабии. Точнее нам-то эти документы, в отличие от государственных структур, вообще были изначально не нужны. Большие деньги, потраченные на проведение операции пока не дали никакого результата. Это совершенно точный факт, тут вы полностью правы, хозяин – сказал генерал.

- Поймите мой дорогой друг, что от того, что я прав в результате в данном случае оказался, мне сейчас не холодно, не жарко. Мне был нужен Анджей Кнехт. И всё. Нужно было изначально не перегружать операцию излишними смыслами. Вопрос надо было поставить просто. Вы парни воруете для нас этого человека. А мы это дело оплачиваем. Не взялись бы спецслужбы. Нашлись бы другие структуры, кто мог бы нам помочь. А теперь всё крайне плохо. Мы потеряли не только Кнехта. В последние дни мы потеряли и Анджея Пихту. Его тоже нужно было доставить к нам сюда. И если с Кнехтом мы может, что-то еще и сможем сделать, то профессор Пихту теперь для нас потерян навсегда.



Он умер, точнее погиб. Похоже на то, что его убрали. И опять мы опоздали. Этим делом тоже нужно было серьезно заняться. Явно кто-то могущественный играет против нас в этом деле. Вряд ли это спецслужбы Полабии. Короче. Остался сейчас из тех, кто нам был нужен только один Кнехт в живых. За последние полгода один за другим ушли из жизни всё участники событий вокруг пещеры «Алладина». Если и он исчезнет для нас окончательно, то тогда всему конец. Я пока продолжаю вам доверять, но я вами сейчас не доволен. Кнехт должен быть хвачен и доставлен ко мне. И немедленно. И тут вы уж постарайтесь не оплошать вновь. Что вы планируете предпринять? – спросил хозяин.

- Я дал сутки на отчет по проделанной работе майору Брауну, и на основе изучения всех материалов дела я буду готов предложить новый план действий – ответил Миллер.

- К черту отчет. Пусть срочно вся группа возвращается на родину. С её работой будем разбираться уже здесь. Хватит с ними в игры играть. И без них жить стало неимоверно сложно. Так что всё. Заканчивайте операцию. Завтра же с утра вызывайте представителя разведки к себе и сообщите ему о нашем желании завершить совместную операцию. Пусть срочно принимают решение. А сами вы тем временем, начинайте действовать по нашему запасному варианту - завершил разговор хозяин.




Глава 6





Пан Кнехт утром следующего дня медленно приходил в себя, чувствовалось влияние сильно действующего снотворного. Мир некоторое время кружился перед глазами командира столичного гарнизона. Когда Анджей окончательно открыл глаза, и увидел четкую картину реальности, всё тот же врач, что и прежде, при первом его пробуждении, стоял возле кровати и приветливо улыбался. Он, заметив, что пациент открыл глаза, сразу же поинтересовался у него:

- Как вы себя чувствуете? Надеюсь, у вас всё в порядке? Можете ли вы сейчас говорить? Если нет, закройте глаза.

Но Анджей сразу же ответил:

- У меня немного кружится голова, пан доктор. А так я чувствую себя вполне сносно. Мне кажется, что я могу спокойно встать на ноги.

Но врач сказал:

- Ни в коем случае! Вам нельзя сейчас делать резких движений. И вообще вам следовало бы побыть еще сутки в полной изоляции во избежание всяких эксцессов. Но, не всё здесь зависит только от меня. Так что, не смотря на то, что ваше положение еще не слишком устойчивое после травмы, и лучше было бы вас пока держать в полной изоляции от мира, с вами, господин начальник столичного гарнизона, очень хотят пообщаться люди из одного важного ведомства. Это очень важно, уверяют они. И я не могу не прислушаться к их просьбе. Тем более что они уже достаточно давно ждут вашего пробуждения. Так что сейчас вам придется побеседовать с этими представителями высоких властей. Так обстоят дела. Здесь я ничего поделать не могу. Еще раз об этом вам сообщаю. Вы уж не обижайтесь на меня.

Анджей понимающе развел руки.

- Никаких обид, дорогой доктор. Раз нужно, значит нужно. У меня нет никаких возражений. Как кстати вас мне называть, доктор?

- Меня зовут Николас. Пан Николас – ответил врач.

- Что же, пан Николас, тогда зовите этих самых важных господ. Я пообщаюсь с ними, раз так это нужно, и по возможности, постараюсь удовлетворить их любопытство. Чувствую я себя совсем неплохо, так что никаких проблем тут нет. Могу спокойно с ними переговорить. И это не бравада. Я вполне здоров.

И доктор удовлетворённо кивнул головой и вышел из палаты с довольной улыбкой на лице.

Через пару минут в помещение палаты вошли два человека. Один из них, мужчина примерно пятидесяти лет от роду, имел интеллигентную наружность, и был одет в безупречно черный костюм, представился, как пан Вацлав Хан. Второй мужчина был моложе, и был похож на первый взгляд на бывшего боксера средневеса. Коротко стриженые волосы, серый костюм, атлетическое сложение. Представился он, как пан Адам.

Пан Вацлав спросил у Анджея:

- Вы можете говорить? Врач сказал мне, что вы вполне способны сейчас с нами пообщаться. Ответьте мне, поняли ли вы меня.

Анджей ответил сразу же и присел на кровати:

- Да. Я понял вас и хочу вам сообщить о том, что полностью готов дать вам разъяснения свои по любым интересующим вас вопросам, милостивые господа. Итак, спрашивайте. Что вы хотели бы у меня узнать?

Пан Вацлав одобрительно кивнул головой и продолжил свой опрос:

- Хочу сразу вас поставить в известность, чтобы у нас с вами не было недопонимания, я являюсь полковником государственной безопасности Полабии. Мой коллега является капитаном госбезопасности. Вот наши документы.

Анджей посмотрел на протянутые паном Вацлавом документы и тоже в знак одобрения кивнул головой и сказал:

- Что же, документы ваши похожи на настоящие, так что готов отвечать на все ваши вопросы без ограничения.

И тут же пан Вацлав сказал:

- У нас к вам есть несколько вопросов. В первую очередь во избежание определенной путаницы представьтесь, пожалуйста.

Пан Анджей вздохнул и с некоторым удивлением ответил:

- С этим вопросом, уж я точно справлюсь. Я Анджей Кнехт, командир столичного гарнизона. Я думаю, что меня не сложно было вам узнать. Мы с вами должны были неоднократно присутствовать в одних и тех же местах. Не пойму, честно говоря, к чему вы попросили меня представиться. Хотя, поступайте, как знаете, просто это всё немного странно. Вам так не кажется пан Вацлав?

- Если мне что-то кажется, я обычно крещусь – ответил Вацлав Хан ледяным голосом.

Анджей Кнехт внимательно посмотрел в лицо сотруднику госбезопасности и спросил:

- Неужели я каким-то образом похож на приведение?

Сотрудник госбезопасности быстро ответил:

- Я пока не стану комментировать эти ваши слова. Пойдем дальше. Вы утверждаете, что вы являетесь Анджеем Кнехтом, начальником столичного гарнизона. Хорошо. Так и запишем. Расскажите теперь нам о том, что происходило вчера с вами, с человеком, который считает что он господин командир гарнизона в течение дня. Постарайтесь во время рассказа ничего не упустить. Для нас важны любые детали. Итак. Приступайте к рассказу.

Анджей начал говорить. Он рассказал о том, что проснулся вчера раньше обычного из-за дурного сна. И поэтому прибыл в аэропорт раньше срока. А потом Анджей рассказал о том, как он, выполняя поручение министра обороны, опоздал на президентский самолет. Рассказ завершился на том месте, где он потерял сознание после аварии такси, в котором он добирался до места службы.

Пан Вацлав улыбнулся и сказал:

- Всё это очень интересно. Придумано всё великолепно. Да и актер вы просто замечательный. И ведь, что интересно, у русских хорошего кино сейчас нет. И знаете почему? Старые великие актеры все ушли, а новых, хороших мастеров им на смену нет. Короче совсем плохи дела у русского кино, а тут такой гений перевоплощения ерундой всякой занимается. Вам бы в кино играть. Эх, не там вы свой талант используете, дорогой вы наш русский друг. Вам бы мы хором всей страной кричали – верю, выступай вы на сцене или снимаясь в кино. Хотя может быть, я ошибаюсь? И вы к нам прибыли из Голливуда! Не выдержали конкуренции с Бредом Питом? И решили податься в шпионы.

Анджей усмехнулся и ответил:

- Я ничего из ваших слов не понял. Уверяю вас, всё, что я вам рассказал, является правдой. Я именно тот человек, кем представляюсь.

- Всё что вы мне сейчас рассказали, всё это неправда. Не упорствуйте во лжи. Вы сейчас мне солгали. А я хочу от вас услышать правду. И только правду. И я её всё равно, в конце концов, услышу. Будьте в этом уверены, мой друг. У меня все начинают постепенно говорить правду, у меня к розыску правды есть особый талант – сказал пан Вацлав.

- Хорошо. Скажите тогда, что в моих словах, по вашему мнению, является ложью. И тогда я вам попробую доказать, что вы ошибаетесь – предложил пан Анджей.

- Я, конечно, могу начать с вами играть в различные игры. Пытаться подловить вас на неточностях в ваших показаниях. Но в данном случае не имею никакого желания этим заниматься. Вы спросите, почему так? А я вам отвечу, что есть у меня на то серьезные основания. Начнем с самого простого основания. Начнем с того, что вы точно не тот человек за кого вы хотите себя выдать.


Вы не Анджей Кнехт. И не пытайтесь мне возражать. Я не знаю, как вас зовут на самом деле. Всё это мы попытаемся вместе с вами установить. И надеюсь, установим и совсем скоро. Глупо претворяться и делать удивленные глаза. Потом. Следующая ложь. В район аэропорта не было зафиксировано ни одной аварии. Значит. Вы не попадали в автомобильную катастрофу. Врачи вам не сказали еще, но совершенно точно установлено, что причиной потери вами сознания был удар по голове чем-то весьма тяжелым. Это совершенно не похоже на травму, полученную в автомобиле в результате аварии. Если бы вы реально так ударились бы головой в момент аварии, как вы нам тут рассказываете, то даже ваша природная крепкая головная кость и плюс редкое везение, не спасли бы вас. При таком ударе вас бы уже на свете не было.

На самом деле Вас аккуратно ударили по голове, а потом бросили в лесу совершенно голым. Вы могли умереть от переохлаждения в течение короткого периода времени. Но кто-то оперативно предупредил полицию. И всё это сделали вероятней всего ваши подельники по шпионской деятельности. Но могло и не срастись. На ваше счастье в этой местности находился на оперативном дежурстве наряд полиции и вас успели привезти в больницу. Вы могли умереть, и только помощь наших полицейских спасла вас. Так что всё совсем на самом деле обстоит не так, как вы пытались мне показать.

Анджей сказал абсолютно спокойно:


- Вполне возможно, что меня действительно ударили по голове неизвестные злоумышленники в тот момент, когда я ехал в такси. Вполне возможно они совершили нападение на меня с целью грабежа. При мне была большая сумма денег. Вы говорите, с меня сняли всю одежду. Это вроде подтверждает версию грабежа. Да. Потом видимо у бандитов проснулась совесть, и они позвонили в полицию и предупредили о том, что я оставлен голым и беспомощным на дороге. Это всё неприятные вещи. Всё что произошло со мной это сплошной кошмар и ужас. Но случившееся со мною не говорит о том, что я шпион или что я не тот человек за кого себя выдаю.

Сотрудник госбезопасности зло улыбнулся и сказал:

- Ваша наглость переходит все границы. Но хватит этих игр. Карты на стол. Вы господин шпион, обвиняетесь в том, что вчера воспользовавшись своим сходством с господином Анджеем Кнехтом, проникли на особо охраняемую территорию столичного гарнизона. Там вы вскрыли сейф с совершенно секретными документами и похитили оттуда важнейшую документацию. Но этого вам оказалось мало. Вы проникли в министерство обороны и оттуда тоже выкрали ряд важнейших документов. И в министерстве обороны и в столичном гарнизоне кражи были обнаружены, и на вас началась настоящая охота. Все наличные силы были нами задействованы. Но найти вас не удавалось в течение всего дня.

Мы уже не чаяли вас найти, решили, что вам удалось прорваться сквозь строй охраны. Но тут к нам пришла информация о том, что вас нашли недалеко от дороги, ведущей в аэропорт. Похоже, что осознав тот простой факт, что вас обязательно задержат при попытке покинуть город, ваши товарищи приняли решение ликвидировать вас. Но по счастливому стечению обстоятельств, вы все же остались живы. Так что чистосердечное признание поможет вам выйти из данной ситуации с наименьшими проблемами. Нет смысла вам в таком положении запираться. Вас уже списали ваши хозяева, как использованный материал. Так что у вас появился шанс посчитаться с ними с нашей помощью. Рассказывайте всё. У вас нет иного выхода.


Анджей в полном недоумении смотрел на двух представителей спецслужб. Они явно несли какой-то сумасшедший бред. Анджей невольно подумал. Может быть, всё это продолжение кошмарного сна? И стоит попробовать проснуться? Или выспаться уже до конца и дождаться чем этот странный кошмар завершится? Главное никого не пугать и попытаться вести себя спокойно и разумно. Там будет видно. И Анджей начал говорить:

- Да, всё это, что вы мне рассказали, выглядит для меня весьма удивительно. Мало того. Я просто потрясен всем мною услышанным. Поймите меня. Во-первых, я совершенно точно именно тот человек, кем представляюсь. Я бригадный генерал Анджей Кнехт. Тут не может быть никаких сомнений. Во-вторых, всё что со мною произошло до того момента, когда я потерял память, описано мною верно. Но. Похоже, вы мне полностью не доверяете. Попробуем с этим делом разобраться. Давайте задавайте любые вопросы, которые может знать только настоящий бригадный генерал, и я постараюсь на них ответить. Я вам легко докажу, что я и есть – пан Анджей Кнехт. На свете бывает множество самых странных ситуаций, так что может быть и здесь речь идет о какой-то ошибке.

Старший офицер госбезопасности ответил:

- Хорошо. Давайте попробуем представить, что произошла какая-то невероятная ситуация, и вы являетесь подлинным начальником столичного гарнизона. Попробуем в этой ситуации вместе разобраться. Каких только чудес на свете не бывает. Что еще вы хотели бы сказать?



Анджей потер рукой лоб и дополнил:

- Первое. Не трудно будет проверить шофера из аэропорта. Он должен будет подтвердить то, что я вышел из самолета и отправился по поручению министра обороны в зал ожидания и из-за этого опоздал к вылету президентского лайнера. Потом он же сможет подтвердить то, что я садился в такси рано утром вчера. На стоянке такси машин было не много, но таксисты наверняка смогут подтвердить то, что я садился в одно из такси вчера утром. Хотя. Что это даст? Это даст подтверждение того факта, что я отбыл из аэропорта. Но я так понимаю, что этот факт вы и не отрицаете. Или я не прав?


Пан Вацлав сказал:

- Тут вы не правы. Хотя, слушая вас, я невольно стал задумываться. Что-то в этой истории действительно странно. А странно здесь то, что вас нам подбросили ваши хозяева. Это показалось мне странным с самого начала, как только вас нашли. Если предположить, что бригадного генерала выкрали, а вместо него начал орудовать его двойник, то тогда многое бы стало понятным. Если бы вы оказались настоящим Кнехтом, тогда всё было бы понятно и логичным. А так всё совершенно не ясно.

Анджей сказал:

- Я и есть настоящий Кнехт. Тут же всё ясно. Меня ударили по голове, а некто похожий на меня воспользовался похищенными у меня вещами, ведь я был найден голым. Потом, когда во время прочесывания возникла опасность захвата шпиона с похищенными документами в плен, было решено подбросить меня в бессознательном состоянии. Во время заминки с моим нахождением подлинный шпион сумел скрыться. Ведь всё сходится. Всё совершенно точно так и было в реальности. Согласитесь же со мною.

Пан Вацлав покачал головой и сказал:

- Вы прекрасно изложили вашу версию. Она любопытна и могла быть рабочей. Но она будет нами рассматриваться вообще. И не потому, что она мне не нравится. А потому, что мы больше не будем ходить вокруг, да около, а начнем с главного. Хочу вам сообщить следующее. Вы не можете быть бригадным генералом Кнехтом по той простой причине, что настоящий генерал Кнехт сейчас находится в Австралии. В составе государственной делегации нашей страны начальник столичного гарнизона сейчас готовится сесть в самолет, который совершит рейс в Варгу. Мы через наши источники вчера, сразу же после получения известий об ужасном преступлении совершенном человеком, как две капли воды походившем на начальника гарнизона, сразу же попытались связаться с делегацией, направляющейся в Австралию.

Здесь пан Вацлав сделал паузу и продолжил говорить с некоторым внутренним сомнением в голосе:

- Надо сказать, что ваши хозяева хорошо продумали свою операцию. Мы очень долго не могли получить с борта самолета никаких известий. На это был весь расчет. Дорога до места назначения долгая. Самолет вне связи многие часы. Можно работать без оглядки на тех людей, кто находится в самолете. Наконец, самолет сел и только тогда мы узнали о том, что бригадный генерал Кнехт находится сейчас в Австралии. Об этом нам поведал лично министр обороны страны. А позднее были получены видеоматериалы, которые подтвердили слова министра. Так что вы точно не Анджей Кнехт. Что вы на это скажете?


Анджей ничего не успел ответить, поскольку в этот момент дверь в палату открылась, и раздался возглас:

— Пан бригадный генерал. Рад вас видеть в добром здравии – перед Анджеем возник престарелый доктор, его личный врач из гарнизонной больницы пан Казимир. Доктор широко улыбался.

Анджей вяло пожал протянутую руку и спросил:

— Ну-с. О чем вы хотели бы со мной поговорить?

Врач ответил вежливо с неизменной улыбкой на лице, посмотрел на сотрудников госбезопасности и сказал:

— Дорогой Анджей. Вас что-то беспокоит? Я здесь именно для того, чтобы все выслушать. И для того чтобы вас осмотреть. Меня об этом попросили люди из госбезопасности. Я думаю, что у вас всё будет хорошо, и вы скоро вернетесь на службу и к себе домой к семье. Вы знаете, как я вас ценю и уважаю.

Кнехт покривился и сказал:

— У меня больше нет дома. Я больше не являюсь бригадным генералом. Да и вообще. Я теперь неизвестно кто. Если, конечно эти два джентльмена мне не врут.


— То есть? Вы теперь не вы? Как это может быть? – спрашивает врач в полном недоумении.

— Вот именно. Как это может быть? Вы можете мне чем-нибудь помочь? Засвидетельствуйте этим людям, что я это и есть я. Вы это можете сделать? — спрашивает Анджей, внезапно разозлившись.

— Я вас осмотрю. А там будет видно, что я могу сделать – сказал пан Казимир.

- Как вам будет угодно – ответил Кнехт.



Доктор уже не улыбается. Встает, подходит к кровати и садится рядом с Кнехтом. В руках у него больничная карточка. Осмотр продлился недолго. После осмотра доктор сообщил сотрудникам госбезопасности свой вердикт:

- Все данные этого человека на сто процентов соответствуют данным бригадного генерала Анджея Кнехта. С точностью до 99 процентов я бы подтвердил личность Кнехта.

Два сотрудника госбезопасности переглянулись между собой. И старший сказал:

- Адам. Сейчас же отправляйтесь в управление. Организуйте проверку аэропорта, всех данных, о которых нам сейчас сообщил пан, подозреваемый в шпионаже. Все детали рассказа данного господина должны быть перепроверены на месте. Поезжайте в аэропорт лично. И главное. Соблюдайте режим полной секретности вокруг данного расследования. Если рассказ пана верен, то в любом случае на видео служб охраны он должен был, всё равно где-то появится. Опроси всех таксистов. Кто-то должен был что-то заметить.


Адам тут же вышел из палаты. Вацлав спросил у доктора:

- А возможно ли подделать все ваши данные? Как вы думаете?

Доктор сразу ответил:

- Трудно сказать, медицина сейчас может многое. Но всё равно вряд ли. Это очень сложно. Нужен клон. То есть, я вам повторяю, на 99 процентов перед нами истинный Анджей Кнехт. А один процент я оставляю для чудес современной медицины и прочие удивительные совпадения.

Сотрудник госбезопасности сказал:

- Значит вероятность того, что перед нами всё же другой человек присутствует?

- Да – ответил доктор.— Такое бывает, господин Вацлав.

— Что — «бывает»? – спросил сотрудник госбезопасности.

Доктор ответил:

— Да, бывают в жизни удивительные совпадения. Вполне возможно где-то существовал биологический двойник господина Кнехта и вот злые силы решили его использовать против нас. Это на грани фантастики, но это вполне возможно. Плюс возможности современной медицины. Но это всё равно скорее фантастика. Но мы сейчас возьмем у пана анализы, и в лабораторных условиях уточним наши данные.

— А я не понял вас. Не вы ли только что убеждали нас в том, что ничего подобного быть не может? При чем здесь биологический двойник? – зло сказал Вацлав.

— Я прямо ответил вам на ваш вопрос. Я на 99 процентов уверен в том, что перед нами господин Кнехт. И один процент оставляю на всякие невероятные совпадения и искусство неизвестных нам кудесников от медицины. Я рассказываю все это, чтобы дать вам представление обо всех возможных вариантах. В том числе и о почти фантастических вариантах – ответил невозмутимый доктор.


Звонит телефон. Вацлав отвечает, слушает, хмурится.

— Сейчас приду.

Он выключает телефон, с озабоченным видом говорит:

- Я должен вас покинуть, меня срочно вызывают. Кстати. Пан начальник гарнизона Анджей Кнехт по приказу министра обороны задерживается примерно на сутки в Австралии. Он посетит с визитом местный столичный гарнизон. И назад вернется уже отдельно от правительственной делегации.


— А с мною-то что будет? – спросил Анджей.

- Вы пока лежите, отдыхайте. А мы с доктором вас покидаем – сказал Вацлав.

И он уходит, а вместе с ним уходит и доктор Казимир.

Анджей остался один и стал размышлять над сложившейся ситуацией. Постепенно его сморило, под воздействием снотворного и он уснул.



Глава 7




Генерал Миллер рано утром попросил прибыть к нему в кабинет майора Брауна. Браун не заставил себя долго ждать и уже через полчаса приехал на встречу. Генерал поздоровался со своим ранним гостем и сразу же без раскачки приступил к изложению сути дела:

- Моё руководство считает, что в сложившейся ситуации нашу совместную операцию необходимо срочно свернуть. Всех оперативников, участников операции, с полученными в ходе разведывательных действий документами немедленно переправить на территорию США. Так, что доклад мне ваш с анализом ситуации больше не нужен. Со всеми проблемами, возникшими в ходе проведения операции, будем разбираться уже на родине в рабочем порядке, каждый в своем ведомстве. Сейчас самое главное унести отсюда ноги пока не поздно. В первую очередь это касается нашего двойника пана командующего столичным гарнизоном. Прошу срочно довести это наше мнение до вашего руководства. Надеюсь, оно в данном случае, как всегда пойдет нам навстречу. И поможет провести срочную эвакуацию группы разведчиков.


Майор Браун внимательно выслушал генерала и сказал:

- Вас понял. Ваше предложение весьма разумно в сложившихся обстоятельствах. Я сейчас же доложу своему руководству о мнении вашей стороны. И я думаю, что в самое ближайшее время я смогу вас оповестить о том, какое решение по данному вопросу было принято моим начальством. Разрешите покинуть вас.

- До свидания господин майор. Я буду ждать от вас известий. Надеюсь, что ответ Центра придет быстро – сказал Миллер и проводил своего гостя до дверей кабинета.

Затем Миллер по телефону специальной связи связался со своим давним знакомым, долгие годы посвятившим службе в разведке. Он не раз уже помогал Миллеру решать сложные проблемы. Генерал попросил своего друга посодействовать в том, чтобы решение по свертыванию их операции было принято руководством разведки в кратчайшие сроки. Друг пообещал сделать всё возможное и сразу же оповестить о результатах своей деятельности.


Немного успокоившись, Миллер решил приступить к работе по исполнению запасного варианта. Он, обдумав ситуацию, быстро оделся. Потом позвонил своему шоферу и предупредил его, что они сейчас поедут в Варгу. И отдав указания своему секретарю вскоре вышел из кабинета во двор. Через пару минут к генералу подъехала машина, и тот сел в неё и сразу же отравился в путь.

Примерно через час машина генерала остановилась возле здания большого торгового центра. Миллер вышел из машины и сказал водителю, что он пока свободен, генерал позвонит ему, когда нужно будет ехать обратно. Дождавшись, когда автомобиль исчезнет из виду, Миллер направился к входу в торговый центр. Он вошел в приветливо открывшиеся автоматические двери и прошел по залу к эскалатору, и на нем поднялся сначала на второй этаж, а потом на третий этаж. Здесь по левую руку от эскалатора располагалось достаточно дорогое итальянское кафе. Гостей в этот час в нем почти не было. Миллер прошел по залу и занял место в небольшой кабинке. Через пару минут к нему подошла средних лет женщина, хорошо одетая, вместе с молоденькой официанткой.

Женщина спросила у пана Миллера:

- Дорогой пан, вы плохо выглядите, можем ли мы вам чем-нибудь помочь?

– Вы правы. Ужасно себя чувствую. Уверен, что вы как-то сможете мне помочь – ответил пан Миллер.

– Виски или шампанское возможно помогут вам взбодриться? – спросила женщина.

– Виски и хорошая добрая закуска, вот что мне сейчас не помешает. Это правильно – сказал Миллер.

Женщина прищурилась:

– Значит, у вас ко мне есть серьезный разговор. Хорошо. Катаржина принеси нам бутылочку виски, две мясные тарелки и минеральной воды, а так же нарезку сыра.

– Ты очень проницательна. Не могу даже сказать, чтобы это меня особенно удивило – сказал генерал.

– Что у тебя случилось? Просто так ты бы ко мне сюда не заглянул – спросила женщина.- Рассказывай, я вся горю от нетерпения узнать, с чем ты ко мне пожаловал, мой старый друг.

Миллер нахмурился и сказал:

– Случилось много всякого. Так что я даже не знаю с чего начать. Вопросов великое множество.

– Кен, ты знаешь меня хорошо. Я человек простой. Не надо передо мною спектакли разыгрывать. Рассказывай прямо мне, что у вас там произошло с этим самым командующим столичным гарнизоном паном Анджеем Кнехтом, и чем я в этом деле тебе могу помочь? – сказала с безразличным выражением на лице женщина.

– С паном Анджеем Кнехтом? С этим, если мне не изменяет память начальником столичного гарнизона. С чего ты, Барбара, это взяла? - уставился на нее Миллер.– Я тебя спрашиваю. Откуда, черт побери, ты взяла, что я к тебе пришел просить помощи в деле связанном с этим блестящим офицером?

– Ах, как ты возбудился. Давно я не видела тебя в такой панике. Не бойся, я тебя не выдам. Мне это не нужно. Ты же прекрасно осведомлен о том, какими возможностями мы обладаем по получению информации,– сказала она.– Я, понимаю, что ты сейчас немного обескуражен, но уверяю тебя, мы с тобой остаемся друзьями. А что касается этого самого Кнехта. Поразмысли немного сам, и ты убедишься, что всё это вполне легко можно было бы просчитать.

Миллер немного помолчал, не в силах шевельнуть языком. Потом сказал коротко:

– Может быть, ты и права в чем-то. Проблем у меня сейчас просто невероятное количество возникло.

– Значит, вся эта жуткая история с двойником не привела вас к нужному результату и нужно будет что-то еще для вас из недр сейфов министерства обороны добыть? – спросила с томной улыбкой Барбара. – Ты же знаешь, мы на многое способны. Если тебе нужны документы, мы их добудем. За хорошее вознаграждение, конечно.

– Вовсе нет. С документами всё нормально. Просто нам нужна будет ваша помощь в другом деле – сказал Миллер. – Но оно связано с Кнехтом

– Раз так, тогда всё равно получается, что твоя работа с официальными службами провалилась! Всё что ты сделал по данному направлению теперь ничего не стоит. Все это собаке под хвост?


Миллер медленно кивнул и почувствовал, что от усталости голова начинает клониться вперед.

– Ты умеешь, Барбара, как нельзя точно охарактеризовать положение вещей – сказал он.

– Кен, я считала тебя достаточно умным, чтобы не попасть в такой оборот. Ты стал плохо ловить мышей. Старый кот, что перестает ловить мышей идет обычно на шапку или рукавицы у хозяйственного крестьянина. Что пришла пора о шкурке своей побеспокоиться? – спросила, дерзко улыбаясь, Барбара.

Миллер поднял голову и взглянул на нее.

– Барбара. Послушай.– Его рука сделала какой-то бесцельный жест и снова упала на колени.– То, что произошло сейчас, было результатом невероятного стечения обстоятельств. Это просто чудо.


– Понимаю.– Она взяла у него из рук пустой стакан и поставила на стол.– Ты подразумеваешь странное раздвоение командующих столичным гарнизоном? Сколько их уже? Три или больше? Наверно, даже этого ты сейчас точно не знаешь.

Он молча кивнул.

Миллер заметил, что Барбара изучающе разглядывает его. Он постарался выпрямиться, как будто это сколько-нибудь могло помочь ему выдержать осмотр. И все же у него не хватило энергии на такое усилие.

- Красавец, нечего сказать, похоже, ты совсем в последнее время сдал – подвела она итог осмотра.

Миллер попытался пожать плечами. Неодолимая апатия сковала его движения.

– Поклониться и уйти? – предположил он.– Раз стал стар и нехорош, так и не нужен теперь никому?

Лицо Барбары было абсолютно спокойно.

– Что бы ты сделал, если бы оказался на моем месте? – спросила она.

Брови Миллера изогнулись, потом устало опустились.

– Не стал бы издеваться над старым другом.

– Ради бога, извини меня. Надеюсь, ты меня простишь за мою излишнюю прямолинейность? Меня одно извиняет. Я всегда была такой. И ты это должен был помнить. Так что перестань дуться, и давай начинай рассказывать о том, что ты хочешь, чтобы мы сделали для твоих хозяев и сколько нам за это перепадет долларов – сказала пани Барбара.

Миллер издал губами какой-то тихий звук, а потом сказал:

– Ты была права. Мы работаем по пану начальнику столичного гарнизона. И нам нужно, чтобы этот пан оказался в наших руках. Мы готовы заплатить вам за его доставку живым и здоровым в условленное нами место на территории за пределами этой страны значительную сумму денег в долларах США. Насколько значительную сумму, это вопрос переговоров. Вы подумайте, а я со своей стороны предлагаю вам двести тысяч долларов. Деньги неплохие. На дороге не валяются. Овес то нынче дорог.

– Я просмотрела материалы по данному человеку. Обычный офицер, весьма толковый, сделал блестящую карьеру. Но ничего особого и необычного о нем нам неизвестно. Тогда почему вы хотите его задержать и вывезти к себе в США? Что в нем такого необычного? Это первое. Второе. Двести тысяч – это совсем не серьезный разговор. Я не возьмусь за это дело меньше чем за три миллиона долларов. Если таких денег у вас нет, то тогда не о чем вообще разговаривать.

Миллер сделал медленный вдох и сказал.

- На первый вопрос отвечу просто. Точно я не знаю. Врать тебе не буду. Знаю одно. Это личные проблемы одного нашего олигарха. И он готов платить за это дело. И возможности у него есть. Собственно и всё. Три миллиона долларов для него вполне подъемная сумма.

– Тогда что же мы будем делать сейчас? – спросила Барбара.

– Мы? – удивился Миллер.

– А ты думал, что твоя работа на этом нашем разговоре завершилась? – спросила женщина.

Миллер закрыл глаза и сказал:

– Я смертельно устал от всех этих невероятных событий. Я поэтому пока не думал, чем мог быть сейчас полезным в этом деле. Я думал, что все, что нужно вы сами сделаете.

– Но это же совершенно ясно – сказала пани Барбара.- Без твоей помощи мы не обойдемся в данной ситуации.

Ее резкий тон заставил его открыть глаза.

– Да? И что же я должен делать? – спросил Миллер.

– Мне интересно. Возможно ли, не слишком ли поздно начать новую игру. Свою игру со своими картами? – спросила женщина.

– Как? – переспросил её Миллер.

Барбара посмотрела на Кена, покачала головой, и начала говорить:

– Ну, я не знаю. Просто смотри сам. Я могу тут лишь советовать тебе. Ты всю свою жизнь находился на службе у чужих интересов. На этом поприще ты достиг больших успехов. Тебя и твои заслуги неплохо оценили. Ты и сейчас, практически на закате своей карьеры, имеешь всё еще хорошую работу и приличный ежемесячный доход. Тебя не бросили догнивать, как многих иных прекрасных ребят. Но надолго ли это всё? Тем более на такой опасной работе? Похоже, что данная работа твоя лебединая песня на этом месте, а будет ли потом такая же работа у тебя? Скорее всего, нет. Извини, я не придумываю нечего. Что тебя ждет впереди? Ты об этом подумал, мой дорогой друг? Мне кажется, что впереди у тебя, даже если эта операция успешно завершиться, полная пустота и небытие. Ты не обижайся, я тебе это говорю, как другу.

Миллер зло посмотрел на женщину и спросил:

- А что же ты сама? Ты ведь до сих пор на посту. И нечего с тобой не случилось пока.

Барбара ответила тут же:

- Когда мы с тобой познакомились, ты был намного моложе, и работал под прикрытием в посольстве США, а я была совсем юной сотрудницей госбезопасности Полабии. Мы с тобой вместе поработали и полюбили друг друга. Но жениться нам было в ту пору нельзя. Это было бы равносильно полному жизненному провалу. Потом ты уехал в США. Затем и я покинула здание госбезопасности. Потому что была внедрена на работу в криминальные круги Варги и так там хорошо прижилась, что впоследствии я не только порвала со своими бывшим руководством, но даже привлекла некоторых из них на работу в интересах нашего братства. Я сегодня богата и независима. У меня всё есть. Ну, почти всё. Не хватает для счастья совсем немного. Но об этом не сейчас. Так что я давно в этой жизни играю своими картами и по своим правилам.

– Ты переборщила с этой метафорой,– сказал Миллер.– Это ведь все-таки не карточная игра. Правда?

– Но она на нее похожа. И когда твой противник подтасовывает карты, ты требуешь новой игры с новой колодой. А твои хозяева всегда играют с тобой краплёными картами. Так что у тебя есть полное право пересдать карты заново – сказала Барбара.

– Но я не могу ни от кого ничего требовать в моем положении. У меня нет на это никаких полномочий – сказал Миллер и вдруг замолк.

– Ты что? Тебе нехорошо? – спросила Барбара.


– Послушай, ты сказала то, о чем я сейчас думаю постоянно – начал Миллер говорить.- Я, всегда играл по их правилам, и никогда не превышал свои полномочия. Но всему приходит конец. Я в любом случае скоро буду вынужден выйти из игры. Это ужасно. Что делать дальше я вообще себе не представляю.

– Да? Я тоже так думаю, что ты пока не осмыслил до конца свою собственную ситуацию. Но нужно это сделать, как можно скорее. Пока сообщи своему начальству, что наши переговоры прошли успешно, но окончательное решение и нами будет принято после первичной проработки ситуации. В самое ближайшее время мы поставим вас в известность о том, какое нами решение будет принято и будет вам сообщена сумма оплаты за услуги – сказала Барбара.

– Дело в том…– Миллер попытался что-то сказать, но замолчал.

– В чем? – спросила Барбара.

– Это напомнило мне о моем друге – сказал Миллер.

– Кен, о чем, черт побери, ты говоришь? – сказала женщина.

– О Питере Черни, который работал вместе с нами еще в Полабии в управлении госбезопасности нашего посольства. Встретил его недавно в Нью-Йорке. Он торговал рыбой на базаре. Я бы его совсем не признал бы. Но он признал меня и подошел ко мне сам. Лихой он был в своё время оперативник. А теперь он стоит на рынке и продает сазанов и щук. Весь оброс бородой, ходит в старом ватнике. Ужас, до чего его довела эта жизнь. Хорошо, что мы хоть туда не упали, как он – сказал Миллер.

- Да я помню этого человека. Он был большим весельчаком и затейником. Все мы его тогда любили. Рада, что он вообще остался жив. Ведь многим, так как ему не повезло. Ты об этом знаешь лучше, чем кто-либо другой. Но сейчас не об этом идет речь. Речь идет о деле командующего столичным гарнизоном Варги. И согласись дело это совсем не простое. Явно, что в нем есть какая-то особая тайна. Не зря же твой олигарх готов платить огромные деньги за то, чтобы к нему доставили пана Кнехта.


Тут что-то странное и непонятное присутствует. И самое интересное, как только вы попытались его захватить, этот самый Кнехт загадочным образом раздвоился. Всё это более чем необычно. Явно тут скрыто нечто такое, что пахнет просто гигантскими деньгами. Ваши олигархи всё давно продали свои души за деньги Сатане и ничто иное их не интересует. Им нужны деньги для того чтобы делать деньги. Всё остальное им неинтересно. Всякий государственный интерес в этом деле я отметаю. Государственный интерес и ваши нувориши, пусть даже в пагонах две вещи несовместные друг с другом. Так что Кнехт каким-то образом связан с возможностью заработать огромные деньги и власть. Что тоже собственно деньги. Вот что я обо всем этом думаю – сказала женщина.

- Наверное, здесь ты полностью права. Хозяин мой в преследовании государственных интересов никогда мною замечен не был. Всё что он делает, он делает только для себя и в своих личных интересах. И никак иначе. Так что и этот человек ему нужен в каких-то чисто корыстных целях. Знать бы в каких именно целях – сказал Миллер.

Барбара поднялась и сказала:

– Давай прощаться, дорогой. Думаю, нам лучше сейчас расстаться. У меня и у тебя огромное количество дел. Не будем попросту сидеть тут, и терять своё время.

Миллер ответил:

– Нет еще. Посидим еще минутку.


Повернувшись, она посмотрела на него:

– Что с тобой случилось?

– Ничего. Просто я потихоньку стал просыпаться. Спасибо тебе – ответил Миллер.

– Кен! Ты меня пугаешь! – с иронией сказала Барбара.

– Да-да. Я проснулся для жизни новой – сказал Кен.– Ты увидишь такую игру, что ничего подобного ты никогда не видела. Хорошо. Абсолютно новая колода карт. Совершенно другая игра.

– Как называется эта игра? – спросила озадаченная Барбара. - Что ты не в меру разошелся. Смотри, как бы тебя не понесло впереди паровоза чересчур быстро. Не спеши, а то успеешь. Или как там звучала поговорка? Поспешишь, людей насмешишь. По-моему она звучала именно так.

Он повертел пальцами у нее перед носом:

– Деньги на стол! Вот как будет называться моя новая игра. Я всех заставлю покрутиться. Вот они где будут у меня! Рано меня списывать со счетов. Я еще кое-что могу. В любом смысле этого слова.

Барбара улыбнулась и сказала:

- Давно тебя таким возбужденным не видела. Выглядишь так, что, кажется, что у тебя открылось второе дыхание. Это хорошо. Я со своей стороны займусь работой по пану, командующему столичным гарнизоном. Чувствую, что за этим делом кроется какая-то большая головоломка. Попробуем её разгадать.

Миллер ответил женщине:

- Мы с тобой эту головоломку сумеем решить. Всё будет хорошо.

С неожиданным приливом энергии он вскочил с места и энергично зашагал к эскалатору. По дороге он прозвонил водителю и попросил его подъехать к воротам торгового центра. Через пару минут Миллер стоял у своего служебного автомобиля и говорил про себя:

- А спешить я, конечно, не буду, я буду крайне осторожен. Но время пришло начать свою собственную игру. В этом моя Барбара полностью права.
***


Вернувшись от генерала Миллера, майор Браун сразу же направил шифровку в Центр. В ней он подробно доложил об обстоятельствах дела и сообщил о том, что его сегодня вызвал к себе представитель государственной корпорации генерал Миллер и сообщил, что его руководство считает необходимым в сложившейся крайне сложной ситуации провести скорейшее свертывание проводимой совместной операции. Так же майор Браун сообщил и своё собственное мнение. По его мнению, нужно было прислушаться к мнению генерала Миллера и его руководителей и следовало, как можно скорее завершить проведение операции и вывезти группу разведчиков на территорию США. В данной ситуации это было бы оптимальным решением.


Казалось бы ситуация была однозначной и ответ положительный на запрос должен был быть получен в самые кратчайшие сроки из центра. Но, несмотря на всё это, ждать ответа пришлось неожиданно долго. Майор Браун всё никак не мог понять, что же мешает оперативно принять решение по столь вроде бы очевидной ситуации. Вывести группу разведчиков требовалось, как можно скорее. Хотя не все цели операции были достигнуты, и командующий столичным гарнизоном не был захвачен и переправлен за пределы Полабии, но в любом случае оставаться в Варге было разведчикам сейчас невероятно опасно.



Тем более, что ситуация с группой разведчиков продолжала ухудшаться. За время ожидания ответа произошло невероятно глупое происшествие, которое испортило и без того безрадостное положение группы. Наш разведчик, двойник пана командующего столичным гарнизоном отправился в город на машине и зашел в магазин за покупками. На нем были большие черные очки, и вообще разведчик постарался по возможности замаскировать свою внешность. Но, не смотря на это, он был опознан, как Анджей Кнехт одним из полицейских. Оказалось, что у сотрудника внутренних дел Полабии с собой была фотография разыскивавшегося беглеца, а о том, что он пойман информации у него не было. Вот полицейский и обратил внимание на нашего разведчика. Задержать он разведчика не смог, нашему человеку удалось легко скрыться от преследования, но сам факт обнаружения агента был крайне неприятным. Нужно было точно как можно скорее уносить разведчикам отсюда ноги. Но Москва почему-то до сих пор хранила полное молчание. Наконец, ответ был получен. Случилось это уже поздно вечером. Было приказано прислушаться к мнению представителей государственной корпорации и завершить операцию. Разведчикам приказано срочно отправиться к восточной границе Полабии и там переправить через окно на границе на территорию Украины. А там их встретит представитель Центра и обеспечит их доставку в США.



Глава 8


Проснулся Анджей утром следующего дня от того, что солнце сильно светило ему в глаза. Пан Кнехт медленно встал с кровати и попытался пройти по комнате. Был он полностью обнаженным. Неуверенно сделал пару шагов по палате. Чувствовал он себя еще не совсем хорошо, всё еще ощущались последствия травмы, по всё же самочувствие его было значительно более хорошим, чем накануне. В палату вошел лечащий врач и поинтересовался тем, как он себя чувствует.

- Я чувствую себя намного лучше, чем вчера. Мне сейчас вообще не хочется спать – ответил Кнехт.

- И это правильно – сказал врач. – Некогда вам спать, молодой человек. С вами вновь хочет встретиться человек из госбезопасности.


Через минуту в комнату вошел пан Вацлав. Он присел на стул рядом с кроватью, на которой лежал Анджей и спросил:

- Как ваше самочувствие? Выглядите вы сегодня намного лучше, чем вчера.

- Спасибо. Чувствую себя прекрасно. Но бог с ним, с моим самочувствием. Лучше расскажите мне о том, как обстоят мои дела сейчас? Что-нибудь удалось узнать за то время, что вас не было здесь? – спросил с надеждой Анджей Кнехт.

- Я могу вас порадовать. Всё идет просто отлично для вас. Что весьма удивительно – ответил Вацлав. – Водителя, из-за которого вы опоздали на самолет, и который потом отвез вас на стоянку такси, найти не удалось. Но это не главное. Когда начали разбираться, то выяснилось, что машин было в момент отправки президентского самолета на одну больше, чем следовало на закрытой территории взлетно-посадочной полосы аэропорта. Как так получилось, сейчас продолжают выяснять. Но уже сейчас ясно. Кто-то не просто ошибся и пустил лишнюю машину на закрытую территорию. Это была хорошо подготовленная и умело проведенная акция. Это явно была работа мощной разведывательной организации.

Кроме того. Вас, или же Анджея Кнехта, видели сотрудники аэропорта в тот момент, когда вы, или он, возвращались в зал ожидания. Это было совсем незадолго до взлета президентского самолета. Так что и эта ваша информация находит себе подтверждение.


Но и это не всё. Один из таксистов, работающих в аэропорту, рассказал нам о том, что видел рано утром странную картину. Из темноты выехала машина аэропортовская и проехала мимо стоянки такси. Таксист удивился и стал наблюдать за этой машиной. Он впервые видел, чтобы аэропортовские специальные автомобили свободно выезжали за пределы закрытой зоны. Машина, по словам таксиста, остановилась возле легкового автомобиля, и из неё вышел легко одетый военный человек. Это таксист смог разглядеть. Военный мужчина сел в легковой автомобиль и уехал на нем. А специальная аэропортовская машина вернулась на территорию аэропорта. Так что и эти показания подтверждают ваши слова.

Но и это тоже пока не всё. Есть и еще подтверждение ваших показаний. Недалеко от дороги, ведущей в аэропорт, был сегодня найден в лесополосе замаскированный автомобиль, который соответствует описанию данному таксистом из аэропорта. Машина эта действительно слегка помята именно со стороны пассажира, а не со стороны водителя. Похоже, что она попадала в небольшую аварию. И это тоже подтверждает ваш рассказ. Так что я не знаю, что и думать в этой ситуации.

Анджей посмотрел заинтересовано на сотрудника госбезопасности и спросил:

- Похоже, что это не всё. Вы хотели видимо еще, что-то мне рассказать.


Пан Вацлав ответил:

- Вы правы. Есть еще новости. Поступила информация о том, что уже после того, как вы оказались у нас в гостях, пана Анджея Кнехта, или точнее его двойника снова видели в городе. Он попытался проникнуть вроде как на один из секретных объектов министерства обороны. Но это пока предварительная информация. На этот раз безуспешно. Но совершенно точно был именно двойник пана Анджея.


Его опознал один полицейский и сразу же пытался задержать и организовал со своим помощником погоню за двойником командующего столичным гарнизоном. Но шпиону удалось снова уйти от погони и скрыться в городе. Полицейский был слишком самонадеян и попытался стать героем. Но то, что тот, кого он попытался задержать был двойником Кнехта, он установил точно, да и помощник его и ряд свидетелей это нам подтвердили. Так что мы можем говорить сейчас о том, что вы как минимум не один двойник бригадного генерала. Вас уже двое. А так вас уже трое, вместе с тем парнем, что находится сейчас в Австралии. Кто из вас настоящий, а кто шпион это теперь основной вопрос. Всё это невероятно, но факт.


Анджей спросил с невеселой улыбкой на лице:

- Но что-то вы не веселы, пан Вацлав. Тут у вас бригадные генералы множатся на глазах как кролики, появляясь один за другим словно из шляпы фокусника, есть все основания танцевать от радости, как в том старом русском фильме. «Джентльмены удачи». Больше сдадите бригадных генералов, больше премию получите. Так что все основания для радости у вас имеются. А вы как-то не слишком рады. Что случилось?


Пан Вацлав ответил:

- Я рад. Я танцую в душе от радости. Но тут происходит действительно нечто странное. Мы начали вести это дело. Добились значительного прогресса в нем. А теперь из Австралии позвонил президент и потребовал по просьбе министра обороны, чтобы операцию полностью засекретили и ход её пока приостановили и не принимали оперативных действий. А проведение её и вас тоже передали в руки специального отдела при министерстве обороны страны.

Это неслыханное дело. Какой там особый отдел при министерстве обороны? Никогда ни о чем таком не слышал. Передать вас в руки людей министра надо будет сразу по возвращению президентского самолета в Варгу или раньше. Решение будет принимать министр обороны страны. До этого времени приказано вас полностью изолировать от любых возможных контактов. Так что скоро нам придется с вами попрощаться, наш неизвестный друг, мы передаем и вас и ваше дело людям из министерства обороны. А сами умываем руки.


Анджей присвистнул:

- Да уж. Вот это новости. Тоже никогда не слышал о том, что есть какой-то особый отдел при министре обороны для проведения секретных операций внутри страны. Внешняя разведка формально подчиняется министру, но это совсем другое дело. Всё это действительно крайне странно. Шпион на свободе. Он попытался еще раз украсть документы, содержащие особо охраняемые государственные тайны. Часть тайных документов у него на руках. И тут прекратить операцию? Засекретить все данные и передать меня в неизвестную структуру? Что-то действительно ненормальное. Что-то мне это всё совсем не нравится. Это какой-то бред. Либо это измена. Но в любом случае всё это более чем странно и непонятно. Что думаете делать?


Вацлав ответил:

- В любом случае выполнять распоряжение надо. Это не обсуждается. Так что отдыхайте, и ожидайте того, что за вами приедет машина из министерства обороны. Может это всё и к лучшему? Может быть, ваш министр просто решил вас забрать от нас с целью защитить от проблем?


Анджей пожал плечами:

- Всё может быть. Но это всё равно очень странно. Когда должен возвратиться самолет президента?

- Я точно не знаю, но скоро он уже прилетит. Во всяком случае, он уже совершенно точно вылетел из Австралии. Так что совсем скоро он прибудет на родину. А это значит, что с минуты на минуту за вами приедет машина из министерства. Так что пока отдыхайте и ожидайте, как за вами приедет машина с вашими товарищами по министерству обороны – ответил пан Вацлав.


В этот момент в кармане костюма пана Вацлава зазвонил телефон. Он ответил на вызов. Переговорив по телефону, сотрудник госбезопасности сказал Анджею:

- Ну что же, самолет президента совершил посадку в аэропорту, скоро ждите гостей. А пока можете отдохнуть.

Тут раздался второй звонок, и пан Вацлав сообщил:

- Всё, за вами приехали. Отдых отменяется.


Через минуту, в палату к Анджею вошел одетый в гражданскую одежду заместитель министра обороны и, увидев его воскликнул:

- Брат мы тебя обыскались! Слава богу, ты жив. Быстро собирайся, и поедем в министерскую клинику на обследование. Одежду я тебе привез. Одевайся и поедем. Всё будет хорошо!

- Спасибо, брат - сказал Анджей и быстро оделся, потом подошел попрощаться с паном Вацлавом и, обняв его, тихо сказал прямо в ухо:

- Берегите свою жизнь. Вы в смертельной опасности.


Пан Вацлав так же обнял Кнехта и неуловимым движением вложил ему в карман небольшой пистолет. Анджей усмехнулся, перекрестился и потом вместе с прибывшим за ним человеком покинул больницу.


Во дворе стоял автомобиль. За рулем автомобиля находился молодой человек. Анджею жестом показал замминистра, чтобы он сел рядом с водителем, а сам сел сзади. Машина быстро выехала за пределы обустроенного поселка. Когда машина уже неслась по пустынному шоссе неожиданно для Анджея, сидевший сзади мужчина набросил на него кожаную удавку и начал душить с нечеловеческой силой. Но Анджей Кнехт был внутренне готов к такой ситуации.


Он быстро выхватил пистолет и выстрелил в замминистра, тот сразу ослабил хватку. Второй выстрел заставил врага прекратить всякие попытки убить Анджея. Всё происходило, как в замедленном кино, но на самом деле Кнехт действовал с предельной скоростью. Ударом пистолета водитель был оглушен. И машину ему удалось сразу же остановить. Анджей вышел из машины и сразу же открыл заднюю дверцу и осмотрел замминистра. Ранения несовместимые с жизнью. В это время на обочине дороги остановилась легковая машина, в которой за рулем находился пан Вацлав. Он спросил:

- Вам нужна помощь?

Анджей ответил:

- Да не так чтобы уж сильно. Но мне нужно срочно попасть в Варгу. Опасность угрожает моей семье. Я должен принять меры. Вам тоже нужно теперь поостеречься, так же как и пану Адаму. Да и доктор Казимир теперь тоже в опасности. Но вы не спрашиваете о том, что с нами произошло. Разве вам это не интересно? И что теперь делать с трупом и с оглушенным шофером?


Пан Вацлав сказал:

- Ну что же, садитесь в машину, я вас довезу до Варги по дороге всё и обсудим. А о том, что произошло, я вас не спрашиваю из скромности. Всё ведь и так ясно. Вас хотели убить, но вы оказались проворнее своих убийц. Вы молодец. И еще. С трупом и с пленным займется пан Адам, он едет сзади. Тут не о чем вам волноваться. Всё под контролем.

Анджей не стал отказываться и сел в машину рядом с паном Вацлавом.


Машина выбралась с пустынной дороги и достаточно быстро ехала теперь по забитой транспортом пригородной автостраде. Анджей и его попутчик молча сидели в салоне движущегося автомобиля. В машине работало радио и по нему все время передавали популярную музыку. И вот в какой-то момент музыка прервалась, и на радио пришло время новостей. Диктор начал читать текст последних известий:

- Сегодня в 11 часов дня сотрудник государственной безопасности Вацлав Хан на своем служебном автомобиле насмерть задавил двух детей, и скрылся с места преступления. Позже он из своего табельного оружия застрелил двух полицейских, которые пытались преследовать преступника на служебном автомобиле. Преступник вооружен и очень опасен. Если кто может дать любую информацию о месте нахождения опасного преступника, то ему будет гарантировано вознаграждение в 50 тысяч золотых монет и полная анонимность. Мы будем и дальше следить за тем, как будет развиваться ситуация с поимкой скрывшегося убийцы.


Выслушав радиосообщение, пан Вацлав встревоженно посмотрел на Анджея. Тот же был абсолютно спокоен и невозмутимо смотрел вперед, словно полностью пропустил мимо ушей удивительную новость. Вацлав несколько секунд ехал молча, а потом не выдержал и спросил:

- Вы слышали, последние новости?

- Слышал – коротко ответил Анджей.

- И они вас не удивили? – спросил пан Вацлав.

Анджей, внимательно следя за дорогой, отвечал:


- Ничуть. Ибо я уже ничему не удивляюсь. После того, как я опоздал на президентский самолет, мне кажется, в этом мире со мною может произойти вообще что угодно. Впечатление такое, что где-то рядом со мною открылся какой-то ранее наглухо закрытый портал во вселенной, через который в наш мир стали проникать зерна хаоса из иных миров. Сообщение, то, что мы услышали только что сейчас по радио это просто подтверждение данного тезиса. И ничего больше. Вы со мною познакомились, начали работать.


И вот не прошло и дня, как и с вами, стряслось нечто невероятное. И это не смотря на то, что вы, как очень опытный службист, должны были быть предельно осторожным, чего можно было вам ждать от общения с человеком, у которого внезапно расплодилось столько двойников? Ответ предельно ясен. Разных неприятностей. И вот они и не заставили себя долго ждать. Вас в этой ситуации можно только пожалеть. Так попасть ни за что под неизвестно чей паровоз. Это всё крайне неприятно.


- Я тронут вашим участием, пан…я не знаю, как вас называть. Может Анджей, может Иван, а может Ганс, или Джон. Короче, не знаю. Но в любом случае, спасибо за участие – сказал в ответ пан Вацлав.

- Зовите меня, Анджей – сказал Кнехт. – Потому что я и есть пан Анджей Кнехт.


- Хорошо. Буду называть вас Анджеем. Сейчас это не так важно для меня. Важно то, что, похоже, вы абсолютно правы. Вы, и только вы и есть причина всех проблем. И поэтому, только разрешив вашу проблему, я разрешу и свои проблемы. Иного варианта у меня больше нет. И вам сейчас другого напарника не найти. Так что будем держаться друг друга и дальше до самой нашей победы или поражения – промолвил пан Вацлав.

- Тогда, раз мы с вами стали друзьями по несчастью и оба теперь скрываемся от властей, то давайте сразу же поедем ко мне домой. Мне необходимо предупредить моих детей и жену об опасности и перевезти в безопасное место – сказал Анджей Кнехт.

- Это невозможно пока сделать. Поймите. Я знаю это совершенно точно. Ваша семья находится сейчас под усиленной охраной на одной из государственных дач вблизи города. Это было распоряжение заместителя руководителя госбезопасности страны. А в вашем доме была организована засада. Так что нам туда нельзя. А теперь. Боюсь, что теперь там, в засаде, уже армейские парни и у них приказ ликвидировать вас. Так что вам туда и подавно соваться не стоит – объяснил пан Вацлав.

- Хорошо. Вы где живете? - спросил Анджей.

- А почему вы меня об этом спрашиваете? – поинтересовался сотрудник госбезопасности.


- Сейчас мы поедем к вам в гости - спокойно сказал Анджей.

- А я вас к себе в гости не приглашал. Там тоже нам сейчас делать нечего – возмущенно сказал пан Вацлав.

- Придется пригласить, у нас нет сейчас другого выбора - очень жестко почти приказал Анджей.

- Черт, мы же там сразу же попадем в зону внимания спецслужб! Нас там мигом заметят. Это крайне неразумный поступок. Вы в своем уме? – зло спросил пан Вацлав.

- Да. Я в своем уме. Но мне кое в чем надо будет убедиться. Покажете мне своё удостоверение, в котором указано место вашего жительства и подъедем туда и посмотрим, как вас там ловят эти самые спецслужбы – отвечал спокойно Кнехт.

- Эх, черт. Хорошо, поедем ко мне в гости - нервно ответил сотрудник госбезопасности. После этих слов, на ближайшем перекрестке он развернула автомобиль, и они дальше поехали по другому направлению.

Вацлав показал данные о своем месте проживания, и Анджей стал изучать по навигатору маршрут до него. Просмотрев все возможные варианты подъезда к дому пана Вацлава, у Кнехта возник некий план, которым он поделился со своим новым партнером. Анджей предлагал по пути заехать в районную больницу. И там разжиться у знакомых ребят машиной «скорой помощи». В гараже больницы работал школьный друг как раз на таком автомобиле. Он точно не откажет Анджею. Вацлав, сначала покрутив пальцем около виска, потом безнадежно махнул рукой, соглашаясь с предложенным планом.

И вот, через полчаса Анджей и Вацлав оставили машину на стоянке возле центрального входа в больницу и отправились в гараж.

Здесь они быстро нашли школьного друга Кнехта. Анджей начал свою речь:

- Здорово брат! У меня есть к тебе большая просьба. Дело государственной важности. Нужна твоя помощь. Будем знакомиться. Моего друга зовут Антон Счастье. Он важный чин, работает у нас в министерстве. Мы с ним вместе будем проводить важное мероприятие. Но об этом никто не должен знать. Это очень важно для безопасности страны.

- Я это сразу понял. По пустякам ты меня беспокоить, точно не станешь. Раз пришел, значит, дело серьезное - ответил ему мужчина в спецовке – Так что я всё понимаю, а меня зовите Миша. А не могли бы вы мне хоть немного рассказать, что за такие важные дела нужно будет совершить?

- Хорошо Миша, так и быть, я вам расскажу все, что со мной случилось за последнее время. Но только это ужасная и жуткая история. Не знаю можно ли её рассказывать вам? Может, всё-таки не будем рисковать? А вы подписку о неразглашении давали по форме номер десять? - спросил пан Вацлав с самым невинным выражением лица.

- А то, как же? А меня все допуски в полном порядке. Никаких запретов для меня нет, так что рассказывайте. И со всеми подробностями! Иначе никуда не поедем! – сказал Миша.


- Хорошо. Так и быть. Мой товарищ всё тебе расскажет. Но только в то время, когда мы будем находиться в пути. А сейчас давай собираться в путь. Время не ждет – сказал Анджей Кнехт.


И вот примерно через тридцать минут после того, как пара сообщников появилась на территории больницы, машина «скорой помощи» выехала из ворот гаража. В ней ехали одетые как медицинские работники Кнехт и его напарник, а за рулем машины был одноклассник Анджея Михаил Черны. Михаил был редким по мастерству водителем.


Машина «скорой помощи» с включенной мигалкой и завывающей сиреной летела с такой бешеной скоростью по улицам города, что, нужно сказать, было просто удивительно, как она не попала в аварию. Это было похоже на чудо. Пан Вацлав вслух продекламировал стишки, крепко держась за поручень:

- "Скорой помощи карета. Промелькнула как ракета: Одного спасти спешила, Трех попутно задавила".

Анджей всю дорогу молчал. А школьный друг весело хохотал, наблюдая за кислыми физиономиями своих попутчиков. Он совсем забыл об обещании пана Вацлава рассказать невероятную историю о предстоящей операции.

Но было не до рассказов, в первую очередь из-за того, что до нужного места они добрались в считанные минуты. Машина въехала во двор большого многоквартирного дома, расположенного в самом центре фешенебельного района в самом центре города.


Выскочив из машины, Вацлав и Анджей направились в дом, а водитель остался в машине. Фальшивые медики стали медленно подниматься по лестнице на верхний этаж дома. На лестничной площадке перед квартирой пана Вацлава стояли два крепких молодых человека и курили. Заметив медиков, они затушили в пепельницу сигареты и быстро вошли в квартиру полковника государственной безопасности Полабии Вацлава Хана. Невольно Анджей обрадовался тому факту, что на них строгие медицинские халаты и маски, настолько хорошо скрывающие их лица, что никто так на них и не обратил внимания, в то время когда они миновали дверь квартиры, в которой явно располагалась засада.


Далее новоявленные медики немного поднялись еще по лестнице и постучались в дверь двумя этажами выше квартиры пана Вацлава. В этой квартире жила пожилая женщина, которая нисколько не удивилась приезду «скорой помощи». Память у неё была весьма слабой и поэтому она не могла точно вспомнить, почему она вызвала медиков. И вызывала ли их она вообще. Через пару минут медики, убедившись в том, что у пожилой женщины всё в порядке отправились к выходу из её квартиры. Женщина вместе с медиками вышла на лестничную площадку и громко извинялась за причиненные её вызовом неудобства. Анджей и пан Вацлав быстро спустились по лестнице, и вышли из дома. Затем они сели в машину и отправились в путь.



Глава 9





Миллер через час после завершения своего разговора с Барбарой вернулся в свой рабочий кабинет. И хотя он был полностью уверен в том, что в нем его никто не прослушивал, на всякий случай он включил миниатюрный генератор помех. Позаботившись, таким образом, о своей безопасности, генерал попросил секретаршу приготовить ему кофе, а сам взял в руки карандаш и пачку чистых листов бумаги начал на них чертить различные схемы. Еще в молодости Миллер был приучен своим тогдашним командиром, обязательно составлять схематический план любой задуманной им операции на бумаге. Эта была полезная привычка, и не раз она помогала Миллеру понять то, что лучше всего сделать в сложившихся обстоятельствах. Тем временем секретарша принесла кофе, и генерал выпил все до остатка, хотя кофе показалось ему невкусным. После Миллер продолжил работать с карандашом в руках, а потом слегка отодвинулся от стола и на некоторое время о чем-то думал. Потом, собрав со стола листы бумаги, он уставился на них.



В холодном дневном свете весь план казался обреченным на провал. Миллер попросил секретаршу сделать еще чашку кофе. Потом он перечитал листы, на которых наметил каждый шаг своего плана. Обуреваемый сомнениями, он встал и обошел вокруг стула, разминая затекшие ноги и мышцы спины. Миллер попробовал потянуться и почувствовал, что быстро теряет всю энергию. Он взглянул на руку – проверить время – и увидел, что должен начать те телефонные переговоры, которые запланировал прямо сейчас. Позднее переговоры могут не состояться. Нужно было спешить.



Миллер сразу же приступил к работе. Он по телефону специальной связи, который был установлен здесь, поскольку данное медицинское заведение считалось некогда правительственным, а позднее для того, что бы сохранить здесь вертушку была проведена специальная работа, набрал номер и вскоре сам пан Крамар поднял трубку.

– Дорогой пан Крамар, вас беспокоит некто Миллер. Вы помните, надеюсь еще меня. Хочу вам с ходу признаться. Вы не выходите у меня из головы. Я постоянно о вас думаю в последнее время – сказал в трубку генерал.

– Даже так? А я-то подумал, что вы давно про меня забыли. Я уже и не помню, когда видел вас в последний раз. Но я рад вас слышать дорогой Кен. Что у вас произошло на этот раз? Вы ведь звоните мне по какому-то важному для вас делу, а не, потому что просто вспомнили о старом друге. Не так ли? – спросил пан Крамар.

– Вы правы, как всегда. Может быть, я и забыл бы вас,– признался Миллер,– если бы не чувствовал заинтересованность в вашей помощи, в одном весьма любопытном деле.

– Интересное совпадение. И я буквально недавно вспоминал о вас. В какой-то степени и вы мне сейчас могли оказаться полезным. Хорошо, что вы позвонили мне – сказал пан Крамар.

– В том-то и дело.– Миллер помолчал. Он напомнил себе, что имеет дело с акулой бизнеса, владельцем крупнейшего в стране частного банка и с этим человеком нужно было держать постоянно ухо востро.

– Кое-что выплыло,– продолжал Миллер.– Это не касается напрямую вашего банка. Я не могу сейчас вдаваться в подробности. Я не буду называть имен. Но поскольку ваши возможности и интересы весьма широки, то вероятно, вы догадаетесь о том, кого я имею в виду.

– Вы не рискуете? Я примерно понимаю, кем и где вы сейчас работаете – поинтересовался банкир.

– Я был очень осторожен – сказал Миллер. - И знаю, что вы будет еще более осторожны. Это в наших общих интересах. Я хочу сообщить вам, что я сейчас работаю над заданием своего руководства, связанным с неким ответственным военным чиновником, с которым в последнее время произошли весьма странные вещи. И вообще. У меня много возможностей. Главное для меня в следующем: если вы хотите поработать со мною вы должны гарантировать мне пост, равный или даже более ответственный, чем я занимаю сейчас в своей корпорации. Если вы не можете предложить мне оклад в 70 тысяч долларов США в месяц и плюс акции, тогда давайте закончим этот разговор. Вам это понятно?

– Вы говорите об Анджее Кнехте, командующем столичным гарнизоном? – спросил банкир заинтересованно.

– На данном этапе я ни о чем не говорю. Я сказал только то, что я сейчас вам передал. Ну? Какое впечатление это на вас производит? – спросил Миллер.

– Но, не зная всех подробностей дела, как я могу что-либо ответить? Черт побери, это слишком дорого. У нас не такая уж маленькая компания, но и для нас это серьезные деньги. Я боюсь, мы не сможем заплатить вам того, что вы просите. Извини старина за мою прямоту – сказал банкир.

Миллер вздохнул. Разговор оказался слишком долгим, а телефон всё же мог прослушиваться. И он сказал:

– Крамар, никто не просит вас слепо брать на себя обязательства. Меня интересует ваше отношение к идее в целом. Положительно ли вы относитесь к ней или нет? И на этом пока всё.

– Отвечу сразу. Если я угадал и речь идет о пане Кнехте, то тогда, конечно, положительно. Мы будем с вами работать и деньги для этого найдем. Если о ком-то ином, то нет. Ваше предложение тогда нас не интересует – ответил банкир.

– Прекрасно – сказал Миллер.- Похоже, что всё же у нас будет, о чем предметно поговорить. Я думаю, что можно было всё обсудить при личной встрече.

– Хорошо. Как скоро, мы с вами увидимся? – спросил Крамер.

– Я думаю, чем быстрее, тем лучше – ответил Миллер. – Что нам с вами тянуть время. Его у нас не так много сейчас.

– Тогда давайте встретимся в ресторане «Ядвига». Я должен знать устраивает вас мое предложение? – спросил банкир.

– Вполне. Я буду на месте примерно через час,– пообещал Миллер и быстро повесил трубку.

Миллер сразу после разговора с банкиром, позвонил по сотовому телефону Брауну:

– Алло? – сказал голос в трубке.

– Пан Александр? – спросил Миллер.

– Я – ответил Браун.

– Как ваше самочувствие, сэр? Есть ли новости? Мне хотелось бы узнать о том, как наши общие друзья отнеслись к моему предложению? – поинтересовался генерал.

– Чувствую себя великолепно, пан доктор. За что вам моя огромная благодарность. Хочу сказать вам о том, что наши друзья долго тянули с ответом. Непривычно долго. Но все же одобрение от них получено, и наш кузен завтра же рано утром отправится на лечение. Вы меня поняли господин доктор? – спросил Браун.

– Да. Ты прав, самое время начать серьезное лечение. Сам не планируешь лечь на обследование? – задал вопрос Миллер.

– Боже, я забыл о том, что значит полноценный отдых и нормальное лечение. Мне очень жаль, но пока у меня слишком много дел – ответил Браун.

– Зашел бы ко мне в клинику, я бы осмотрел тебя. Проконсультировал. Это было бы не лишним – сказал Миллер.

– Я знаю. Я завтра я обязательно к тебе загляну. Когда ты будешь готов меня принять? – спросил Браун.

– Дорогой друг, встретимся в десять часов утра у меня в кабинете, надеюсь, это время тебя устроит – сказал Миллер.

– Нет,– осторожно ответил Браун.– Давай встретимся после обеда. Утром я буду занят.

– Хорошо. Ты сможешь приехать ко мне в пять часов после полудня? – спросил генерал.

– Лучше в шесть часов после полдня – сказал Браун.

– Добро, только не опаздывай. Может, завтра где-нибудь в приличном месте вместе поужинаем? – спросил Миллер.

– Не растравляй рану. Ты же знаешь о том, что у меня диета – ответил Браун.

- Ну, тогда пока и до встречи! – сказал Миллер и вышел из разговора.


Затем он посмотрел на часы, потом позвонил своему водителю и предупредил его, что им скоро нужно будет выехать в сторону Варги. А затем решительно снова набрал номер по телефону специальной связи. Вскоре на той стороне провода ответили:

- Алло.

– Дэн, это Миллер.

– Дорогой, у вас все в порядке? – спросил голос в трубке.

– Все прекрасно. Все здоровы. Хозяин передает привет. Твои дома? – спросил генерал.

– Да, нет. Они поехали отдохнуть в Европу. Так что я пока дома совсем один – ответил голос в трубке.

– Дэн, хочу тебя поблагодарить. Ты что в курсе, что наша просьба была услышана вашим руководством, и было принято решение о сворачивании нашей совместной операции? – спросил Миллер.

– Да, в каком-то смысле я не просто об этом решении слышал, но и сам его во многом подготовил. Так что с тебя и с твоего шефа причитается – сказал Дэн.

– Так значит, команду ребят Брауна перебросят сначала через окно на границе у пана Москаля, на территорию Украины, и уже оттуда в США, не так ли? – поинтересовался Миллер.

– Дорогой, я не знаю подробности. Меня это совсем не интересует – ответил Дэн.

– Странно. Я думал, что ты подготовил весь материал сам – сказал Миллер.

– Очень мне это нужно. Ладно, приедешь в столицу, посидим в хорошем ресторане, вспомним молодость. А сейчас, до свидания – ответил Дэн.

– До свидания, дорогой – сказал задумчиво генерал.

Тут же Миллер нажал на рычаг и телефон отключился. Что же, главное он смог для себя определить. Дело Кнехта было действительно необычным и потому, и интересовала многих людей из мира больших денег и политики. Но размышлять долго, не было времени, и Миллер быстро встал из-за стола и направился во двор, где его уже дожидался служебный автомобиль.
***

Через сорок минут Миллер вышел из машины и направился к входу в ресторан «Ядвига». Охранник на входе приветливо улыбнулся гостю и предложил ему следовать за ним. Миллера провели по лестнице на второй этаж, а потом по длинному и совершенно пустому коридору к большой и красивой двери из резного дерева. Дверь при приближении посетителей открылась. Миллер вошел вовнутрь. В большом помещении располагалась охрана. Генерала проверили на наличие у него оружия и записывающих устройств, а потом предложили пройти в следующее помещение.


Миллер вошел в следующий зал, здесь было почти пусто. Только у дверей сидел единственный охранник, который указал на дверь лифта. Миллер вошел в лифт, двери лифта за ним сразу же затворились, и увидел, что в нем две кнопки. Вверх и вниз. После секундной паузы, он нажал на кнопку вверх. Лифт медленно поехал. Через несколько секунд лифт остановился. Уже через несколько секунд дверки лифта открылись, и перед глазами Миллера появился огромный кабинет, в центре которого стоял большой стол, на котором находились чаши с яствами. В середине кабинета на кресле сидел высокий, худощавый мужчина спортивного телосложения, приблизительно пятидесяти лет от роду. Миллер направился по кабинету к тому месту, где находился незнакомый мужчина.


Но и находившийся в кабинете незнакомец, тоже не стал просто ожидать того момента когда к нему Миллер подойдет вплотную. Он встал и быстро подошел к генералу и спросил его.

- Вы – господин Миллер?

- Да – ответил генерал.


Хозяин кабинета, напряженно вглядываясь в своего посетителя, вкрадчивым голосом сказал:

- Очень рад нашему знакомству. Сразу предупреждаю вас, у меня очень мало времени. Поэтому мы сразу приступим к нашим с вами переговорам. Меня зовут здесь паном Станиславом. Я один из владельцев банка. Присаживайтесь, пожалуйста, в кресло напротив меня, и давайте начнем наш разговор, а пан Крамар, к нам присоединится с минуты на минуту.

Миллер присел напротив одного из владельцев банка и сказал:

- Я хотел бы поговорить с паном Крамаром с глазу на глаз. Вас я вижу в первый раз, я не хочу вас обидеть, но давайте все же подождем начинать наши переговоры.

Пан Станислав несколько секунд внимательнейшим образом изучал выражение лица генерала, после чего начал говорить:


- Дорогой друг, еще раз спасибо за то, что пришли, у нас к вам, действительно, есть интересное предложение. Сделать его вам нас заставили определенные обстоятельства, которые возникли некоторое время назад. Скажу прямо, у нас совсем недавно возникла большая проблема. Ситуация для нас сейчас складывается не самым лучшим образом. И по нашему мнению, Вы как раз тот человек, который могли бы данную ситуацию изменить в нашу пользу.


Миллер внимательно посмотрел на пана Станислава и сказал:

– Вы меня не правильно поняли. Совсем нет. Я разговаривал с паном Крамаром. Он объяснил, где мне найти его. Я так понял, что у него все в порядке. Мне просто нужна была кое-какая информация, так что не нужно придавать чересчур большое значение моей скромной фигуре. Если пану Крамару некогда, я лучше встречусь с ним как-нибудь в другой раз. Прощайте.

Пан Станислав посмотрел в упор на Миллера и сказал:

– У нас свободная страна, дорогой друг. Даже для вас. Но я должен сказать, что любое движение на высшем уровне немедленно возбуждает интерес спецслужб и правительства. Ситуация вокруг бригадного генерала Анджея Кнехта сейчас главная интрига дня. Главное умение торговца это угадать со временем и местом продажи товара. Сейчас самое время начать торги по Кнехту. Завтра может быть поздно.

Миллер чуть улыбнулся.

– Я вовсе не хочу поставить под сомнение ваши слова,– соврал он,– но я не думаю, что он столь уж важная фигура.



– Что мы знаем о таких вещах,– возразил пан Станислав.– Эта информация доступна очень небольшому кругу людей, и, конечно, они не станут ее разглашать.

– Вы один из них? – спросил Миллер.

– Нет, но по роду своей деятельности, я допущен ко многим секретам нашей страны – ответил пан Станислав.

– Рад, что познакомился со столь важным человеком! До свидания – сказал Миллер и сразу же встал с кресла и направился к двери лифта.

Он взглянул на часы. Было около одиннадцати часов ночи.

Но тут пану Станиславу позвонили. Он взял трубку и почти сразу же обратился к Миллеру:

- Пан председатель уже подъехал. Подождите буквально еще пять минут, и он будет здесь. А чтобы не терять время даром, займитесь пока следующим. Вот Вам текст договора, почитайте, в нем все условия нашей с Вами работы оговорены, оговорена сумма вознаграждения, я думаю, она Вас приятно обрадует. Это контракт на пять лет, после его подписания вы получите на ваш счет авансом сумму 840 тысяч долларов США, а начиная с этого месяца, вы будете кроме этого получать по семьдесят тысяч долларов США ежемесячно, и акции. Сумма акций будет равна половине суммы ежемесячной оплаты. Так что условия вполне приемлемые.

– Акции? Семьдесят тысяч долларов США в месяц? – Миллер помолчал, а потом всё же спросил.– А на какой счет будет зачислена сумма аванса?

– Я расскажу вам обо всем за ужином – ответил пан Станислав.

– Понимаю.– Несколько секунд Миллер молчал. Потом сказал: – Очень интересно. Я начинаю думать, что, вполне вероятно, мне это очень понравится.

– Мы должны выработать тактику освобождения вас от контракта с теми с кем вы работаете сейчас – сказал пан Станислав.

– Последний контракт истек в прошлом году. С тех пор я нахожусь на службе по согласованию с руководителем, то есть меня могут уволить в любой момент. Так что тут проблем не существует. Я ясно изложил ситуацию? – ответил Миллер.

- Мне всё ясно. Раз так, тогда и проблем нет – сказал пан Станислав.


В этот момент дверь лифта отворилась, и в комнату вошел пан Крамар.

– Прошу прощения господа. Я не мог разорваться на части сейчас, и я был вынужден отправиться на встречу с человеком, от которого очень многое для меня зависит. Но я попросил пана Станислава составить с вами разговор. Просто мне не хотелось, чтобы сделка сорвалась.

– Есть такая опасность? – спросил пан Станислав.

– Ты ведь не считаешь себя единственным покупателем на аукционе? – сказал пан Крамар. – Есть еще покупатель, и очень крупный, способный на многое.

– Что это, министерство обороны, в лице самого господина министра? – спросил пан Станислав.


– Точно. Миллер, вы сейчас, как воздух нужны министру обороны. Он за ваше содействие готов заплатить по-царски – сказал пан Крамар.

– Боже. В котором часу и где? Я туда приеду с большой сумкой на самосвале – сказал с иронией Миллер.

- Ты туда в любом случае уже опоздал. Я там уже побывал, так что тебе придется довольствоваться тем, что причитается по контракту. Министр сильно изменился после возвращения из поездки в Австралию. Стал каким-то нервным и задумчивым. Он познакомил меня с начальником специально организованной буквально сегодня группы быстрого реагирования, которая по секретному указу президента получила особые полномочия. Кстати, пора открыть карты. Пан Станислав и есть этот начальник группы быстрого реагирования.

– Что-то такое я подозревал.– Миллер тяжело вздохнул.

- Пан Миллер, все наши договоренности в силе. Мне нужно узнать, где сейчас находится двойник Кнехта. Точнее. Мне нужно узнать, куда он направится в ближайшее время. Группа ведь сегодня получила приказ о том, чтобы покинуть нашу гостеприимную страну. Видите, мы кое-что смогли узнать и без вас. Но нам нужно знать всё. Вы должны понять, что дело это не может потерпеть до утра. Дайте мне сейчас всю информацию о маршруте разведгруппы. Утром мы встретимся в банке, и вы спокойно перечислите ваши со счета в нашем банке деньги на ваш счет в любом банке мира, и заверим ваш контракт. Нет возражений? – спросил пан Станислав.

– Хорошо, в девять часов утра я буду у вас в банке. В это время и расскажу о маршруте группы – сказал Миллер и покинул банкира и разведчика.
***

Вечер на этом для Миллера не завершился. Он попросил водителя подъехать к зданию известного на всю столицу ночного клуба. Здесь он предъявил на входе карточку члена клуба и вскоре оказался на втором этаже этого огромного здания. Пройдя по коридору, Миллер оказался у входа в один из кабинетов. Он аккуратно постучал в дверь. Через несколько секунд дверь отворилась. Навстречу генералу вышел охранник и спросил, что мужчине здесь надо. Миллер вместо ответа протянул охраннику свою визитку и попросил её показать своему хозяину. Охранник взял визитку, и вернулся в кабинет и сразу же закрыл за собой дверь. Ответа пришлось ждать еще около минуты. Дверь отворилась снова, и охранник предложил Миллеру следовать за ним. Вскоре генерал оказался в большой комнате, где находилось трое мужчин примерно пятидесяти лет от роду, которые играли в русский бильярд. Один из мужчин подошел к Миллеру и предложил ему пройти в отдельную комнату. Тут он прямо спросил:

- Случилось, что-то необычное, раз ты пришел сюда в такое время. Раз так, то рассказывай всё по порядку.


И Миллер вкратце рассказал о том, что происходило в последнее время. В том числе рассказал о том, что завтра может пойти на сотрудничество с их военными из министерства обороны. Мужчина выслушал всё, что сказал Миллер и резюмировал:

- Парень ты полностью обнаглел. В иное время я тебя бы за твою самодеятельность этой бы рукой в расход пустил. Но сейчас времена изменились, да и ты прав в том, что-то здесь происходит непонятное. Я это чувствую на себе. После возвращения их президента из Австралии всё изменилось, но почему совершенно не ясно. То, что с тобой будет работать начальник новой структуры при министерстве обороны это очень интересно. Это люди появились неоткуда. Никто о них ничего не знает. Это в принципе не должно было быть. Но это так. Таких людей сейчас появилось много и возле президента и возле министра обороны. Я думаю, тебе нужно идти на сотрудничество. Невзирая на возможные сложности. Нам нужно узнать, как можно больше о ситуации. Так что действуй и ни на кого не оглядывайся. А я до утра получу политическое согласие высшего руководства США на данную твою работу. Дерзай, юноша.

- Хорошо, господин резидент. Я получу подтверждение. Или этих ваших слов будет для меня достаточно? – спросил Миллер.


- Тебя известят, если твоё предложение не нашло поддержки, а если нет, то считай, что ты получил карт-бланш на свою работу.
***

Утром никто Миллеру не позвонил и он, тяжело вздохнув, отправился в банк.



Глава 10


Анджею и пану Вацлаву было понятно, что возвращаться к оставленной на стоянке машине не имеет смысла. Она наверняка уже обнаружена полицией и возле неё беглецов ожидает засада. Оба сообщника не торопясь переоделись вновь в обычную свою одежду в машине «скорой помощи». В сложившейся ситуации они решили, что легче всего затеряться там, где в данный момент находится большое количество людей. И они попросить водителя высадить из машины их где-то возле входа в городской парк. Дорога до парка заняла около тридцати минут. Вышли беглецы из машины почти у самого входа в парк, возле большого скопления народа. Здесь был в полном разгаре какой-то предвыборный митинг. Уже медленно начинало темнеть на улице, стали зажигаться огни освещения. А оратор на сцене изо всех сил кричал в мегафон:

- Президент страны и его команда довели всех нас до полной нищеты, поставив страну на грань социального взрыва. Долой этого вора и проходимца! Спасем наше отечество! Долой президента Ляха!

Тут же инициативу в митинге перехватил второй ведущий, который закричал в мегафон:

- Пора остановить произвол и разгул коррупции в стране! Пора отправить в отставку Президента! Это не просто желание небольшой группы противников президента - это веление времени!



Оратор продолжал и дальше выкрикивать обвинения в адрес Президента страны, но в это время где-то поблизости заработал еще один мощный источник звука и стали слышны слова с другой импровизированной трибуны:

- Посадят ли Фаска на тюремные нары ещё до того, как он разорит родину дотла? Или этот предатель и дальше будет торговать нашим национальным достоянием? Вот сегодня основной вопрос, который стоит на повестке дня. Как недавно стало известно, нынешний премьер-министр был уличен в педофилии, и лишь за большие деньги ему удалось замять скандал! Жертвами сексуальной разнузданности премьер-министра стали шестеро детей, от пяти до двенадцати лет. И это не удивительно – беспробудный алкоголизм и тяжелые наркотики, которые господин Фаск потребляет каждый день, никого до добра еще не довели. Но никто еще не падал в нашей стране столь низко, никого в нашей великой стране так не ненавидели, как мерзкого пройдоху Фаска!

Пан Вацлав пробираясь сквозь толпу, посетовал на то, что приближающиеся выборы президента страны порождают всплеск самых черных предвыборных технологий, и потом пригласил Анджея посетить небольшой кабачок рядом с входом в парк. Разместившись за столом, они сделали заказ и решили обсудить в спокойной обстановке сложившуюся ситуацию.

Пан Вацлав спросил:

- Ну, дорогой друг Анджей. Вы убедились в чем-то после посещения дома, в котором я живу или нет? Возникло ли у вас чувство доверия ко мне? Или же пока нет?

Анджей Кнехт ответил:

- Конечно, доверие теперь у меня к вам появилось. Я убедился в том, что кто-то действительно взял под контроль ваше жилище. Ведь те крепкие парни не были вашими братьями? Нет. Значит всё нормально, без обмана. Не обижайтесь. Просто после прослушивания удивительной новости по радио, мне пришла мысль, что сообщение могло быть воспроизведено только на одном вашем радиоприемнике и больше нигде. Технически это сделать проще простого. Просто включить вовремя запись. Перепроверить сразу я бы не смог. У меня нет с собой телефона.


Ход мог оказаться успешным. Мы оба беглецы, мы спасаемся от погони. Я невольно проникаюсь к вам особым доверием в ходе общей миссии спасения и вывожу вас на какие-то важные вещи. Вот такое подозрение у меня возникло. Я и сейчас не на сто процентов вам доверяю, но после того, как мы побывали в вашем доме, у меня стало намного больше доверия по отношению к вам, уважаемый пан полковник. Я старался следить за вами, и поэтому почти уверен в том, что вы не отправили сообщения своим сослуживцам, чтобы они стали организовать бутафорскую засаду в вашей квартире специально для демонстрации её мне. А заранее предположить, что я потребую посетить вашу квартиру, было вряд ли возможно. Похоже на то, что у вас действительно возникли реальные проблемы. Это очень любопытно.

Пан Вацлав спросил:

- Что еще вам кажется любопытным? Вы не стесняйтесь. Спрашивайте и вам ответят. Не бойтесь меня.

Анджей посмотрел на полковника госбезопасности и спросил:

- А не могли бы вы мне пояснить один маленький вопрос? Он пока мне не совсем ясен.

- Я же говорю, не стесняйтесь. Задавайте свой вопрос - ответил пан полковник.

Анджей внимательно посмотрел на пана полковника и спросил:

- Я так и не понял, почему вы мне вдруг так неожиданно поверили мне настолько, что решили передать пистолет? Спасибо вам за это, конечно. Это спасло мне жизнь. Но согласитесь, ваш поступок был несколько неожиданным и не совсем логичным. Я не мог рассчитывать на такую помощь от вас, у вас не было никакой нужды в том, чтобы мне в этой ситуации помочь. Да не советом или заступничеством. А передачей мне в руки оружия. Но вы это сделали. Я не могу понять почему?

Пан Вацлав ответил, недолго думая:

- То что происходит нечто странное было мне понятно почти сразу же после того как я занялся этим делом. Это ощущение достигло пика в тот момент, когда стало ясно, что бригадный генерал Кнехт существует в трех экземплярах. Этого не могло быть, но это было фактом. А доверился я вам уже после слов доктора Казимира. У него не было сомнений в том, что вы именно тот самый Кнехт. Я тогда подумал, что могли внедрить сразу двоих клонов бригадного генерала. Разоблачение одного самозванца шпиона могло полностью прикрыть второго шпиона, который находится в Австралии. Убрав вас и внедрив на ваше место сразу двух клонов можно было обеспечить выживание и адаптацию более ценному разведчику.



Всё это вполне могло быть правдою. Это всё можно было просчитать. Но поведение президента поставило меня в тупик. Он никогда раньше не ставил под сомнение нашу работу. Меня он знает лично. И вдруг передать нашу работу армии. Совершенно неизвестным ему людям, от людей кого он лично знает и кому он может доверять. Это, ни в какие ворота не лезет.

Но. Даже с учетом всего сказанного я бы не совершил бы то, что совершил, если бы не одно обстоятельство. Я об этом пока молчал. Мне очень тяжело это говорить. Дело в том, что ваш хороший товарищ доктор Казимир погиб после того, как опознал вас. Он был сбит сегодня утром насмерть неустановленной машиной возле гарнизонной больницы. На моего напарника тоже было совершено покушение в тот момент, когда он выходил из аэропорта. Его так же пыталась сбить легковая автомашина, как и доктора Казимира. Только удивительная реакция спасла моего напарника.


После всего этого я по-настоящему и призадумался над сложившейся ситуацией. Мне стало совершенно понятно, что всех причастных к данной операции пытаются устранить неизвестные мне силы. Это было ужасно неприятное для меня открытие. Следующим должен был стать я. Из преследователя я в одночасье превратился в жертву, в дичь для неизвестного охотника.

Но и это еще не всё. Есть и еще кое-что важное для меня. Вы сами. Вы явно не простой человек. В тот момент, когда за вами приехали люди из министерства обороны, у вас было такое выражение лица, словно вы знали нечто такое, что не знал никто другой. И это знание светилось в ваших глазах. И в тот момент, когда вы мне сказали на ухо – береги свою жизнь, вы ведь совершенно точно не могли знать о трагических событиях дня, и тогда я понял, что обязательно нужно помочь вам. Я, почти не контролируя себя, легким движением засунул пистолет к вам в карман. И оказался прав. Вы знали нечто. И это знание вас и спасло. Возможно, это ваше знание спасет и меня тоже.


К столику, за которым сидели пан Вацлав и Анджей Кнехт, подошел официант и принес заказанные блюда и напитки. На некоторое время за столом воцарилась тишина. Оба мужчины успели крепко проголодаться. И поэтому принялись за трапезу с большим воодушевлением. А затем, немного насытившись, Анджей спросил у своего соседа по столу:

- Пан Вацлав. Вы же не первый день работаете в органах безопасности. Вы могли бы выйти сейчас на своих руководителей, и я думаю, что те помогли бы вам справиться с проблемами. Они бы прикрыли вас. В любом случае они прекрасно знают вас и могли бы обеспечить вам безопасность и проследить за объективным ведением дела. Вы ведь представитель огромной властной корпорации. Вас не так просто загнать в угол. И я не совсем понимаю. Почему же вы не спешите связаться со своим руководителем? Почему вы не спешите отдаться в руки своих коллег?

Полковник госбезопасности хмуро улыбнулся и сказал в ответ:

- Вы полностью правы. Я опытный оперативник. Вы так же правы и в другом своем предположении. Мы большая и крепко спаянная корпорация. У меня много друзей на службе. И они точно постараются не дать мне пропасть. Я уверен в том, что они не сидят, сейчас сложа руки. Мои сослуживцы, мои товарищи уже начали предпринимать меры к тому, чтобы помочь мне выбраться из той западни, в которую попал. И мне для этого вовсе не было нужно специально обращаться к моим товарищам за помощью. Они всегда готовы подставить своё плечо.


Ибо завтра на моем месте может оказаться любой из них. И в подобных ситуациях они прекрасно разбираются. Но идти сейчас к ним я всё равно бы не стал. Тут всё просто. Что нужно мои товарищи и так проверят и возьмут под контроль. Но оказаться сейчас нам у них это означает, во-первых передачу вас в руки министерства обороны, а этого мы с вами хотели бы избежать. А во-вторых существует опасность того, и она совсем не мизерная, что я сам могу пострадать, вплоть до летального исхода.

И всё потому что ситуация слишком быстро развивается вокруг нашего дела и мои друзья могут просто не успеть взять её полностью под свой контроль, а это сами понимаете чревато большими осложнениями и лично для меня, и для интересов страны. Так что я спешить пока не намерен. Время в данном случае мой и ваш союзник. В любом случае люди работают, и завтра у них будет больше информации, чем сегодня. И на базе этих данных можно будет сделать уже более серьезные выводы по существу нашего дела. А лезть на рожон нам точно не нужно сейчас.

Анджей спросил:

- Хорошо, с этим вопросом мы разобрались. Но всё же, ответьте мне. Как мы будем прятаться от неприятеля? У вас есть место, где мы могли бы на время найти себе пристанище? Есть ли у вас конспиративная квартира, о которой никто бы не знал? У меня ничего такого нет. Так что вся надежда на вас. Не в машине же нам ночевать.

- А вы не забыли, мой друг, что машины-то у нас с вами больше нет. Мы её обменяли, на возможность прокатится с ветерком на карете «скорой помощи». Наверняка мою машину уже обнаружили у входа в больницу мои коллеги, так что о ней нам вспоминать вряд ли сейчас уместно. Друга вашего они вряд ли скоро найдут, так что можем пока здесь спокойно продолжать наш ужин. И это уже немало. А после ужина и решим, куда отправиться продолжать искать приключения на свою голову. У вас есть возражения? – отвечал пан Вацлав.

- Хорошо. Я ничего не имею против данного вашего плана. Но сильно засиживаться здесь тоже не стоит, так что давайте быстрее завершим нашу трапезу – сказал Анджей.

Завершив на скорую руку ужин и рассчитавшись с официантом, товарищи по несчастью вышли из кабачка на улицу. Анджей вопросительно посмотрел на своего напарника и тот ответил:

- Честно сказать, у меня есть один вариант. Это моя оперативная квартира, которую я снял через подставных лиц, и о которой не знают у меня на работе. Можем отправиться туда. Очень уютная, хотя небольшая двухкомнатная квартира. Но может быть, у вас есть другие предложения? Я вас слушаю.

- Вы уверены, что там нас не будет ожидать засада? Вы ведь теперь человек, за которым охотится вся полиция города и вдобавок к ним еще и ваши коллеги тоже участвуют в охоте на вас. Неужели они не вызнали уже о том, что вы снимали оперативную квартиру? – спросил пана Вацлава Анджей.

- Я пару месяцев назад нашел очень удобную пещеру. Она расположена почти в самом центре города, в тихом переулке старинного дома. Я был там всего несколько раз. Не по работе. Уверен, что меня никто не пас в это время. И не преувеличивайте возможности сыскных служб. Даже если бы об этой квартире было известно моим руководителям, то и то, не факт, что полиция получила бы быстро допуск до этих данных. А об этой квартире я никого не ставил в известность. Так что мы можем идти туда совершенно спокойно, никаких проблем с нею нет, и не будет. Я в этом совершенно уверен. Но повторяю, если у вас есть другое предложение, то я рад его выслушать – сказал пан Вацлав.

- Хорошо. Давайте отправимся в вашу пещеру. У меня пока нет своих предложений – ответил Анджей Кнехт.

- Тогда в путь – сказал пан Вацлав.

Примерно через час, после окончания ужина в кафе, двое мужчин вошли в небольшую двухкомнатную квартиру, удобно расположенную недалеко от центра города. А еще через час после того они оба, после посещения ванной комнаты, разместились на кухне за столом. Пан Вацлав спросил у Анджея:

- Вот мне интересно. Вы, наверное, в первый раз попали в такой ужасный переплет в своей жизни?

Анджей ответил:

- Нет. Мне приходилось попадать в странные и кошмарные ситуации и прежде.

Полковник госбезопасности возразил Кнехту:

- Не верю. Посмотрим на то, что я знаю о вас. Ваша карьера, как мне помнится, была стремительной. Вы с отличием окончили Высшую офицерскую школу механизированных войск имени Тадеуша Борцовича во Вроцплаве. По окончании учёбы вы начали службу в гарнизонной комендатуре Варги в должностях командира взвода, а затем заместителя командира роты почётного караула. Далее продолжали службу в должностях помощника начальника отдела военного церемониала и парадов, старшего офицера оперативного отдела, начальника оперативного отдела. Потом окончили обучение в магистратуре Высшей педагогической школы в Краковце - Залесском, а затем последипломное обучение, по педагогике в Академии национальной обороны.

В позапрошлом году вы были назначены заместителем коменданта гарнизона. А весной прошлого года вы заняли должность коменданта гарнизона Варги. И вот с 11 октября прошлого года вы были назначены на должность командующего гарнизоном Варги. И при этом не стоит забывать о том, что гарнизон не входит в состав военных округов, обеспечивает деятельность и безопасность министерства обороны и напрямую замыкается на командование Вооружёнными силами страны. То есть вы, как командующий гарнизоном Варги являетесь одним из высших должностных лиц в стране. Блестящая карьера. Все основные охраняемые объекты министерства обороны расположены в столице и везде их охрана поручена вашим подчиненным. Вы некоронованный король Варги. Ваша жизнь чиста, как слеза младенца. В ней нет места неприятностям и невероятным происшествиям.


- У вас отличная память пан полковник. Не стану кривить душой. Я согласен с тем, что карьера моя складывается вполне удачно пока. И тем более мною ощущается всё то, что происходит сейчас как страшный кошмар. Но вы всё же не правы. Вы не правы в том, что мне не приходилось раньше бывать в такой же тяжёлой, предельно странной ситуации, как сейчас. Я как-то уже попадал в невероятную ситуацию. В тот момент, когда вы назвали свою конспиративную квартиру пещерой, в памяти у меня всплыло воспоминание из моего детства. Это было самое страшное воспоминание в моей жизни до самого последнего времени – сказал Анджей.


- Это странно слышать от вас. Вы и невероятные события. Я бы никогда не поверил, что с вами могут происходить чудесные события. Вы похожи на монумент безупречности и неотрывности от почвы. А чудеса, нечто туманное и неопределенное. Если бы сам не стал участником чудесных или точнее кошмарных событий в вашей жизни, еще раз повторяю это, я бы никогда бы не поверил бы в то, что вы стали свидетелем чудесных невероятных событий. Но что я всё говорю, лучше всё же расскажите о своей чудесной истории из детства – сказал пан Вацлав.

- Вам будет интересно послушать мою историю, пан Вацлав? – спросил недоверчиво пан Анджей.

- Конечно. Я сгораю от нетерпения. Обязательно расскажите свою историю. Я прошу вас. Всё равно сейчас спешить нам пока некуда. А может быть та история из детства, имеет какое-то отношение к сегодняшнему дню? Ведь может быть и так. Так что не теряйте попусту время и приступайте к своему рассказу – ответил полковник.

- Хорошо. Я расскажу вам её, но не сейчас, а перед сном. А сейчас давайте лучше займемся изучением информации в интернете.


В этот вечер Вацлав и Анджей долго не спали. Они потратили на работу в интернете много часов, лишь изредка делая небольшие перерывы в работе. Хозяева квартиры аккуратно проплачивали за доступ в сеть, да и в квартире было на чем работать. Рядом на большом рабочем столе стояли два ноутбука. Стараясь по возможности не оставлять следов два беглеца изучали всю доступную информацию о тех странных событиях последнего времени, которые произошли с ними. После долгой работы товарищи по несчастью решили, после небольшого обмена мнениями, завершить работу и отправиться спать. Перед сном пан Вацлав напомнил Анджею, что он обещал рассказать ему историю своего великого приключения. Кнехт немного покряхтел, но все же приступил к рассказу:

- Это было в самом начале октября, я тогда пошел в шестой класс школы. Но обо всем по порядку. Я родился в селе в гористой местности. Как раз на стыке трех стран. С одной стороны с селом граничил великий и ужасный СССР, с другой стороны находилась территория ЧССР. Сейчас мы граничим с Украиной и Словакией. Так вот. Места у нас необычные. Из-за географического положения наши горы всегда были местом приюта для самых разных темных личностей. Множество историй я в детстве слышал от своей бабушки о разных известных злодеях и разбойниках, которые прятались и разбойничали в наших местах. С раннего детства я вместе с отцом изучал местные окрестности. Я был настоящим следопытом. Мне казалось, что я знал каждую тропку в родных местах. Как-то раз мы отправились в поход в горы с тремя друзьями. Во время похода пошел сильный дождь, и мы приняли решение спрятаться в одной из горных расщелин. Мы старались забраться в неё подальше и вот я, продираясь сквозь узкую щель в горной породе, высунул голову в какую-то большую нишу.


И тут неожиданно я увидел перед собой вход в большую пещеру. Я сразу сообщил о находке своим друзьям. Все сильно обрадовались. И стали один за другим протискиваться вслед за мною. Когда мы вошли в эту пещеру, я обернулся и посветил фонариком на вход в нашу расщелину: отсюда, из пещеры, она выглядела точь-в-точь как снаружи - узкая-узкая щель с неровными краями. Я никогда раньше не бывал в пещерах, да и мои друзья тоже, но думаю, что эта была очень большая пещера. Я давно мечтал побывать в пещере. И вот, наконец, моя мечта сбылась. Тут один из друзей закричал так сильно, что меня сразу же обуял дикий страх. Я боялся обернуться и посмотреть на то, что увидел мой товарищ. Но я переборол себя и направил свет своего фонарика вглубь пещеры. И увидел огромное множество скелетов. Они валялись по всей территории пещеры. На них были видны остатки немецкой эсэсовской формы.


Особенно впечатляюще выглядела группа скелетов, которая была расположена в небольшом углублении на полу пещеры ближе. Они стояли, плотно прижавшись, друг к другу. Шинели у них сохранились весьма неплохо и каски были надеты на их черепа. Впечатление было такое, что скелеты ждут приказа броситься в атаку. Часть останков было мумифицировано.


Тут Анджей вздохнул и сказал, что остальное расскажет завтра и почти тут же уснул.


Глава 11


Майор Патрик Вейн, командир разведгруппы сидел, словно как на иголках весь тот путь, который ему и его товарищам пришлось проехать на вместительном микроавтобусе от столицы до границы Полабии. Ему всё время мерещилась погоня. Патрик то и дело выглядывал в окно, пытаясь узреть что-то, что могло говорить об опасности, угрожающей ему и его группе. Но всё было пока спокойно. Всё шло по плану.

Переход границы было заранее запланировано осуществить в одном из сел в Закарпатье. Там у службы разведки был надежный проход на территорию Украины, а уж оттуда добраться до родины не составляло вообще никакого труда. Теперь, когда езды до места назначения оставалось минут двадцать майор, наконец, успокоился и погрузился в размышления и воспоминания.

Началась эта история совершенно неожиданно для Патрика. Он ожидал, что из Лос-Анжелеса, куда он прибыл вместе со своей группой после завершения очередной успешной операции в одной из латиноамериканских стран, улетит домой. Он давно не был в отпуске. Но вместо этого внезапно оказался в Полабии: вместе со всей своей командой. Здесь Патрик встретился со своим давним знакомым майором Брауном. Это был старый вояка, с которым они много раз бывали в различных передрягах. Как только Патрик и Браун остались одни, сразу же Браун рассказал всё, что он знал о предстоящей операции. О том, кто был заказчиком, и чего следует опасаться особо в период проведения предстоящей операции. Картина получалась со слов майора Брауна не очень привлекательная. Фактически разведчикам предстояла работа по исполнению каких-то задач, поставленных перед ними международными банкирами. Это было очень неприятно узнать. Но делать было всё равно нечего. Так что пришлось эту работу исполнить.

Группа, собиралась в небольшом частном санатории, который находился в пригороде столицы Полабии Варги в течение двух суток. Для обеспечения сохранения тайны каждый из её членов добирался до места самостоятельно. Патрик был в Варге много раз, прекрасно ориентировался в городе, свободно владел полабским языком, поскольку его мать приехала в США из Полабии еще ребенком вместе с родителями и с другими родственниками. И с детских лет полабский язык был для Патрика родным. Но никогда сюда он не попадал по делам службы.


В ожидании разъяснений деталей Патрик, первым прибывший на условленное место провёл два дня. Наконец на третий день, когда вся группа была в сборе, Браун, то уезжавший из санатория, то возвращавшийся назад предложил Патрику съездить для получения инструкций по проведению операции в одно из предместий Варги.


В небольшом загородном коттеджном поселке Браун остановил автомобиль у входа в небольшой медицинский центр. Они вышли из машины и направились к входу в здание.

– Устраивайся, потихонечку тут с возможным комфортом – сказал Браун.

- Как скажете, дорогой друг. Ваше слово для меня закон – ответил Патрик.

– Присмотритесь, внимательно, к данной местности, всё может быть. Вполне возможно нас здесь ожидает засада. Пути отхода и прочее ты должен всё это в уме уже давно проработать – сказал Браун

– К чему? – спросил Патрик. – Я прекрасно знаю тебя. Если бы здесь было бы так опасно, как ты пытаешься мне внушить, то тогда я в том уверен на все сто процентов, ты отправил бы меня сюда одного. А раз ты со мною, значит, опасности здесь никакой нет.

– Что же, насчет опасности ты прав – я не дурак, чтобы просто так свою голову подставлять под пули. Но вообще я этот разговор начал не просто так. Я его начал к тому, что похоже на то, что ты сюда надолго определяешься, здесь ты станешь другим человеком. Лучше, чище, добрее. Здесь ты заново родишься – показал Браун подбородком в сторону больницы.

- Ну, это вряд ли. Я как личность уже давно состоялся. Но может быть, они у меня каких-нибудь микробов паразитов обнаружат и выведут – отвечал Патрик. – Я не буду против этого. И возможно после этого я действительно стану лучше.

- Ну ладно. Давай будем прощаться. Я сейчас поеду назад. Желаю тебе всяческих успехов – сказал Браун.


Патрик, попрощавшись с другом, пошел дальше один, а Браун поспешно развернулся и отправился к автомобилю и вскоре отъехал от здания.

И вот уже Патрик стоял один в приемном покое, провожая глазами удаляющийся лимузин. В этот момент к Патрику обратились с вопросом:

— Месье Адам?

Чуть помедлив, Патрик, оборачиваясь, ответил:

- Да, это я.

Секретарша предложила ему следовать за нею. И вот вскоре Патрик оказался в кабинете, где сидел, за столом тщедушного вида мужчина, лет сорока пяти от роду, одетый в белый халат, похожий на деревенского доктора. Он блаженно улыбнулся Патрику, когда тот вошел в комнату и сказал:

— Рад вас видеть месье Адам.

И протянул ему свою руку для рукопожатия.


Патрик вяло пожал протянутую руку. Ему было видно, что мужчина всё время изучает его — молча, с застывшей улыбкой, точно художник, любующийся своим творением. Видно было, что мужчина доволен увиденным зрелищем.

— Здравствуйте. И мне радостно повстречать здесь такого хорошего человека – сказал Патрик.- Как вас зовут?

Мужчина в халате сидел в кресле и продолжал внимательно рассматривать своего гостя. После паузы он ответил:

- Пан Адам, зовите меня запросто, Кен.

- Мне интересно было бы дорогой Кен узнать у вас об одной сущей нелепице. Просто спросить вас, о чем вы хотели бы со мной поговорить, уважаемый друг? – спросил Патрик.

— Хорошо. Постараюсь быть кратким. Я хотел с вами поговорить о выполнении задания. А оно для вас в первую очередь заключается в том, чтобы стать практически новым человеком. Стать Анджеем Кнехтом. Точнее. Стать его двойником. Я понятно излагаю свои мысли? – спросил Кен.


После этих слов, он передал Павлу пакет с документами.

- Пан бригадный генерал, командующий столичным гарнизоном Анджей Кнехт? Известная шишка. И как же я им стану? – спросил Патрик.

- Я хочу вас предупредить. Вам придется немного пострадать за отечество – сказал Кен. - Я сейчас убедился в том, что вы уже имеете поразительное естественное сходство с этим самым Анджеем Кнехтом. И это прекрасно и во многом упрощает нашу задачу. Но этого мало. В этом центре наши врачи еще дополнительно сделают тебе небольшую пластическую операцию и тогда тебя от полабского бригадного генерала Анджея Кнехта его мать родная не отличит. Вы станете точной копией этого парня. И в нужный момент подмените его на время. И понятное дело не ради пустого развлечения. Вам нужно будет раздобыть особо важные для страны документы в это непростое время. Но об этом позже.

– Послушайте, а почему вы решили, что я соглашусь на эту операцию? Мне это совершенно не нравится. Да и моей небольшой группы вряд ли хватит для проведения данной операции. Тут нужны серьезные ресурсы. Может, пока отложим начало операции и запросим у центра помощь? – спросил Патрик.

Тщедушный мужчина тут же ответил:

– Мы не можем отложить начало проведения операции ни на день. Руководители наши убеждены в том, что если не будут срочно приняты самые решительные меры по взятию под контроль ситуации в Полабии, то мы можем получить вместо дружественного, союзного нам государства потенциального неприятеля. Неприятеля, в которого в последние годы были вложены нами огромные средства. В том числе армия Полабии была оснащена нашим лучшим оружием. Всё это делалось потому, что у нас была уверенность в том, что политика Полабии не претерпит, никакого серьезного изменения в ближайшие годы. Но сейчас всё стало по-другому здесь. Политика этой страны по отношению к США может вскоре изменится кардинальным образом. Но пока это только возможность. Пока все отношения внешне остаются всё столь же дружественными, как и раньше. Поэтому и привлечены нашей стороной к проведению данной операции только весьма ограниченное количество особо проверенных людей. Ваших парней данные я прекрасно знаю. Все они лучшие из лучших бойцов. Да и вы у нас на хорошем счету пока господин Патрик.

– И что? – сказал Патрик. – Разве отсюда следует, что мы с этой ситуацией легко разберёмся?

– Надо разобраться. Другого пути у нас нет. Страна ждет от вас исполнения долга перед ней. Мы же профессионалы – сказал Кен. - Мы должны отстоять интересы нашей страны и решить ситуацию в нашу пользу, используя любые средства. Надеюсь, у тебя нет возражений?

– Да боже упаси, – сказал Патрик. – Ничего подобного. Рад возможности рядом с вами встать на защиту интересов родины. Но насчет операции, нет ли у меня права отказаться от неё.

– Скажу тебе честно. У тебя нет права отказаться от операции. Понятно? У тебя есть еще какие-нибудь вопросы еще? – деловым тоном осведомился Кен.

- Есть, но не всё сразу. Я их задам позже, а пока давайте перейдем к делу – сказал Патрик.

- Я согласен, с вами. Действительно, хватит лирики, пора переходить к непосредственной работе. Я сейчас отведу вас к врачам, и они начнут вас готовить к операции. Вам придется остаться здесь вплоть до момента начала проведения операции. Как только вы будете готовы заменить Кнехта, так сразу же мы и приступим к проведению операции - отвечал Кен.


- Умеете вы людей обрадовать, господин Кен – промолвил немного ошарашенный Патрик. – А вот потом. После операции. Как я верну свою прежнюю внешность? Кто меня будет тогда оперировать?

- А зачем? Анджей Кнехт красавец мужчина. Он намного лучше выглядит внешне, чем вы. Вы нам доплатить будете обязаны после операции. Видел бы ты сейчас на свою физиономию. На неё смотреть без содрогания нельзя. А через некоторое время на тебя из зеркала будет глядеть шикарный мужчина. Женщины тебя будут на руках носить.

Но это шутка. Не беспокойся. Всё будет сделано, но только после возвращения на родину. Вряд ли у нас будет возможность спокойно тебя прооперировать после того, как ты войдешь здесь в игру. Там главная задача будет унести ноги в целости и сохранности. И сохранить полученные данные. Ты об этом лучше всех нас знаешь – сказал Кен.


После небольшой паузы гость в сопровождении хозяина кабинета отправился в одну из палат медицинского центра, где его поджидали квалифицированные врачи. И в итоге в предельно сжатые сроки Патрик Вейн превратился в полную копию Анджея Кнехта.


Здесь Патрик прервал на некоторое время свои воспоминания. Он посмотрел в окно. Погода в горах, где они проезжали сейчас, была ясная, хотя уже потихоньку начинало смеркаться. Настроение в этот момент было предельно мрачным у командира разведчиков. Цель, поставленная руководством, была формально выполнена, но удовлетворения не чувствовалось никакого. Да и с чего бы ему появиться? Патрик снова вернулся к воспоминаниям. Он вспомнил, как они детально проработали план операции. Вроде бы всё было учтено и предусмотрено. Из-за какого-то невероятного стечения обстоятельств, всё пошло совсем не так, как планировалось. Кнехт оказался не Кнехтом, соответственно доверия ко всем добытым документам их группой никто теперь не испытывал. И в результате всего этого теперь всех участников операции впереди ждало серьезное внутреннее расследование.



Никто сейчас там наверху не поверит в чудеса, в то, что по неизвестной причине Анджей Кнехт смог оказаться одновременно в двух разных местах, раздвоившись. И он бы не поверил никогда в эту историю. Черт возьми, это просто фантастика какая-то. В плену у разведгруппы и на борту президентского самолета в один и тот же момент, оказалось, по Анджею Кнехту. Нет, никакой ошибки здесь быть не может. Анджей Кнехт может быть только в одном экземпляре, и этот экземпляр сейчас находится в Австралии. А это и есть провал операции. И теперь все будут искать причину провала и всё сведется к тому, в конце концов, что начнется поиск того кто сдал информацию на сторону, которая привела к провалу операции среди членов его группы. Других вариантов никто не станет придумывать даже. Дальше все предельно просто. Внутреннее расследование. Домашний арест. Стопка чистой бумаги в палец толщиной, заботливо врученная авторучка с запасным стержнем. И бесконечные допросы.


Патрику не раз приходилось бывать в различных сложных ситуациях и раньше, но такого провала он никогда не знал. А ведь ничего не предвещало беды. Они сделали всё так, как и должны были сделать. Никакого отступления от плана не было допущено. Он, воспользовавшись результатами хирургического вмешательства и природным сходством с командующим гарнизона Варги, который был блестяще нейтрализован его напарниками возле аэропорта, выкрал важнейшие документы из сейфа министерства обороны Полабии и сумел уйти от преследования.


Единственный раз они отошли от разработанного плана. Его товарищи подбросили того Кнехта, который у них был полабцам в тот момент, когда над частью группы нависла реальная опасность обнаружения и захвата. И тем самым был обеспечен вывод группы из опасного места и спасение добытых разведданных. Всё было правильно сделано. Это был явный форс-мажор. Но вот то, что вдруг оказалось, что Анджей Кнехт, тот который был ими схвачен, не был похищен, а находится в Австралии, всё теперь ломало. После такого конфуза, хоть вешайся. Как такое могло случиться? Оставался бы у них их Кнехт, можно было бы как-то оправдаться перед начальством, были бы какие-то доказательства того, что они выполнили свою работу честно, а так получается просто дикий ужас. Словно их команда не смогла захватить Кнехта и решила выдать желаемое за действительное, сообщив о захвате бригадного генерала.



Тут машину слегка качнуло, и Патрик невольно отвлекся от мрачных размышлений. Их машину на огромной скорости обогнал черный лимузин. А в зеркале заднего вида обеспокоенный Патрик увидел еще один автомобиль, который их тоже постепенно настигал. Майор быстро соображал. Места были здесь глухие, кругом – лес, дорога петляла в горах, так что, видимость была весьма ограничена. Идеальное место для засады. И в подтверждении этих мыслей на следующем повороте Патрик увидел, что дорога была перекрыта. Впереди перегораживал путь огромный военный вездеход, черный лимузин стоял слева от него, а сзади пути к отступлению перекрывал большой синий пикап. Мужчина, что сидел в пикапе рядом с шофером, в камуфляже, приспустил стекло и высунул руку с полосатым жезлом, и стал им властно махать.



Сидевший за рулем боец, вопросительно глянул на командира.

– Притормози, сделай вид, что останавливаешься – сказал Патрик. – И на счет семь рванем вниз.


Водитель с опаской посмотрел на крутой, густо поросший деревьями и кустарниками, склон горы и сказал:

- Добро.


И майор начал считать вслух. Когда он сказал семь, машина рванула вниз по склону горы. Какое-то время её удавалось удерживать на крутых виражах, но Патрик понял быстро, что дальнейшая поездка становится с каждой секундой всё более опасным мероприятием и приказал оставить автомобиль. Вся группа, быстро собрав вещи, на ходу покинула машину и двинулась дальше в лес пешком.
***



Ночью группа двигалась практически без остановок и к утру вышла к небольшому хутору недалеко от границы. И здесь Патрик принял решение остановиться. Бойцы определили дом, в котором, по всей видимости, никого не было, свет в нем не горел практически негде, и пробрались в него. Дом был пуст, но в нем жили люди, он не был заброшен. Команда расположилась на отдых. А примерно в обед машина, в которой за рулем находилась молодая, миловидная светловолосая девушка въехала во двор деревенского дома, в котором остановились на отдых разведчики. Девушка вышла из автомобиля и направилась в дом. Патрик решил действовать на опережение. Он вышел из дверей навстречу удивленной хозяйке дома, снял огромные черные очки, закрывавшие почти половину лица, и сказал:

- Будем знакомиться. Меня зовут Анджей Кнехт.


- Я это поняла - ответила ему девушка после небольшой паузы – Я вас прекрасно знаю, вы наш знаменитый земляк, пан Анджей. А меня зовите Анна. Я живу в этом доме с самого рождения. Но что вас привело ко мне в дом?

- Анна я вам расскажу всё. Цепь удивительных событий привела меня и моих товарищей под сень вашего дома – сказал Патрик.

- Рассказывайте – ответила Анна.


И Патрик рассказал историю о том, что ему и его команде поручена тайная операция против врагов отечества. Руководство привлекло Анджея, потому что он уроженец здешних мест и прекрасно знает местность и людей. А сейчас ему нужна помощь.

Анна слушала очень спокойно, потом начала говорить:

- А какую помощь я могу вам оказать сейчас?


Патрик сразу же ответил:

- Мне нужно сейчас по возможности незаметно попасть в соседнюю деревню. Не могли бы вы отвезти меня туда и обратно?

- Почему не могу? Могу. Но сначала в любом случае мне сейчас нужно будет прозвонить в школу, где я работаю учителем математики и предупредить своих коллег, что меня сегодня не будет на работе. Вы позволите мне сделать звонок? – спросила Анна.

- Звоните - ответил ей Патрик.


После того, как Анна прозвонила в школу и рассказала о том, что внезапно к ней приехал её близкий друг, и поэтому её сегодня после обеда не будет в школе, девушка пригласила Павла в машину. Тот занял место на заднем сиденье. И сразу же они отправились в путь. Дорога до соседней деревни заняла минут сорок. Здесь Патрик оставил Анну поскучать в машине одну, а сам отправился на поиски местного жителя по фамилии Москаль. Через некоторое время ему удалось с ним встретиться. Патрик узнал от агента, что с пересечением границы вопросов не будет.


Мало того, Москаль пообещал к вечеру прислать за отрядом микроавтобус. Довольный Патрик вернулся к машине. Назад Анна предложила вернуться по другой дороге, ей нужно было заглянуть в магазин на окраине большого села ассортимент, в котором был намного богаче, чем в маленьком селе, в котором они находились. Пан Анджей не мог отказать даме в таком пустяке. И вот они отправились в обратный путь по новому маршруту. Анна посетила магазин, где приобрела всё для небольшого домашнего ужина с почетным гостем. Ей было жаль, что нельзя было пригласить к себе соседей, ведь ей так хотелось, чтобы все узнали о том, какой важный гость посетил её дом сегодня.


После посещения магазина они поехали на хутор. И вот когда до хутора осталось всего несколько километров пути, на очередном повороте перед их глазами появился в отдалении дым от пожара. Патрик попросил остановить машину. Он вышел из неё и отправился вверх по склону горы. Пройдя несколько десятков метров, он ловко взгромоздился на дерево, с которого открывался прекрасный вид на хутор. Патрик вынул небольшую, но исключительно мощную подзорную трубу. С первого же взгляда было ясно, что горел дом, в котором осталась его группа. Весь хутор был наполнен полабскими коммандос. Патрику удалось рассмотреть самое главное. На земле лежали трупы всех восьмерых членов его отряда.



Патрик стоял на месте и безумная ярость, и боль изнутри грызла его. Он потерял разом всю свою команду. Всех своих боевых товарищей, с которыми прошел сквозь множество испытаний. И вот эти мастера своего дела, эти великие воины лежали мертвыми на земле, в маленькой полабской деревушке и он, их командир не мог сейчас ничего предпринять для того, чтобы сразу же отомстить за своих друзей. Это было просто невероятно тяжело. Расставались максимум на пару часов, а в итоге оказалось навсегда. Это было ужасно.


К тому же еще и всё произошедшее было абсолютно неправильным. Жители не вывезены из села. В населенном пункте среди бела дня спецназ атакует дом местной жительницы и фактически стирает его с лица земли, без всякой попытки переговоров с находящимися в нем людьми. Если бы были переговоры, то о них бы ему его ребята нашли бы возможность сообщить. Ясно, что никаких переговоров не было, было внезапное нападение с использованием тяжелого вооружения. Значит, приказ у командира коммандос был ясным, пленных не брать и в переговоры ни с кем не вступать. Всё конечно может быть. Но всё равно действия врагов действительно были весьма необычными. Патрик, несмотря на то, что многое в жизни повидал, впервые столкнулся с подобной ситуацией, когда вот так действовал спецназ. Тем более, ситуация была невероятной, что сейчас он находился не в зоне военных действий, в каких-нибудь забытых богом местах, а на территории мирного европейского государства.


Но как не был странен этот штурм, размышлять о сложившейся ситуации долго Патрику сейчас было нельзя. Нужно было срочно решать, как поступить. И Патрик, после небольшой паузы, вернулся к машине и сказал Анне, что ему срочно нужно вернуться назад, в ту самую деревню, откуда они только что приехали. Он рассказал о том, что враги напали на её дом и захватили в плен его друзей, Анна выслушала его очень спокойно, потом начала говорить:

- Либо вы все же просто сошли с ума, либо действительно происходит нечто необычное. Я думаю, что происходит нечто странное. Черт, как я влипла! Ладно, что теперь голосить, связалась с военными людьми, значит нужно быть готовой к экстремальным ситуациям. Хорошо, поедем в эту самую деревню. Садитесь, карета подана.

После этих слов, Патрик сел в машину, и Анна развернула автомобиль, и они дальше поехали в обратную сторону.


Глава 12



Проснувшись утром, после короткого сна, беглецы привели себя в порядок, затем позавтракали и потом пан Анджей и пан Вацлав стали, сидя на кухне, рассуждать о том, что нужно в данной ситуации предпринять. Анджей считал, что квартиру скоро вычислят коллеги Вацлава и тогда их здесь и задержат. И поэтому нужно было скорее изменить место дислокации. Вацлав с ним не был согласен. Запас продуктов в квартире был солидный, можно было из неё некоторое время вообще никуда не выходить. Найти их здесь будет не так легко. Вацлав сказал в завершении своей речи:

- Для нас сейчас самое главное суметь правильно разобраться в сложившейся ситуации. Пока у нас не будет ясного понимания того, что вокруг нас происходит, мы не сможем принять соответствующих мер. Так что будем сидеть здесь и собирать информацию. Я уверен в том, что скоро многое станет более понятным и тогда мы и можем приступить непосредственно к действиям.


Но Анджей ответил ему резко:


- Нет, ты не правильно сейчас рассуждаешь. Сейчас самое главное сообщить министру обороны о том, что вместо меня в ряды нашей армии внедрен иностранный агент, и это смертельно опасно для интересов нашего государства. Я не могу сейчас прятаться. Я себе этого после не прощу. Разве я не прав?


Вацлав усмехнулся и сказал:

- И что ты предлагаешь делать? Ты поедешь к зданию министерства обороны и там сдашься? Ты не забыл того, что люди из этого ведомства совсем недавно пытались тебя убить? Не кажется тебе, что твое ведомство занимает какую-то странную позицию в данном деле. Я бы сказал, что министерство словно играет на стороне противника. Во всяком случае, их поведение совершенно не логично, на мой взгляд. Хотя, может быть я и не в курсе всех нюансов данного дела. Но самое странно в том, что позицию министра обороны полностью поддерживает президент страны, который и дал приказ передать дело в руки министерства обороны в нарушение существующего порядка. Это совершенно невероятный факт, для его обычного подхода к делам. Словно его кто-то так же подменил, как и вас.


Анджей на минутку задумался и сказал:

- Всё это действительно странно. Но давай все же не будем так уж сильно нагнетать ситуацию. А то ведь, если поверить тебе, так окажется, что не только министр обороны стал пособником врагов страны, но и сам президент. А это явный перебор. Так что будем надеяться на лучшее. А пока дайте мне телефон, я уверен в том, что у тебя здесь их куча, и все с сим-картами, зарегистрированными на подставных людей. Уверен в том, что вы как человек запасливый, смогли сделать запас из таких необходимых вещей. И я, взяв, сей телефон, отойдя подальше от этого места, позвоню министру обороны и договорюсь с ним о встрече в условленном месте. К примеру, на станции метро. Я по долгу службы отлично знаю все проходы возле станций и смогу там, в случае опасности, спрятаться. И тогда после встречи у меня будет полная уверенность в том, что я свой долг смог выполнить, не смотря ни на что.


Пан Вацлав ответил:

- Весьма похвально пан генерал. А что если история повторится вновь. Что если в метро спустятся люди, у которых будет приказ любым способом тебя уничтожить? Что ты будешь в этом случае делать? А если тебе не удастся спрятаться? Твое появление в метро засекут сразу же, в тот момент, когда ты в него войдешь. А может уже на подходе к нему. И потом, если нет никакого желания тебя арестовывать, просто кто-то приблизится к тебе и применит какое-нибудь оружие, которое гарантировано, отправит тебя в лучший мир. Метро не годится. Найди другое место. И будь готов к любым неприятностям. Извини, но у меня такое мнение. Конечно, я могу и ошибаться, но что-то подсказывает мне, что в данном случае я прав. Что будет делать в таком случае господин начальник столичного гарнизона?

Анджей кивнул головой в знак согласия и сказал:

- Ты всё верно говоришь. Опасность велика. Но и я это понимаю. Уверяю тебя, я смогу так организовать свою вылазку в город, что даже могущественному аппарату министра обороны не удастся меня задержать, если им будет совершена попытка моего ареста. Я начальник столичного гарнизона, я знаю много таких вещей про наш город и про его системы безопасности, о которых не знают в министерстве. Так что не надо меня недооценивать. Но и я не буду и недооценивать силу тех людей, которые сейчас охотятся на нас, и буду предельно осторожным. Так что риск моей вылазки вполне приемлемый. Им меня не взять. Руки у них коротки.

Пан Вацлав насторожено поглядел на генерала Кнехта и сказал:

- Всё равно я с тобой не согласен. Вылазка в город сегодня и попытка переговоров с министром обороны - это огромный и совсем не оправданный риск в данный момент. Но при этом я согласен с тем, что делать в данной ситуации что-то нужно. Невозможно тебе, как кадровому офицеру, оставить министра без информации о том, что в самолет под твоим видом пробрался иностранный агент. Если есть хоть какая-то возможность передать информацию, надо ею тебе воспользоваться. Так что тебе в любом случае придется рискнуть.


И после этого пан Вацлав стал помогать Кнехту, одеться таким образом, чтобы его по возможности не узнали. Завершив сборы, Анджей покинул квартиру и отправился на находившуюся поблизости от дома остановку трамвая. Трамвай подошел буквально через пару минут, после того, как Анджей добрался до остановки. Через полчаса поездки в переполненном трамвае он оказался на тихой улочке в старинном районе города. Здесь, недалеко от старого крестьянского рынка Анджей вышел из трамвая и направился к входу на рыночную площадь. На рынке он очутился в толпе посетителей рынка. По дороге Анджей позвонил на телефон министру обороны. Этот номер он помнил наизусть. К его удивлению телефон сразу же ответил. В трубке послышался знакомый голос:

- У аппарата министр обороны. Кто это мне звонит? Назовите себя.


Кнехт услышал, что знакомый голос министра обороны слегка дрожал. Голос был тот же, но что-то в нем было чужим. Это было странно и необычно. Но долго раздумывать было сейчас нельзя, и пан бригадный генерал сказал в трубку:

- Это я, Анджей Кнехт. Мне нужно с вами срочно переговорить по исключительно важному делу. Это не телефонный разговор. Мне нужна личная встреча с вами.

- Анджей? Это ты? Зачем ты мне снова звонишь? Мы же с тобой пять минут назад говорили по телефону. Всё вроде бы обсудили. Ты же еще пока в Австралии. Так что наверно ты говоришь о встрече после твоего возвращения в страну? Странно это. И к тому же зачем ты сейчас перезваниваешь мне с какого-то чужого телефона. Что за дела? Отвечай – в голосе министра звучало недоумение и раздражение.

- Господин министр обороны – начал говорить Кнехт. - У меня есть для вас особо важное сообщение. Нам нужно срочно встретиться, но сделать это нужно в секретном режиме. Пока сообщаю вам, что до этого вы общались не со мной, а вероятней всего с иностранным шпионом, которого внедрили под моим видом к нам наши русские соседи. Я был похищен в аэропорту представителями иностранной разведки, в тот самый момент, когда вы послали меня за дополнительными наградами в здание аэропорта. А вместо меня в самолет попал мой двойник. Затем я был вероятней всего с целью отвлечения внимания от их агента, пытавшегося уйти от погони, подброшен врагами представителям наших спецслужб.

Я был задержан, и меня содержали в спецприемнике государственной безопасности. Потом я узнал о том, что меня было принято решение передать в ваши руки. И в итоге в спецприемник за мною прибыли ваш заместитель с водителем. По дороге в столицу они попытались меня убить. Только моя сноровка помогла мне справиться с убийцами и спасти свою жизнь.

- Анджей, вы трезвы? Что вы такое несете? Я посылал своего заместителя? Я впервые об этом слышу. Если всё обстоит так, как вы и рассказываете, то за вами должен был приехать кто-то из следователей. Но я в любом случае рад вас слышать. Я думаю нам действительно нужно встретиться и снять все вопросы. Если вы настоящий наш бригадный генерал, то мы это сможем точно определить лучше, чем кто-либо иной. А если… – голос министра звучал точно так же как в виденном им сне.

- Да, я абсолютно трезв. И я готов встретиться с вами – ответил Кнехт.

- Хорошо, сейчас за вами я пришлю машину. Где вы сейчас находитесь? – спросил министр.

- Не надо никого за мною посылать. Я хочу переговорить лишь с вами одним. Выйдите сами из здания министерства и войдите в метро. Поезжайте на конечную станцию, выйдите на перрон и там я вас и встречу. Как только подойдете к станции метро, так сразу же мне перезвоните. Я нахожусь рядом со станцией и сразу же пойду к вам на встречу – сказал пан Анджей.

- Понял. Хорошо, так и быть, я пойду тебе на встречу. Помни мою доброту. Я уже встал из-за стола и отправляюсь к тебе на встречу в метро, я иду с телефоном в руке. Как подойду к станции метро сразу же тебе перезвоню. Надеюсь, мы с тобой сегодня снимем все вопросы, а то их в последнее время стало, что-то чересчур много. Это меня бесит. Так что жди моего звонка – ответил министр обороны.

- Тогда я пока буду ждать того, что вы мне перезвоните – сказал Анджей.

- Я тебе перезвоню через пять минут, Анджей. Никуда не исчезай и не отключай свой телефон – ответил министр.

Анджей действительно пять минут ждал ответного звонка, разместившись на одной из скамеек возле входа на рынок. Телефон зазвонил, точно по истечению пяти минут, и Анджей услышал в трубке знакомый голос министра:

- Всё, я спускаюсь в метро. Я воспользовался специальным входом. Буду на конечной станции примерно через пятьдесят минут. До встречи!

Кнехт ответил:

- Хорошо, я пошел к метро. До скорой встречи.

Анджей, ответив на звонок, встал со скамейки и, вынув из него батарею, забросил телефон в ящик для мусора. И потом отправился на остановку трамвая. Здесь он сел в трамвай и на нем проехал пару остановок в сторону центра. Анджей вышел из трамвая в живописном месте, расположенном совсем рядом с руслом реки. Затем он отправился в большое здание, расположенное на набережной возле реки. Сначала Кнехт вошел в большой холл, а потом он поднялся на лифте на последний восьмой этаж здания. Явно здесь в этом огромном доме была расположена контора какой-то строительной организации, в коридоре висели плакаты, на которых были видны макеты зданий и жилых комплексов. Анджей прошел по пустому коридору к железной двери и набрал код замка. Дверь медленно отворилась.



Перед генералом открылся небольшой темный коридор. Кнехт машинально включил свет и закрыл за собой дверь. Потом он вошел в один из кабинетов. В нем на столах стояло несколько компьютеров, соединенных в сеть. Анджей включил один из них и набрал код доступа в систему. Через пару минут перед ним на экране монитора стала видна конечная станция метро, которую он вроде бы должен был сейчас посетить.

До назначенной встречи с министром оставались считанные минуты. Анджей смотрел на то, как подъезжали электропоезда, но тот, человек, которого он ждал, так не появился. Зато он сразу заметил подозрительных людей, которые долгое время никуда не уезжали. Их было трое. И глядя на них Анджей понял, что они не посланы задержать Кнехта. Нет. Это были убийцы. Кнехт это сразу определил для себя.


Задерживаться теперь здесь смысла уже не было. Анджей, узнав всё, что ему было нужно, покинул здание на берегу реки и отправился на конспиративную квартиру. Добравшись до места, он рассказал Вацлаву о том, что произошло с ним этим днем. После этого он резюмировал:

- Вот думаю. С этим самолетом случилось что-то совсем странное. И заместитель министра, и теперь сам министр, всё это очень странно.

И тут в разговор вступил Вацлав:

- А что? И замминистра обороны тоже был в самолете? Тот, который погиб от вашей крепкой руки. Кстати никто не сообщил о его гибели. В интернете полная тишина. Никакой информации.

- Да, он так же был в самолете. Но я продолжу. И замминистра. И сам министр обороны... они стали ... они чужие...Они совсем чужие для нас. Враг проник в наши верхние этажи власти. Это катастрофа! – сказал в отчаянии Кнехт.

- Кругом враги. А кто же свой? Должен же кто-то быть своим, не может быть, чтобы враги заменили всех представителей власти в стране - спросил Вацлав.

- Получается среди них, тех, кто был в этом самолете, больше нет своих. Я в этом теперь уверен – отвечал Анджей.

- А кто не был на самолете? Может кто-то из них всё же сможет нам помочь? – спросил Вацлав.

- Не был только премьер-министр страны, только он, получается. Он единственный кто может нам сегодня помочь. Нужно срочно с ним повстречаться. Я уверен в том, что он нам поможет – сказал Анджей.

- Сможем ли мы к нему попасть, чтобы предупредить о том, что случилось и попросить его о помощи? – спросил Вацлав. – Мы работали всегда под эгидой президента и его администрации. Председатель правительства всегда был для нас второстепенной фигурой. Так что выходов у меня на него нет. Есть ли у тебя возможность сейчас к премьер-министру прорваться, с учетом всех наших обстоятельств?

- Я не уверен, но попытаться придется – ответил Кнехт. – Сегодня я больше не стану рисковать, с меня довольно приключений. А вот завтра мы попробуем прорваться к премьер-министру на встречу. И нас никто не сможет остановить.

- Но для этого мы должны сегодня всё по возможности рассчитать и предусмотреть. Иначе удачи нам не видать. Давай поужинаем и займемся детальной проработкой завтрашней операции. Мы должны всё предусмотреть. Времени у нас с тобой предостаточно – сказал пан Вацлав и занялся приготовлением ужина.

После него оба беглеца стали кропотливо прорабатывать план своей завтрашней операции.
***

- Что же тогда давай закончим нашу сегодняшнюю работу. Всё что могли мы сегодня уже с тобой разобрали и обсудили. Теперь осталось только реализовать наш план. Думаю, что у нас всё получится – сказал пан Вацлав.
- Согласен. А сейчас давай объявим отбой в казарме. Завтра дел очень много нужно будет сделать – согласился Кнехт.

- Это правильно. Ложимся спать, но при этом не забываем о том, что ты обещал завершить свой рассказ о своих детских похождениях – напомнил другу пан Вацлав.

– Хорошо, что ты напомнил. Я не люблю, не исполнять свои обязательства, так что давай я свою историю завершу. Так вот. Испугался я страшно, оказавшись в этом ужасном месте. Но потом мне стало стыдно. Я ведь был самым взрослым из нас. Я должен был взять себя в руки и не показывать свой страх малышам. Я попросил друзей, вернутся домой, а сам решил исследовать пещеру, но ребята, не смотря на свой страх, решили не возвращаться домой, а вместе со мною сначала осмотреть пещеру. И вот мы и отправились вглубь пещеры.

В первую очередь мы подошли и посмотрели вблизи на скелеты. Впечатление было ужасающим. Мы шли по какому-то царству смерти. Я увидел рядом скелет, какого-то гиганта, он сидел на земле, привалившись спиной к стене. В руках, или точнее в белых костях рук он держал пулемет. Да и остальные скелеты тоже либо продолжали сжимать белыми костями автоматы и пулемёты, либо оружие валялось рядом с ними. Теперь нам стало ясно, что мы видели место боя, которое стало огромной коллективной могилой для сотен немецких солдат и офицеров.


Явно это не было местом расстрела. Немцы были вооружены до зубов. Мы продолжали идти по пещере. Кругом валялись различные ящики. Чаще всего с оружием и боеприпасами. В одном из ящиков мы нашли картонные коробки со свечами. Все свечи из одной коробки мы зажгли сразу, и они осветили почти всю пещеру. И перед нами возникло еще более удивительное и устрашающее зрелище. Оказалось, что в пещере находилось несколько бронетранспортеров и один огромный танк, просто невероятных размеров танк, на боку его была нарисована белая свастика. Мы его обошли кругом и подробно рассмотрели. Он был очень большой, потом я узнал, что это был королевский тигр. Это было очень удивительно, здесь такой танк, он же не ездит сам до места боя, обычно их привозили к линии фронта на поездах. И вдруг такой танк, стоял без всякого присмотра здесь в горной местности. Это было просто фантастикой.


Я сразу понял, что его могли привезти на поезде на станцию и оттуда тигр мог прийти сюда по шоссе. Я все еще стоял и разглядывал его, а один из моих товарищей тем временем нашел и открыл переднюю дверцу. Он с трудом дотянулся до ручки и потянул ее на себя, дверца сразу же открылась. Я скорей побежал к нему. Побывать в настоящем немецком королевском тигре было настолько интересным делом, что весь ужас с меня как рукой сняло. Я подбежал и увидел, что и тут в открывшемся нижнем отсеке танка находится скелет, одетый в черный эсэсовский комбинезон. А ребята тоже не растерялись. А они уже забрались внутрь танка сверху. Я ухватился за поручень и поднялся наверх, вслед за ними. И заглянул внутрь танка.


Там было очень темно. Наконец, один из моих друзей зажег свечу, и стало видно внутреннее устройство танка. В центре располагалось боевое отделение, над которым устанавливалась башня с вооружением. Слева от пушки крепилось сиденье заряжающего, справа - наводчика и командира танка. В боевом отделении размещался боекомплект, а под вращающимся полом - гидропривод поворота башни и два топливных бака. Но это я уже говорю исходя из знаний сегодняшнего дня. Тогда я просто наблюдал ужасную, но фантастически интересную картину. Человек ко всему привыкает. Я и мои друзья, как-то постепенно вышли из шока и стали всё меньше придавать значения ужасающим картинам подземелья.



Наконец, мы дошли до конца пещеры. Пещера завершалась какими-то огромными железными воротами красного цвета. Ворота были украшенные многочисленными рисунками и орнаментами, все они выглядели величественными и угрожающими. Достаточно было окинуть взглядом эти ворота, которые закрывали вход, чтобы убедиться в том, что за ними скрыто гигантское внутреннее помещение. Судя по стенам и воротам, за воротами было просто гигантское помещение. Я даже затруднюсь сказать, с чем его можно сравнить. Зачем такое громадное помещение прятать в наших горах? Должно быть, какое-то рациональное объяснение такой громадной величине подземелья. Почему его создали столь огромным, какой в этом смысл?

Понятное дело, что мне никто не ответил на мой немой вопрос. Постепенно мы поняли, что военная техника и сопровождавшая её пехота вошли в подземелье со стороны шоссе. И видимо вся эта масса солдат и военной техники было брошено немецким командованием на штурм этой гигантской двери ведущей в подземелье. Но потом видимо в ходе боя вход в пещеру со стороны шоссе был взорван. А все кто участвовал в попытке штурма железных ворот, погибли. В тот день мы получили огромное количество трофеев. Мы принесли домой массу интересных вещей. А потом наши родители повели нас в полицию и мы рассказали о том, что видели в подземелье. Мы указали полиции место, где был вход в подземелье. Но щели мы не нашли. Вход был закрыт гранитными глыбами. Пытались даже взорвать их, но всё безрезультатно. Так и не смогли туда мы вернуться. А через некоторое время приезжали из Варги ученые и расспрашивали нас.

И тут Анджей воскликнул:

- Эх, черт! Анджей Пихту! Он же был одним из тех ученых, кто занимался со мной после тех невероятных событий. Он долго расспрашивал нас всех об увиденном в подземелье ужасе, и записывал наши рассказы в толстые тетради. Его интересовало всё. Я запомнил его из-за того, что мы с ним были тезками. И он хотел вечером перед вылетом встретиться со мною. А позже я узнал о том, что он погиб под колесами автомобиля. Это всё не простое совпадение.





Глава 13






Машина ехала по проселочной дороге по направлению к только недавно покинутой Патриком и Анной деревне. Патрик вспомнил, что уже когда-то был почти в такой же растерянности. Но в тот раз это случилось не в тот момент, когда ему до крайности был необходим ясный, холодный разум, тогда у него было время для того чтобы разобраться в ситуации. А сейчас Патрик прекрасно понимал, что его ребята погибли не просто так, а потому что произошла измена. Патрик думал о том, что их предали. И его парни сегодня погибли из-за того, что кто-то решил пожертвовать их и его Патрика жизнью ради своих неизвестных никому кроме них самих интересов.

Может так получиться, что он если и останется в живых, то не сможет никогда узнать, за что он мог погибнуть. А если он погибнет в ближайшее время, то тогда никто и не подумает капаться в причинах их гибели. Хитроумные и коварные генералы всё представят так, что группа Патрика совершила кучу ошибок, в результате которых и попала в окружение и, выходя из него, вся до одного человека и погибла. Патрик был одним из лучших бойцов, но сравниться с мастерской изворотливостью того же Миллера, ему было не под силу. Этот человек был экспертом-заговорщиком, рыцарем плаща и кинжала. И не только имел к этому способности, но и получал от интриганства совершенно очевидное удовольствие. Это было заметно. Патрик проклинал про себя Миллера и его коварство. Майор был уверен в том, что косвенно или прямо в гибели его людей был виноват именно генерал Миллер. Но как это доказать? Как привлечь генерала к ответственности? Проще всего было, недолго думая пристрелить генерала, с этим Патрик бы справился легко. Но этот путь был все же неприемлемым для майора.



Патрик понял, что убить генерала он не имеет права, и при этом сам он никогда не сможет вывести на чистую воду хитроумного Миллера, так как не имел даже любительского влечения к следовательской работе. Он мог довольно хорошо претворяться, мог обманывать легко людей, входить быстро к ним в доверие, но только если его к этому обязывала работа. Но ничто не смогло научить его относиться к хитрости и подлости, как к естественному явлению жизни.

И вообще, с самого начала вся эта операция вызывала у Павла острое чувство опасности. Он так и не смог поверить господину генералу Миллеру ни на йоту. Для Патрика бывший член их клана теперь служил большим деньгам и поэтому был для его ребят и его самого смертельно опасен. Патрик надеялся, что пронесет, но не пронесло. Что-то такое, что случилось, можно было предполагать с самого начала, но конечно никогда Патрик не мог даже представить себе какое ужасное предательство может произойти. Если бы ему кто-то сказал о том, что он потеряет всю свою команду в мирной стране Полабии, он бы ни за что в это не поверил. Это же просто невозможно!

Да и вообще! Вся эта операция была странной и совершенно непонятной. И, похоже, совершенно бесполезной. Но тут ничего не было возможно изменить - всё это было не их ума дело. Всем этим занимались большие начальники. Они приняли решение – операция началась. Они приняли новое решение – операция была прекращена.

Но то, что происходило сейчас, точно не было предусмотрено большими командирами. И поэтому вот сейчас нужно было как можно быстрее понять Патрику, что следует предпринять в сложившейся ситуации.


С этими мыслями посмотрел на Анну и увидел, что по её лицу медленно текут слезы. И тут Патрик неожиданно подумал о том, что он встретил эту девушку, такую добрую и отзывчивую на своем пути на её беду. Дом её сейчас стоит разрушенным. Сама она рядом с ним находится, судя по всему в смертельной опасности. Смерть может её настигнуть в любой момент. Эти фантастические злодеи из местных коммандос совершенно очевидно получили приказ уничтожить разведчиков любой ценой и без всякой оглядки на закон. Это было невероятно, но это было фактом. Если автомобиль с Анной и Патриком попадется на глаза к этим варварам, то они, не задумываясь, разнесут автомобиль в клочья, вместе с его пассажирами в любом месте, пусть даже на деревенской ярмарке.

Но об этом он подумает позже, сейчас главное сохранить ясность мысли. Как все же выбраться из этой передряги и потом попытаться отомстить за своих товарищей. Эх, товарищ родной, давай сначала, выберемся отсюда живыми и по возможности здоровыми – подумал Патрик.


В этот момент Анна всхлипнула, и Патрик сразу же обратился к ней с вопросом:

- Как вы себя чувствуете? Может быть, мне вас заменить за рулем? Вы что-то совсем плохо выглядите.


Анна вытерла платком глаза и ответила:

- Что же это такое? Как меня угораздило попасть в такую беду? За что мне такое наказание? Вроде бы стараюсь особо не грешить, людям гадостей по возможности не делаю. В костел хожу, богу свечки ставлю. И вот такое бедствие. Чем я перед богом провинилась? Вы случаем не знаете?

Патрик сделал попытку улыбнуться и спросил:

- Я вас прекрасно понимаю, но вы должны и меня понять. Я человек военный. У нас жизнь не такая, как у обычных гражданских людей. Бывают различные сложные ситуации. Не без этого. Но нам не привыкать. Справимся с проблемами и в этот раз.

Тут Патрик остановил свою речь и посмотрел в глаза Анне.
- Вы хоть на каплю мне поверили? У вас такое напуганное лицо, что, кажется, вы чего-то страшно боитесь. Так чего вы так опасаетесь? - спросил Патрик.

- Во-первых, я вам теперь не верю. И честно говоря, мне кажется, что вы просто не здоровы. Если не сказать больше. Извините меня за прямоту, я поняла, что вы не тот, за кого вы себя выдаете. Вы не Анджей Кнехт. Я это теперь точно поняла. Вы неизвестно кто. Вероятней всего шпион, а может быть преступник. А может быть вы психически больной человек, который вместе с группой своих друзей сбежал из психиатрической лечебницы – ответила девушка. - И теперь власти вынуждены пустить по вашим следам вооруженных до зубов воинов, готовых к любой агрессии. Вы поймите, что мы гораздо лучше сработаемся, если не будем друг другу лгать. Мне с тобой трудно, потому что я не верю тебе. А тебе трудно со мной, потому что ты не любишь людей, способных тебе перечить, хотя бы раз высказав свое мнение, человек становится твоим врагом. Я это поняла. Ты не здоров и умственно и физически.

– Нет, не совсем так. Я не люблю, когда мне перечат, это так. Но я чаще всего с этим готов мириться, в мире много разных людей, у каждого свое мнение. И это нормально. Я их не осуждаю. Но при этом. Я терпеть не могу тех людей, которые меня могут обмануть и использовать в своих целях. Я всегда работал на победителей. Я всегда был победителем. Но сейчас, я проиграл. Впервые в жизни я проиграл. Это очень больно. Согласен. Согласен я и с тем, что не просто не здоров, я с ума действительно сошел. Извините меня. Мне очень стыдно. Остановите машину. Дальше вам ехать со мною будет крайне опасным. Вы правы. Нет никакой необходимости и дальше вас подвергать такой опасности. Вы и так сделали для меня чересчур много доброго. Мне с вами никогда теперь за это добро не расплатится – сказал Патрик.

- Меня выводит из себя ложь и те интриги, которые плетутся властью вокруг простых людей – сказала обиженно Анна.

- Черт побери, меня самого выводит из себя та ложь и те интриги, которые плетутся вокруг простых людей, какими-нибудь любителями властвовать и устраивать заговоры. С меня хватит. Я действительно вам врал. Я не Анджей Кнехт, кто я на самом деле, я вам сказать не могу, но это вам и не нужно знать. Так что остановите автомобиль, я выхожу. Тормозите. Я не могу дальше вас подвергать опасности. Это подло и бесчеловечно. Я не могу больше себе это позволять делать. Я устал от этого свинства – сказал Патрик.

Машина остановилась. Патрик вышел из автомобиля и стал быстро подниматься вверх по склону горы. Анна молча смотрела на то, как молодой человек стал быстро удаляться от неё. И тут она увидела, что наперерез Павлу вышли с десяток людей в камуфляжной форме. И тут Анна бросилась вслед за Патриком и закричала:

- Стой псих ненормальный, я пошутила. А ты и поверил, дурачок. Никто за мной не ухаживал вчера. Я это придумала для того чтобы тебя позлить. Поедем скорее, нас мои родители уже заждались дома. Хватит уже сердиться. Это совсем не смешно.

На недоуменные взгляды коммандос она словно ответила:

- Да это жених мой. Обидчивый такой, просто ужас. Вернись любимый мой, не обижайся на меня так сильно из-за пустяка. Вернись и не смей на меня сердиться. А не то раздумаю за тебя замуж выходить. Ну, солнце мое ясное. Поедем уже. Хватит дурью маяться.

Тут Анна, наконец, догнав Патрика, привела его за руку к себе опять в машину.

- Не будь ты таким красавчиком, ни за что бы тебе не поверила. И ни за что не стала бы тебе помогать - усмехнулась она - а так не поверить не могу. Доверчивость моя меня точно погубит, но надеюсь как-нибудь в следующий раз. Оставайся у меня в машине, и я попробую тебя довезти до места. Здесь я тебе смогу помочь, я же здесь выросла. Я знаю, как проехать к той деревне окольными путями. Никто точно там тебя искать не будет, а если кто увидит нас из местных жителей, скажу, что ко мне приехал мой жених из Варги, а у соседей мой жених и какой-то пусть молодой генерал в одно лицо никогда не сложатся, так что сильно опасаться нечего. Глядишь, и выйдем из этой передряги целыми.

- Спасибо Анна – ответил Патрик.- Ты человек. Настоящий человек.

Проехав немного по шоссе, машина Анны свернула на проселочную дорогу. Отъехав немного от трассы, Анна предложила пообедать, поскольку сильно проголодалась. Патрик согласился. Они остановились возле раскидистого дуба. На скорую руку пообедав, Патрик и Анна сели в машину. По едва заметным лесным дорогам Анна, местная жительница, хорошо знавшая окрестности, вывела автомобиль в обход полицейских постов на самую окраину соседнего села.


Патрик рассказывал ей, как выехать к дому, в котором жил его связник. Они долго крутились на машине по селу, прежде чем оказаться перед воротами огромного особняка. Высокий забор окружал данное строение по всей окружности.

- Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, то тут сто грамм, то там сто грамм, на то оно и утро – без выражения, и достаточно тихим голосом пропел Патрик. – Можно предположить, что тут нас никто не ждет. Это первый вывод. Второй вывод, эту домину никто не пытался взять штурмом.

- И как нам это удастся войти внутрь? – спросила Анна.

- Как? Да вот так – ответил Патрик. Всё просто. Берешь, подъезжаешь прямо к воротам. И начинаешь сигналить. Дверь и откроется. Если дверь не откроется или даже если из дома по нам начнут строчить из пулеметов и автоматов, то значит, мы просто сюда приехали не вовремя. Тогда мы извинимся и сразу же попробуем отсюда уехать куда-нибудь подальше. Если, конечно, сможем. Точнее, обязательно уедем. Так что сигналь и ничего не бойся.

Что Анна тут же и сделала. Она подъехала к воротам особняка и пару раз просигналила. Через пару минут калитка открылась, и из неё вышел дюжий охранник в камуфляжной форме.

- Выходим из машины - сказал Патрик.


После того, как они покинули автомобиль, Патрик вошел с Анной в открытую дверь калитки. На встречу к ним вышел еще такой дюжий, как и первый охранник с карабином в руках и встал стеной перед ними.

- Кто вы такие? Почему пришли сюда - спросил охранник.

- Срочная депеша для господина Москаля, велено вручить лично в руки - ответил Патрик.

- Наберите свой личный код доступа на ручке двери, ведущей в дом – сказал охранник.

Патрик вальяжным шагом подошел к огромной бронированной двери, возле ручки на ней был расположен небольшой щиток с цифрами от 0 до 9, и стал на щитке быстро набирать комбинацию цифр

- Так, набрал – ответил после небольшой паузы Патрик.


Дверь стала медленно раскрываться. Патрик и Анна быстро вошли внутрь дома, а через несколько минут они уже стояли у огромной дубовой двери, которая вела в кабинет хозяина дома. Через пару секунд дверь распахнулась, и гости вошли в помещение.

Навстречу гостям вышел секретарь и внимательно стал рассматривать гостей, но тут из-за спины его раздался голос хозяина кабинета:

- Входите, Ян, это мои гости, так что вы можете нас оставить одних. Я вас приглашу, если ваша помощь нам понадобиться.

Секретарь поклонился и вышел из кабинета.


Гости сели на стулья напротив стола, за которым восседал пожилой мужчина в строгом темном костюме.

- Рассказывайте, с чем пришли гости дорогие - сказал он.


Патрик, не теряя времени, коротко, но подробно рассказал о событиях последнего времени, о том, что на его маленький отряд напали враги полабского народа и что ему понадобиться помощь в борьбе с противниками. И о том, что Анна, как истинный патриот полабского народа решила помочь ему, офицеру армии Полабии защитить родину от посягательств особо опасных врагов. А речь свою закончил так:

- Это видимо либо русские шпионы, смогли заменить своими людьми всех людей в охране на данном участке границы. Это смертельно опасно, нужно срочно принять соответствующие меры! Нельзя оставлять дело в таком положении!

- Анджей! Тут дело не в русских. Это чужие,.... совсем чужие, не наши... История длинная, сами русские мне сообщили о странном исчезновении их людей на границе. Они тоже вначале подумали, что это всё дело наших рук, но потом мы вместе разобрались в ситуации, и выяснилось, что за всеми этими странными событиями стоят неведомые нам структуры. Это преступные синдикаты, которым мы стали поперек горла – сказал пан Москаль.

- Как чужие? Разве это может быть? Если это не русские, то тогда кто? Разве это возможно? Кто здесь может плести сеть шпионских интриг? Только русские! Как ты думаешь? Ведь никто сейчас так не опасен для нас, как они! Это невозможно, чтобы кто-то иной кроме русских здесь мог шпионить - воскликнул фальшивый Анджей. – И ты мне рассказываешь историю о том, что есть какие-то странные неопознанные чужие солдаты на нашей территории? Разве это может быть? Этого не может быть! Чьи еще воины, кроме русских зеленых вежливых человечков могли здесь появиться? Кого можно было бы здесь еще ожидать? Марсиан или иных пришельцев? Это невозможно. Этого не может быть!

- Конечно, для всех жителей района это невозможно, никто не знает о том, что здесь появились чужаки в военной форме, но для нас сейчас это страшная реальность. Мы ничего не сможем рассказать об этом, никогда. Вся информация уже засекречена. Но нам сегодня, несмотря ни на что, нужно принять необходимые меры. Враг среди нас. И враг жестокий и невероятно агрессивный. С таким врагом мы раньше дел тут не имели. Может это украинцы, может немцы, а вероятней всего это американские мастера плаща и кинжала, плетут здесь свои заговоры. Это реальность. Увы, это так. Главное. Нужно держать ухо востро постоянно. И тут я, как староста села делаю всё возможное, для того чтобы сохранить спокойствие в нашем районе. Всё у нас под контролем – сказал старец.

- Какие меры вы уже предприняли? – спросил Патрик.

- Все необходимые распоряжения я отдал. Нам нечего пока опасаться. Но вам нельзя тут оставаться. Тебе, Анджей, нужно срочно вернуться в Варгу. Это приказ высшего военного командования страны. Вернутся незамедлительно и никаких разговоров – сказал Москаль.

- Я не могу сейчас вернуться туда. Все мои люди в плену у генерала Могилевского, то есть находятся в руках врага, и если я должен вернуться, но не в Варгу, разве вы этого не знаете? – ответил Патрик.

- Знаю. Точнее раньше всё так и было. Но сейчас всё изменилось, поступил новый приказ. Жаль, что ты остался один, но всё равно тебе придется вернуться в Варгу, продолжить свою работу и выполнить боевое задание до конца. Тебя будут ждать на старом месте. Скажу честно, в моей практике это происходит в первый раз. Не иначе, что кто-то невероятно могущественный со стороны включился в это дело - сказал старик – не успел ты и выехать от меня, как поступил новый приказ. Хотя нет, приказ всё же поступил позже. Тебя уже больше часа, как не было.

- Можно спросить? А меня выпустят оттуда, если я смогу решить эту боевую задачу? А если я не смогу решить эту проблему? И что будет тогда? Я не представляю! Как я решу эту проблему один? Что я там буду делать один? Как я вообще туда смогу добраться? Кто-нибудь мне на эти вопросы даст ответ?– зло сказал Патрик.

- Вы поедите туда и решите задачу. Так и раньше было, так и сейчас будет. Нечего тут раскисать. Других вариантов нет. Я вам могу сейчас только помочь с деньгами. А всё остальное решайте сами. Таковы сейчас обстоятельства. Я доложил руководству о том, что у вас большие сложности, но там никто не хочет ничего слышать. Нужно решить всё в свою пользу. Иначе нам удачи не видать. Собственно вот вам пакет с наличностью и пара электронных карт в конверте, так что голодать вы не будете. А всё остальное – не мои проблемы. Рад был вас повидать. Но вам сейчас нужно срочно отправляться в дорогу. Прощайте. И хранит вас, дорогой мой друг и брат господь бог и родная ваша земля!



С этими словами пожилой мужчина встал с кресла и передал Патрику небольшую папку. А потом властно указал ему на дверь. Патрик встал и молча покинул хозяйский кабинет.


Автомобиль Анны выехал за пределы деревни через десять минут после прощания с паном Москалем. Но до этого в бак машины залили помощники пана Москаля до краев бензина, да еще дали с собой пару канистр с бензином.


Анна решила отвезти своего нового знакомого за пределы района, и там посадить в какой-нибудь проходящий автобус до Варги. Она рассказала свой план напарнику, но того такая перспектива не обрадовала. Ему нужно было бы где-то взять в аренду автомобиль, ехать на общественном транспорте ему совершенно не хотелось. Выехав на лесную дорогу, Анна остановила машину по просьбе Патрика возле высокого дуба. Воин быстро взобрался на вершину дерева и оттуда разглядел, что все выходы из данной местности по трассе были надежно блокированы военными.


Тогда Анна направила машину в сторону старого заброшенного дома, который раньше принадлежал её дальнему родственнику. Старик уехал несколько месяцев назад к своим детям в город, и дом остался совсем без хозяина. Продать его было невозможно. И Анна время от времени приезжала сюда и наводила в доме порядок. И вот теперь она вспомнила об этом доме. Через час они оказались в старинном особняке. Анна была здесь меньше недели назад. Они вместе затопили печь и организовали шикарный ужин. Анна вспомнила, что сегодня собиралась устроить угощение для своих достаточно многочисленных гостей и приобрела для них угощение. И теперь чтобы продукты зря не пропали, Анна всех их использовала для приготовления ужина. После невероятно вкусного и сытного ужина молодые люди стали устраиваться на ночлег.



Вечер наступил очень быстро. Двое молодых людей рассказывали друг другу о том, как складывалась их жизнь, понятное дело, что Патрик рассказывал про свою обычную жизнь, но так как о жизни в Полабии. Он рассказал, не вдаваясь в подробности, о том, что ему приказали ради сохранения жизни и здоровья бригадного генерала Анджея Кнехта слегка изменить свою внешность для того, чтобы поучаствовать в одной секретной операции спецслужб. И зовут его на самом деле Патриком. Итак, за разговорами наступила ночь. Анна постелила постель гостю на диване в зале, а сама легла спать в комнате по соседству. Через некоторое время из темноты появился в комнате хозяйки Патрик и тихо присел на кровать. Анна, помедлив немного, отодвинулась немного назад к стенке, освобождая место для него.


Глава 14





Премьер-министр страны Фаск официально был приглашен в президентский дворец на совещание по результатам поездки правительственной делегации Полабии в Австралию. Отказаться Фаск не мог и отправился вместе с помощниками на это мероприятие без особого настроения. Брифинг прошел, как и ожидалось, без особых происшествий. Президент в начале мероприятия вяло рассказал собравшимся в президентском дворце гостям о том, сколько соглашений им было подписано за короткое время визита в Австралию, сколько он провел встреч с ведущими политиками и бизнесменами Австралии. Закончил свое выступление президент словами о том, что перспективы сотрудничества впечатляют, и он ожидает в самое ближайшее время как минимум удвоения объемов взаимной торговли между двумя странами. После Президента выступил еще ряд министров, и рассказали об отдельных проектах, которые будут реализовываться при участии инвесторов из далекой, но дружественной страны в Полабии.


В целом команда президента работала грамотно и сумела создать видимость серьезной работы и значимых достижений у собравшихся в зале журналистов и представителей большого бизнеса. После брифинга состоялся небольшой фуршет, во время которого президент подошел к господину Фаску, и они с ним обсудили впечатления от поездки в страну кенгуру. Разговор получился исключительно теплым и доверительным. Казалось со стороны, что все противоречия будущих соперников на президентских выборах отошли в сторону и рядом стояли и разговаривали два близких друга, исключительно довольные друг другом. В конце беседы, словно вспомним о чем-то совсем не важном, к премьер-министру обратился президент с вопросом:

- Дорогой друг, вы помните, что я заезжал к вам перед моим вылетом и кажется, оставлял вам на хранение флэшку с важными документами, я её получил от того странного ученого, с которым разговаривал тем вечером. За эти дни столько впечатлений, что невольно я позабыл о деталях нашего разговора. Если я ничего не перепутал, я же оставил у вас эту вещь, вы, не могли ли бы мне вернуть флэшку? Я был бы вам очень обязан.


Фаск несколько удивленно посмотрел на президента, а потом сделал вид, что вспоминает детали того разговора. После небольшой паузы он ответил:

- Я прекрасно помню ваш визит в мою резиденцию. Мы с вами говорили главным образом о вашей поездке в Австралию, о том, как эта поездка благоприятно скажется на экономике нашей страны. И после этого мы с вами много говорили о нашей общей предстоящей поездке в Россию, о том, что мы вступаем в новое время в наших отношениях с нашим великим восточным партнером. Время вражды и недоверия постепенно уходят в прошлое, и перед нами возникают невиданные перспективы взаимного сотрудничества. И еще мы с вами говорили о том, что мы с вами рады тому, что к этому повороту в отношения имеем самое непосредственное отношение. Вроде бы всё. Да, нет. Кажется не всё. Я теперь вспоминаю о том, что во время встречи вы рассказывали мне о том, что к вам обращался какой-то странный профессор. Это было за несколько часов до приезда ко мне в гости. Я вам на это ответил, что сумасшедшие и меня время от времени начинают преследовать, так что обращать на них не нужно никакого внимания. Вы с моим мнением не согласились и стали рассказывать о том, что слова профессора на вас произвели сильное впечатление. Вы вроде бы, если я ничего не путаю даже дали этому самому профессору номер своего сотового телефона для экстренной связи с вами. Я ничего не путаю, пан президент?


- Нет, всё так и было, но, однако, разве вы забыли о том, что я вас просил взять на сохранение у меня флэшку с материалами, которая была переданы мне профессором Пихту? Ведь просил же! Не могли бы вы мне её вернуть? Понятное дело, что это сущий бред, но мне эта информация, особенно в свете того, что сам профессор Пихту столь таинственно погиб при невыясненных обстоятельствах, сейчас необходима. Вы меня понимаете? – спросил пан президент.

Премьер-министр немного удивленно посмотрел на президента и сказал:

- Я вас прекрасно понял. Но дело в том, что ничего такого в тот вечер не было. Пан президент, я прекрасно помню весь тогдашний разговор, память у меня замечательная, да и прошло времени совсем немного с нашей последней встречи. Повторяю вам, мой друг, что никакой флэшки вы мне на сохранение не оставляли. Мы с вами обсудили только тот круг вопросов, что касался двух ваших поездок, да вы еще рассказали мне о том, что встречались с профессором Пихту, вот собственно и всё, что мы с вами обсуждали в тот вечер. Правда мне показалось, что вы хотели мне о чем-то рассказать, но так и не решились. Я даже спросил вас о том, что видимо у вас есть еще какая-то тема для разговора, но вы отмолчались. Вы сказали мне, что приближается время выборов и мы на них будем чуть ли не основными соперниками и мы будем, точнее наши команды, любые средства, для того чтобы очернить противника по выборам. Любым способом. Странно. Разве вы этого не помните? Ни о какой флэшке вы мне даже не рассказывали, не то чтобы оставлять у меня на сохранение.

- Нет, конечно, всё прекрасно помню. Но вот куда же я всё же подевал эту самую флэшку? Ума не приложу. Мне так хотелось узнать о том, что там находилось. Профессор был интереснейшим человек и смерть его сразу после того, как он передал мне флэшку, выглядит весьма подозрительной. Вы не находите? - сказал задумчиво президент.

Премьер-министр махнул рукой и тоном, не терпящим возражения, сказал:

- Я не знаю, что и думать. Но я и тогда при встрече в моей резиденции говорил вам о том, чтобы вы не обращали своего внимания на различных новоявленных пророков, рассказывающих страшные истории о грозящей стране опасности, и сейчас о том же говорю. У меня раз в неделю, самое малое двое странных людей прорывается на прием и рассказывает невероятные истории о том, что над нашей страной нависла величайшая опасность. Верить им всем – себя перестать уважать. Я терпеть не могу эту публику. Хорошо, если это просто тихие сумасшедшие, но есть среди них и откровенные жулики и проходимцы. Я вам же об этом рассказывал уже, о том, что были пойманы мошенники, которые хорошо нажились на своих прогнозах катастроф. Так что не обращайте внимания на этого старого профессора, мир его праху. Ужас ложного пророчества иногда поражает и весьма ученые головы. Так что вполне может быть, что профессор был перед смертью не в себе. Но это всё только мое мнение, так что как вам будет угодно, так и судите о своем профессоре.

- Но флэшка между тем у меня потерялась – сказал президент. – И это очень странно и неприятно.

- Я абсолютно уверен в том, что потеря найдется. Посмотрите среди своих вещей, возможно, вы её оставили в машине. Кстати, у меня постоянно теряются флэшки. И я их потом бывает, нахожу в весьма неожиданных местах. Так что и ваша потеря найдется, я в этом полностью уверен, дорогой господин президент – вежливо сказал Фаск.


Президент вежливо в ответ поклонился премьер-министру и отправился дальше проводить обход гостей его резиденции. После завершения разговора с президентом Фаск покинул президентский дворец и направился в свою резиденцию.


Через час глава правительства уже сидел в своем кабинете. Он срочно вызвал к себе помощника с докладом о сложившейся ситуации вокруг дела профессора Пихту. Теперь это дело принимало совсем другой оборот. Ситуация накалялась с каждой новой секундой. Премьер-министр вообще не мог понять, что предпринять в этой ситуации. Нужно было срочно предпринимать, что-то делать. Но понять, как сейчас следовало поступить, Фаск пока не мог. Наконец, Жан вошел в кабинет и Фаск начал слушать доклад своего помощника. Тот говорил:

- Мы взяли под контроль проведение следствия по делу о гибели профессора Пихту. Ничего пока особенно интересного нам выкопать не удалось. Дело абсолютно бесперспективное. Нет никаких следов, которые могли бы указать на исполнителей преступления. То, что это преступление, по мнению следователей, совершенно очевидно. Машина не просто сбила профессора, после того, как Пихту был сбит, из машины вышли люди, которые просто добили старика ударами кастетов. Так что теперь ясно, что профессор был убит профессиональными убийцами, исполнявшими чей-то заказ.

Убийцы проконтролировали факт смерти профессора и лишь после этого уехали с места преступления. Всё это легко смогли установить следователи, ведущие это дело. Машину нашли. Но никаких отпечатков пальцев и прочих интересных следов найти в ней не удалось. Убийцы действовали умело, и найти их будет очень сложно. Мотивов убийства на поверхности не просматривается. Из фактов заслуживающих особого внимания есть только один, который нас заинтересовал. За сутки до своей смерти профессор собственноручно уничтожил все материалы, связанные с одним странным происшествием, которое имело место в карпатских горах много лет назад.


- С этого момента как можно подробнее – попросил председатель правительства.

- Хорошо. Точнее сначала мы получили информацию о том, что профессор Пихту сжег какую-то часть своего архива. Мы сразу же заинтересовались этим фактом и попросили близких к профессору людей посмотреть, что за документы были им конкретно уничтожены. После внимательного осмотра его товарищам стало ясно, что в архиве профессора больше нет документов по происшествию в карпатских горах, с которым профессор разбирался много лет назад по поручению правительства Полабии – сказал помощник.



- А вам удалось узнать что-либо об этом деле? Сохранились ли материалы по данной операции? Есть ли у вас сейчас что-то на руках? – спросил Фаск у помощника.


Пан Жан продолжил говорить:

- Да. Кое-какие сведения мы смогли раздобыть. Хотя их и не очень много. Мы сразу же подняли все возможные архивные данные, в которых могла находиться информация о том деле и в результате выяснили, что профессор был направлен в один из пограничных районов страны для того, чтобы разобраться в одном странном происшествии. В горах местные мальчишки нашли удивительную пещеру в том году. В ней были погребены останки многочисленных воинов фашистской Германии, которые пытались взять штурмом некую подземную крепость, спрятанную за гигантской стальной дверью. Обо всем этом рассказали дети родителям. Взрослые люди пытались попасть в эту пещеру, но так и не смогли этого сделать. Вход в пещеру оказался завален во время оползня. Но история эта наделала в то время много шуму.

И тогда было принято решение отправить для проведения исследования в эти места группу ученых во главе с самим профессором Пихту. И он с удовольствием занялся данной работой. Об этом мы узнали из единственной докладной профессора, которая чудом сохранилась в архивах университета. Больше никаких документов об этом деле, нам в наших архивах обнаружить не удалось. Их там больше и нет.


Премьер-министр с удивлением посмотрел на своего помощника и спросил:

- Это почему же данный документ вы считаете, сохранился лишь чудом? Откуда такая у вас уверенность? Расскажите, дорогой друг.

Помощник ответил:

- Всё просто. Никаких документов о том, что дети в карпатских горах находили пещеру, нет. Они полностью отсутствуют. Но за то, есть в архиве один любопытный документ. Есть в архиве государственной безопасности приказ о том, что ввиду особой просьбы руководства братского СССР все документы по делу о нахождении в карпатских горах пещеры с останками немецких солдат и военной техники, должны быть переданы в Москву для дальнейшего исследования без всякого ограничения. На этот приказ был в положенное время дан ответ, что работа по его исполнению проведена и что все документы, имеющиеся в архивах страны, изъяты с соблюдением полной секретности и отправлены в центральный аппарат КГБ СССР.

Так что теперь совершенно точно мы знаем, что докладная Пихту на сегодняшний день единственный сохранившийся в нашей стране документ по данному делу. И сохранился он потому, что находился в личном архиве бывшего председателя правительства. Зачем ныне покойный пан председатель правительства решил включить эту докладную в свой личный архив нам доподлинно неизвестно.

Премьер-министр сказал:

- Теперь мне это понятно. Это можно было ожидать. Что еще вам удалось узнать о деле профессора Пихту?

Жан ответил:

- Есть информация о том, что непосредственно перед встречей с президентом страны Пихту попытался встретиться с начальником столичного гарнизона Анджеем Кнехтом. Встреча должна была состояться в одном из столичных ресторанов. Но встреча так и не состоялась.

- И почему она не состоялась? Вам удалось это выяснить? – спросил Фаск.

- Да, господин председатель. Сейчас нам доподлинно известно о том, что встреча была отложена профессором в связи с тем, что появилась возможность встретиться с президентом страны. Эти подробности нам стали известны от человека, который непосредственно по просьбе профессора организовывал встречу с Кнехтом, а потом сопроводил профессора Пихту до здания главного управления государственной безопасности. Это один из близких друзей Анджея Кнехта – сказал Жан.

- Что рассказал этот человек о том, для чего это профессору понадобилось встречаться с начальником столичного гарнизона? – поинтересовался председатель правительства.

- Профессор был человеком весьма авторитетным и давно знал друга Кнехта и поэтому он, с его слов, просто попросил организовать ему встречу с начальником столичного гарнизона, при этом, не рассказав ничего о том, что он собирался обсудить с Кнехтом. Увы, похоже, это правда. Единственное, что отметил наш источник, профессор как-то промолвил, что Кнехт находится в очень опасной ситуации и поэтому ему нужно быть сейчас предельно осторожным – ответил Жан.

- Это весьма любопытные сведения. Профессор утверждал, что начальнику столичного гарнизона угрожает опасность, а потом вдруг изменил свое решение отправиться на встречу к нему и направился искать встречи с президентом страны. Значит, начальник гарнизона каким-то образом замешан в какой-то любопытной интриге. Кстати, что с ним? – спросил премьер-министр.


Жан внимательно посмотрел на своего начальника и ответил:

- А я всё думал о том, как вам сообщить об этих весьма странных и необычных событиях. Можно сказать, что тут произошло нечто абсолютно невероятное. Нечто совершенно непонятное.


Председатель правительства перебил своего помощника:

- Прошу докладывайте четко и ясно. Не надо ничего выдумывать. Всё как есть, так и рассказывайте. Я уж как-нибудь сам решу, невероятное это или очевидное.

Жан невозмутимым тоном продолжил свою речь:

- Я докладываю. Произошли странные события, связанные с командующим столичным гарнизоном бригадным генералом Анджеем Кнехтом.


Премьер-министр еще больше оживился и спросил:

- Я это уже понял. Что конкретно такого странного случилось с господином Кнехтом?

Помощник ответил:

- История случилась более чем странная. По той информации, которую я получил непосредственно от заместителя руководителя службы государственной безопасности, некто, воспользовавшись своим сходством с командующим гарнизона, проник в помещение министерства обороны и похитил оттуда особо секретные документы. Далее за ним началась погоня, охрана шла по его пятам. И хотя шпион спрятался на территории города, его засекли и должны были обнаружить в самом скором времени и арестовать.

И вдруг неожиданно человека, абсолютно похожего на начальника столичного гарнизона обнаружили совсем в ином месте. А именно возле дороги в аэропорт был найден двойник господина Кнехта в бессознательном состоянии и полностью лишенным какой-либо одежды на теле. Операцию по поиску беглеца прекратили. Очнувшись, двойник Кнехта стал утверждать, что он и есть самый настоящий бригадный генерал Кнехт. Двойник Кнехта стал утверждать, что он из-за цепи фатальных случайностей в момент взлета президентского самолета не оказался среди его пассажиров. Но проблема в том, что как мы прекрасно знаем, господин председатель настоящий Кнехт сейчас находится в Австралии и вскоре вернется на родину. Но, по словам двойника Кнехта, получилось, что в самолете вместо настоящего начальника столичного гарнизона, полетел другой человек, его двойник.


Невероятная история! Органы государственной безопасности стали проводить работу по опознанию найденного мужчины. Из гарнизона был вызван для проведения опознания личный доктор Кнехта. Но вот результаты осмотра нам остались, до конца неизвестны. Дело в том, что поступил приказ непосредственно президента страны прекратить госбезопасности работать по этому делу и передать его в руки специального отдела при министерстве обороны страны. Туда же передать и задержанного двойника Кнехта. И в связи с этим работа по опознанию задержанного двойника генерала была остановлена.

Премьер-министр поинтересовался:

- То, что вы рассказываете сейчас действительно весьма странно и интересно. Получается, что профессор Пихту был в курсе надвигающейся на бригадного генерала опасности. Как-то профессору удалось узнать о том, что некими неизвестными нам пока силами готовится шпионская операция, одной из жертв, которой будет господин начальник столичного гарнизона. Но, я вас прервал. Вы расскажите мне лучше сейчас самое главное. Так чем всё это закончилось? Кнехт уже в руках военных следователей? Если это так, то можно ли уже сейчас узнать, у кого из следователей министерства обороны непосредственно сейчас дело и где находится сам Анджей Кнехт или его двойник? И есть ли от них уже какая-нибудь информация по этому делу?

Пан Жан ответил:

- Информация пока весьма противоречивая поступает к нам по этому вопросу. Точно известно, что после осмотра Кнехта его личный врач из гарнизона был сбит автомобилем возле работы. Насмерть. По словам сотрудников государственной безопасности, врач фактически подтвердил, что человек, которого он обследовал и есть настоящий бригадный генерал Анджей Кнехт. Кому-то это страшно было не выгодно это признавать, надо полагать.

Затем поступило сообщение о том, что двойник Кнехта, тот который проник в особо охраняемые помещения столичного гарнизона, снова проявил себя. На этот раз он попытался проникнуть в здание министерства обороны. Дело запутанное. Но главное, по мнению моих товарищей из госбезопасности, состоит в ином. Все люди в системе государственной безопасности были поражены решением президента, передать дело Кнехта в ведение министра обороны страны. Такого никогда не было. Президент никогда не поручал министерству обороны заниматься следственными мероприятиями внутри страны. Это совсем не похоже на президента. По госбезопасности прошел шепоток, уж не подменили ли в Австралии нашего президента.

- Хорошо, Жан. Это всё или есть еще информация? – спросил Фаск.

- Да, есть. Чтобы не шептали в здании госбезопасности, но приказ, есть приказ. Выполняя распоряжение президента, двойник Кнехта был всё же передан сотрудниками государственной безопасности военным следователям. Но странности на этом не завершились, по поступившей к нам информации ситуация с Кнехтом снова вышла из-под контроля министерством обороны страны. Потому, что нам стало известно, что теперь военные получили приказ любой ценой срочно найти двойника Кнехта. Похоже на то, что каким-то образом Кнехт, или возможно двойник Кнехта, вырвался из рук военных. Кстати, поговаривают, что вместе с бригадным генералом бежал от армейских властей и сотрудник госбезопасности пан Вацлав Хан. Он тоже объявлен в розыск, хотя и по другой, надуманной для конспирации причине. Но пока вроде, несмотря на все предпринятые меры, задержать беглецов не удается. Они скрылись в неизвестном направлении. Такова та информация, которую нам удалось собрать. Она, возможно, покажется вам не совсем ясной и понятной. Что там творится на самом деле пока не совсем понятно. Как только появится дополнительная информация по делу пана Кнехта, сразу же будем о ней вам докладывать.

Премьер-министр посмотрел на своего помощника пронзительным взглядом и сказал:

- Всё что вы мне сейчас рассказали, имеет для нас первоочередное значение. Дело бригадного генерала Кнехта, очень важное для нас дело. Можно выразиться даже так. Это дело - вопрос нашей жизни и смерти. Слушайте меня внимательно. Анджей Кнехт сегодня должен быть здесь у меня в резиденции. Именно сегодня. Я не могу ждать больше. Надо сделать для этого всё возможное и невозможное. Не теряйте ни секунды времени, отложите все остальные дела. Отмените все мои сегодняшние встречи. Я всё время буду находиться здесь. Подключите всех наших друзей и в армии и в органах государственной безопасности и полиции. Найдите Кнехта и приведите его ко мне. И как можно быстрее.


Глава 15




Утром Анджей Кнехт вместе со своим собратом по несчастью Вацлавом Ханом с раннего утра стали готовиться к осуществлению задуманного ими вечером плана. В первую очередь в соответствии с их наработками, им обоим нужно было по возможности сильнее изменить свою внешность. И это было не простым делом. Помог тут опыт старого сотрудника спецслужб. Вацлав оказался неплохим специалистом в этом деле и к тому же еще и талантливым гримером и благодаря его усилиям, в конце концов, оба беглеца преобразились почти до полной неузнаваемости.

Удовлетворенно отметив, что маскарад явно удался, Анджей вместе с Вацлавом отправился в город. Мужчины сразу же смешались с шумной уличной толпой и постепенно так добрались до района непосредственно прилегающего к резиденции премьер-министра страны. Здесь началась самая сложная часть их предприятия.


Беглецы спустились с разных входов на станцию метро, расположенную рядом с резиденцией Фаска, и буквально нашпигованную скрытыми камерами наблюдения. Анджей тщательно еще с вечера проработал весь их маршрут передвижения по станции и на подходах к ней. Он прекрасно был осведомлен о том, как была устроена система наблюдения в данном месте. Нужно было пройти весь путь до условленного места так, чтобы их изображения либо полностью не попались бы на глаза сотрудникам спецслужб, ведущим наблюдение за метро, либо были видимы из камер наблюдения под таким ракурсом, чтобы их было бы сложно опознать. Вацлав тоже был хорошо знаком с устройством системы наблюдения за данной станцией, но конечно не так хорошо, как начальник столичного гарнизона. Он спустился первым в метро, а через пару минут с другой стороны в метро попал и Анджей, там они повстречались уже в назначенном заранее месте. Тут Анджей повел своего товарища по несчастью за собой к одному из служебных входов.



Здесь Анджей с грозным видом предъявил удостоверение службы безопасности Вацлава вахтеру и с гордым видом прошествовал дальше по коридору, не давая прийти в себя служителю метрополитена. Вслед за ним с таким же важным видом проследовал и пан Вацлав. Старый вахтер смутно вспомнил обоих сотрудников службы безопасности, они не были явно новичками и нисколько не удивился их сегодняшнему визиту. Служебная необходимость. Бросив последний взгляд вслед, удалявшимся уверенным шагом мужчинам, вахтер почти сразу же вернулся к чтению детектива, от которого был оторван визитерами.


В это время Анджей уже шел по длинному коридору и, не обращая ни на кого внимания, рассуждал вслух:

- Дорогой друг! Уверяю вас, что каждый нормальный человек, кто хоть раз в своей жизни оказывался в метро, скажет о том гнетущем чувстве, которое появляется при спуске в подземку. Дело в том, что любой метрополитен несет на себе негативную нагрузку подземелья и порождает у людей чувство напряженности. Люди вольно или невольно становятся иными, оказавшись в подземелье, в котором никогда не бывает солнца. Это всё имеет особое значение, для всех кто здесь работает. Ведь им приходится испытывать влияние сил подземного мира ежедневно и еженощно. Что не может не сказываться на их самочувствии. Надо сказать, что в народе эта станция метро известна как некий портал, через который происходит энергетический обмен между нашим миром и миром дольним. Здесь материализуются из тумана времен путешественники во времени. Одной из гипотез возникновения временных провалов является возникновение мощного силового поля в определенные лунные дни, которое приводит к сдвигу и перекосу пространства-времени. Другая гипотеза говорит о том, что данные явления связаны с повышением солнечной активности. Кроме того, причиной возникновения провалов могут являться и разломы земной коры под станцией, такие переходы находятся глубоко под землей, по причине относительной близости от выхода энергии из ядра земли.

Господин Вацлав в тон своему собеседнику отвечал:

- Я тоже прекрасно знаю о тех особых случаях, которые имели место на этой станции. Да и вообще. Вспомним. История метро свидетельствует о том, что на строительстве этой станции работало самое большое количество заключенных. Предание говорит, что один раз всех заключенных посадили в вагоны, и хотели, уже было отправить в путь, но тут пришло известие о том, что произошел прорыв, и воды реки стали заливать станцию. Когда эвакуация работников завершилась, то оказалось, что о заключенных, остававшихся в поезде, никто не вспомнил. И они в итоге все погибли. И теперь, как рассказывают очевидцы, раз в месяц на этой станции можно наблюдать странный феномен — абсолютно пустой поезд, аккуратно останавливающийся на каждой станции, но не открывающий дверей. В кабине машиниста — человек в старинной форме работников метрополитена. Говорят, что в этом поезде собраны, отчаявшиеся найти путь в мир живых души погибших в том самом затопленном поезде. Иногда случается так, что в вагонах открываются двери, но ни в коем случае нельзя в них заходить и даже подходить к ним близко, иначе эта поездка окажется для вас последней. Об этом нужно знать.


Изредка навстречу Анджею и его напарнику попадались работники метро, но видя абсолютное спокойствие мужчин и слыша их псевдонаучные, но пугающие разговоры, они суеверно старались как можно быстрее удалиться от них подальше.

Наконец, Анджей остановился и указал на едва заметную в стене панель.

- Нам сюда. Следуй за мной – сказал тихо Анджей.


Он подошел к панели и толкнул её, она быстро открылась. Выяснилось, что за панелью был еще один коридор, который шел параллельно основному. Оба мужчины молча шли по нему минут десять, затем коридор завершился небольшим залом, из которого вели несколько дверей. Здесь Анджей направился к крайней справа двери и вошел в неё. Вслед за ним последовал и пан Вацлав. Мужчины оказались в слабо освещенном коридоре, по которому им пришлось пройти еще с десяток минут. И тут они вышли в просторный зал, который был ярко освещен. В центре зала стояла статуя И.В. Сталина, а за ней в глубине зала виднелась массивные стальные ворота. Ворота более всего походили на дверки огромного сейфа, хранящего надежно свои секреты от посторонних глаз. Анджей подошел к воротам и стал медленно колдовать над ручками, осторожно поворачивая их в разные стороны. Наконец, раздался резкий щелчок и ворота открылись.

- Добро пожаловать, дорогой друг в мои подземные владения. Далее нам придется передвигаться со всей возможной скоростью. Так что теперь твоя основная задача ни в коем случае не отстать от меня, я не смогу тебя ждать в пути. Мы будем идти по особо охраняемой зоне, так что шутки кончились – сказал нервно Анджей Кнехт.


Пан Вацлав внимательно посмотрел на него и сказал:

- Пан Анджей. Я признаюсь тебе честно, только сейчас окончательно поверил тебе. Никто кроме начальника столичного гарнизона не смог бы открыть эту дверь. Я до этого момента верил тебе лишь частично, ибо обстоятельства дела таковы, что поверить тебе было практически невозможно. Даже доктор твой оставлял один шанс из ста, что ты все же не тот человек, кем себя выдаешь. Но теперь никаких сомнений больше не осталось. Пан Анджей Кнехт это только вы. А все остальные это самозванцы.

- Спасибо за ваши слова, пан Вацлав. Но у нас нет больше времени на разговоры. Нам нужно спешить. Счет пошел на секунды. Я побежал – сказал Анджей и стремительно пустился в бег по коридору.

Вслед за ним, не отставая ни на шаг, бежал пан Вацлав. Бежали они по странному лабиринту между причудливых агрегатов. Сначала Вацлаву казалось, что они просто бегут по направлению к выходу из лабиринта, но постепенно стала ясно, что перемещаются они по определенной замысловатой траектории. Видимо при этом, обходя какие-то потаенные ловушки, расставленные в этом мрачном подземелье еще во времена грозного советского руководителя страны для того, чтобы беглые заключенные строители метро не смогли выбраться наружу из этих катакомб.

Бег не прекращался ни на секунду, и продолжался почти сорок минут без перерыва. Потом Анджей вышел к еще одной, но на этот раз совсем небольшой зальной комнате, в которой тоже стоял, правда намного меньшего размера памятник Сталину, за которым чернела мощная чугунная дверь. Анджей тут тоже стал крутить ручки двери до тех пор, пока не раздался щелчок. Сразу же после этого дверь открылась, и Анджей прошел в открывшийся проход, вслед за ним последовал и пан Вацлав. Когда дверь за ними закрылась, в проходе зажегся тусклый свет, и стало видно, что перед ними находится еще одна массивная стальная дверь. Анджей подошел к двери и нажал на едва заметную кнопку. Металлический голос спросил:

- Кто здесь?

- Анджей Кнехт и сотрудник службы безопасности страны Вацлав Хан к премьер-министру страны с делом государственной важности. Просим нас принять.


Некоторое время не было ничего слышно. Наконец, раздался щелчок, и дверь медленно отворилась. Анджей и его напарник вошли в неё и увидели перед собой сотрудников личной охраны премьер-министра страны. Они спокойно с ними поздоровались и начали тщательный личный досмотр. Завершив досмотр, охрана сопроводила обоих гостей резиденции в кабинет премьер-министра. Фаск встретил их у порога и предложил им расположиться на удобных креслах, и сам присел поблизости.

- Дорогие гости, я давно хотел с вами встретиться. Я поручил всем моим людям, имеющим отношение к силовым структурам принять все возможные меры для того, чтобы вы оказались у меня в гостях. Но вы молодцы. Вы сами смогли до меня добраться. Это очень хорошо. Нам есть, что вместе обсудить. Но сначала я с нетерпением ожидаю вашего рассказа о тех событиях, участниками которых вы стали в последнее время.

Первым слово взял пан Анджей. Он рассказал историю, так как знал её он. Фаск внимательно выслушал рассказ и стал задавать вопросы. Анджей на все вопросы попытался дать свои ответы. А после него слово взял пан Вацлав и сообщил главе правительство о том, что происходило вокруг всего этого дела в госбезопасности. Фаск с огромным вниманием выслушал рассказы своих гостей. Потом премьер-министр предложил послушать его:

- Хочу начать наш разговор с одного вопроса. Вспомните господин Кнехт, с вами в детстве произошел странный случай, некое необычное приключение, которое сильно заинтересовало ученых из столицы. Я не ошибаюсь?

- Да, вы не ошибаетесь. Я в своем детстве совершенно случайно оказался в заваленной горной породой пещере, в которой было много удивительных и страшных вещей – ответил Кнехт.

- Хорошо. Я бы попросил вас вспомнить, что там вам пришлось увидеть – сказал Фаск.

- Вы хотите, чтобы я рассказал подробнее о том моем детском приключении? – спросил Анджей Кнехт.

- Да. Я хотел бы, чтобы вы хорошенько вспомнили те свои приключения. Вы помните того ученого, что работал с вами по данному делу? – спросил Фаск.

- Конечно, помню. Анджей Пихту! Он долго расспрашивал нас всех об увиденном в подземелье ужасе, и записывал наши рассказы. А в зале аэропорта, перед самым вылетом, я узнал о том, что он погиб под колесами автомобиля. Я теперь думаю, что это всё неспроста. Это всё не простое совпадение. Это звенья одной цепи – сказал Кнехт.

- Так вот, дорогой пан Анджей, этот самый ученый перед смертью успел поделиться с нашими людьми информацией о том, что вы тогда скрыли от него много важных сведений о посещении чудесном пещеры. К примеру, Пихту утверждает, что вы солгали о том, что посещали пещеру только один раз в сопровождении своих друзей. Профессор был убежден в том, что вы посетили пещеру позднее в полном одиночестве и именно после этого посещения вход в пещеру был окончательно замурован. И мало того, в ходе данного своего визита в пещеру вы, по его мнению, каким-то образом смогли проникнуть за металлические ворота и побывали там, на запретной стороне пещеры. Так были вы там или нет? Отвечайте честно! – грозно спросил Фаск.

- Я там был – ответил Кнехт. – Признаю это. Я побывал за стальными воротами.

- Тогда почему же вы соврали профессору? Ведь он столько раз с вами беседовал – спросил Фаск.


Анджей виновато посмотрел на пана Фаска и начал говорить:

- Давайте я всё объясню по порядку. Сначала расскажу, что было со мною в этой пещере. Итак. Проводив друзей до дома, я вернулся к пещере. И уже абсолютно не боясь сотен трупов, разбросанных по всей пещере, двинулся к воротам. Я тщательно обследовал ворота и пол возле них и заметил небольшую щель в полу, в которую смог пролезть и оказаться на другой стороне. Очутившись на той стороне, я оказался в огромной темной пещере, которая превосходила своим объемом ту пещеру, из которой я в неё попал в несколько раз. В пещере было холодно, и я собрал хворост и развел костер. В огне костра я разглядел нечто более всего напоминавшее мне огромный космический корабль.


Все тогда грезили космосом, я читал фантастические произведения о космических полетах, и потому увидев это чудо, сразу же отправился исследовать космолет, ибо понимал, что после того, как о находке станет известно, меня к нему не подпустят на пушечный выстрел. Мне удалось быстро найти вход в корабль. Я прошел по длинному коридору и вошел в небольшой зал, там находилось нечто, как я сейчас понимаю похожее на огромный вычислительный центр. В центре зала было нечто похожее на трон, из которого торчала ручка, похожая на ручку меча. Я представил себе, что это волшебный меч вселенной и я подошел к нему и постарался вырвать его из того места, в котором он находился. Постепенно мне удалось это сделать. У меня в руках оказался жезл, который мигал изнутри множеством огоньков. И тут раздался оглушительный вой.


Я в испуге кинулся к выходу из пещеры. Когда я достиг щели, ведущей из пещеры, в пещере загорелся пронзительно яркий свет. И в тот момент я увидел, что вслед за мною из корабля вышли два гигантских человека, одетых в скафандры. У них в руках были жезлы похожие на мой жезл, но они были много меньшего размера. И вот один из преследователей, направил в мою сторону жезл и раздался выстрел. На моё счастье огромный огненный шар пронесся мимо меня, и я увидел, как в невероятно массивных воротах образовалась значительная щель. Недолго думая, я в ответ навел свой жезл на преследователей и нажал на нечто, похожее на крючок. Раздался выстрел и огромный огненный шар превратил обоих моих врагов в пепел.



Я не стал испытывать дальше судьбу и юркнул в щель и через всю заполненную мертвецами пещеру бросился к выходу из неё. И когда я уже почти добрался до выхода, сзади показалась большая группа преследователей в скафандрах. Я нырнул в проход и попытался выбраться из пещеры. Я вскоре оказался за пределами пещеры, но у меня было ощущение, что вслед за мною по проходу приближаются ко мне существа из космоплана. Я сунул в проход жезл и стал жать на крючок. Из него непрерывным потоком полетела в сторону врага волна огня.



А потом, видимо поняв то, что мне сейчас было нужно, из жезла полилась волной некая субстанция, которая быстро заполняла проход и превращалась в гранит. Вскоре замурованным в граните оказался не только вход в пещеру, но даже подступы к ней. Впоследствии этот гранит не взяла даже взрывчатка. И тут, видимо перегревшись, жезл взорвался у меня в руках, взрывной волной меня отбросило далеко в сторону, я на какое-то время потерял сознание, а когда очнулся не смог найти его.

Теперь о том, почему я не стал ничего рассказывать о случившемся профессору. Самое неприятное, что тогда у меня не было полной уверенности в том, что всё это, что я увидел в пещере, не продукт моего разыгравшегося воображения. Я был там один в тот раз. Как мне рассказали, когда я вернулся в деревню, в тот день было зафиксировано землетрясение, и гранитная скала в результате оползня преградила путь в пещеру. Так что я и решил тогда не рассказывать никому об этих своих приключениях. Меня могли просто признать умалишенным. Это мне было совсем не нужно, ведь я уже в детстве поставил перед собой цель стать офицером.


Премьер-министр, выслушав рассказ Кнехта, тяжело вздохнул, и сказал:

- Да уж. Воистину правда всё равно выходит наружу. Вы всё-таки были в пещере еще один раз, и видели странный предмет, более всего напоминавший гигантский корабль пришельцев. И даже вступили в бой с обитателями космоплана. Это означает, что пан Пихту был во всем прав. Это невероятно!

Тут пан Анджей спросил Фаска:

- Я ничего не понял, объясните мне, что происходит и, причем здесь то, что я когда-то в детстве побывал в пещере с чудесами?

Пан Фаск ответил:

- Не знаю в курсе ли вы о том, что Профессор Пихту был нашим крупнейшим специалистом в области поиска внеземных цивилизаций. У него на эту тему есть несколько весьма интересных научных работ. Почитайте их обязательно, как только у вас будет время. Вы узнаете много любопытного для себя.

Пан Анджей сказал:

- Я не знал, что пан Пихту был большим специалистом в области поиска внеземных цивилизаций. Но вы не ответили на мой вопрос.


Пан премьер-министр выдержал паузу и начал говорить:

- Хорошо. Ко мне в руки попала флэшка, которую пан Пихту передал в ночь перед отлетом в Австралию президенту. В ней много документов. Но первый и самый главный имеет отношение к вам, пан Анджей. Дело в том, что в своей командировке в ваши края пан профессор взял с собой массу самых различных технических приспособлений для изучения окрестностей пещеры. И в ходе работы им были записаны необычные радиосигналы. Профессор записал их на магнитную ленту и потом привез материалы в Варгу. Когда пришел приказ сдать все материалы, Пихту сделал копии этих магнитных записей и сдал их сотрудникам госбезопасности. А подлинники сохранил у себя.


Расшифровать сигналы тогда не удалось. Профессор уже и забыл об этих записях, но вот он получил возможность использовать уникальную методику по расшифровке, которую изобрели специалисты одного из крупных зарубежных университетов. Это было около месяца назад. И сразу же вспомнил о своих записях. Он перегнал свои записи в цифровой формат и приступил к дешифровке. Результата долго не было. Профессор уже было решил, что записи были просто отражением природных явлений. Но вдруг при очередной попытке был найден ключ к расшифровке текста. И тут профессор чуть с ума не сошел.

- Пан Фаск, вы присутствовали при всех этих событиях? Вы так живо обо всем рассказываете – сказал Анджей.

- Нет, конечно, я не был рядом с профессором в тот момент, когда он смог расшифровать послание. Всё что я вам сейчас рассказываю, почерпнуто мною из его записей на флэшке. Но не будем отвлекаться от сути дела. Я так вам ничего толком и не расскажу. Так вот. Когда запись расшифровали, оказалось, что она гласит примерно следующее. На территорию базы два раза было осуществлено проникновение юными местными жителями, в первый раз в пещеру попали четыре человека и вскоре её покинули. Позже в пещеру вернулся один мальчик, который смог проникнуть на корабль и утащить оттуда важнейшую деталь, энергетический жезл, без которой жизнедеятельность корабля восстановить невозможно.



Мы пытались отыскать жезл с помощью средств локации, но обнаружить его не удалось. Значит, он интегрировался с мальчиком. Просим помощи. Это вкратце, полный текст сообщения есть на флэшке, вы с ним можете ознакомиться позднее. Но это не всё. Профессор сразу решил снова отправиться в карпатские горы и там снова записал большой объем зашифрованной информации и отдал её на дешифровку. Когда он получил её результаты, профессор решил в первую очередь поставить в известность о её содержании президента. А перед своим визитом к президенту Пихту хотел от вас получить подтверждение того, что первая информация была достоверной, и Кнехт был в пещере еще один раз. Если это так, то и вся остальная информация была бы верной. Я считаю, что вам нужно начать знакомиться с материалами флэшки. Всё остальное потом.




Глава 16





Миллер с утра выехал в Варгу. Добравшись до города, первым делом он направился в торговый центр. Генерал привычно вошел в приветливо открывшиеся автоматические двери и прошел по залу к эскалатору, и на нем поднялся на второй этаж, а затем на третий этаж. Здесь по левую руку от эскалатора в дорогом итальянском кафе его ожидала приятного вида женщина средних лет. Гостей в этот час в кафе почти не было. Миллер прошел по залу и занял место в той самой кабинке, где он беседовал совсем в недавнем прошлом с Барбарой. Через пару минут к нему в беседку подошла и сама Барбара, а молоденькая официантка быстро накрыла на стол угощенье.

Барбара спросила у пана Миллера:

- Дорогой пан, вы говорят, много дел натворили после нашей встречи? Злые языки утверждают, что вы теперь богатый пан. Уж не пойти ли за вас замуж, раз вы теперь такой выгодный жених. Как вы со всем этими деньгами теперь справляетесь, ума не приложу. Тяжело, наверное, вам?

– Вы правы. Ужасно себя чувствую. Приходится всё время пересчитывать деньги, оказалось, что это серьёзный труд. Я не был морально к нему готов – ответил пан Миллер.

– Что делать? Жизнь вещь сложная. Может, выпьем за встречу? – спросила женщина.

– Обязательно выпьем. Но не будем при этом забывать, что у нас с тобой есть одно общее дело, которое нам нужно будет обсудить – сказал Миллер.

Женщина прищурилась:

- Странно. Когда это добрая выпивка нам с тобой была помехой в работе?

Миллер не стал спорить. Он просто разлил по стаканам добрую полабскую водку, и почти сразу не чокаясь, они оба её выпили. После этого он сразу же приступил к расспросам Барбары.

Она сразу же пояснила, что хвастаться ей пока особо нечем. Засечь пана командира столичного гарнизона её людям не удалось. Он словно сквозь землю провалился. На поиски были брошены сотни людей, но всё оказалось напрасно. Кто бы мог это себе представить. Секрет такой неуловимости этого молодого генерала был быстро раскрыт. По долгу службы Кнехт имел доступ к информации о секретных коммуникациях, расположенных в столице. И поэтому проследить за ним было делом очень сложным. В Варге Кнехт практически неуязвим. Вероятней всего у него были заранее подготовлены конспиративные квартиры.

- Что тогда ты предполагаешь делать? – спросил Миллер.

- Ничего особенного. Я считаю, что раз его здесь отыскать мы не можем, то тогда этого парня нужно выманить из Варги. И за пределами столицы взять – сказала Барбара. - А выманить ясновельможного пана Анджея мы сможем, используя его семью. К сожалению, только так, иного пути у нас нет. Так что я сообщаю тебе, что дала команду своим ребятам разыскать родственников Кнехта и выкрасть их. Здесь, правда, тоже не все гладко пока, имеются определенные проблемы. Но они все же решаемые. Семья Кнехта была вывезена под охраной сотрудников госбезопасности за пределы столицы. Где они сейчас мы скоро узнаем. С сотрудниками госбезопасности мы, думаю, справимся. Так что в целом всё достаточно неплохо.

- Это приятно слышать. Увы, не все так хорошо умеют работать – мрачно сказал Миллер.

- Это ты о том, что некие глупцы упустили в приграничном районе одного интересного молодого человека с необычной внешностью? – устало произнесла Барбара.

- Ты и об этом знаешь? – спросил Миллер.

- Не прикидывайся дураком, ты давно должен был понять, что все мы работаем теперь на одних и тех же хозяев – ответила Барбара.

- Хорошо. Я не буду прикидываться, что не догадывался об этом. Что тебе еще известно об этом провале на границе? – спросил Миллер.

- Связника, пана Москаля, взяли. И он рассказал в ходе допроса с пристрастием, перед тем, как отдать богу душу, что командиру группы разведчиков центр отменил приказ покинуть территорию нашей страны, и ему было велено вернуться обратно в Варгу, к месту базирования. Так что одного из Кнехтов мы точно пока не упустили. Так что всё пока складывается весьма неплохо – сказала женщина.

Здесь Барбара на некоторое время умолкла, а потом сказала:

- Единственно, только тебе мой друг нужно будет теперь помнить, что обратной дороги уже для тебя нет. Восемь трупов разведчиков тому полное и абсолютное доказательство. А ты как думал? Мы тут в детские игры играем? Нет. У нас тут все давно, как у взрослых. Прямо в деревенском доме их всех и убили, применили боевую технику. Так что прими к сведению. И береги себя. Ведь не ровен час, прикинет этот разведчик, тот, что выжил, вопреки всему, что к чему и захочет за товарищей своих с изменника спросить. Парень тот вроде не глупый, может вполне и догадаться. Да и вашингтонское начальство твое еще полностью совесть свою не продало, так что трудно тебе придется. Ох, трудно. Но я верю в то, что ты сумеешь и в этом случае выйти сухим из воды. Или не сможешь. Случаи то бывают разные. Главное духом не падать и верить в свою звезду – сказала печальным тоном Барбара.

Миллер быстро еще раз наполнил граненый стакан до краев водкой и молча осушил его одним глотком.

- Место дислокации базы покажу лично твоему человеку. Ты права, того парня нам нельзя будет упустить. Он очень опасен. Нужно будет операцию по его нейтрализации подготовить по возможности на самом высоком уровне. Когда это можно будет сделать? – сказал Кен.

- Пана Станислава ты уже знаешь. Он придет сюда через минут пятнадцать. Вот ему ты всё и покажешь базу эту и обсудишь, как взять этого хваткого и ловкого парня, если, конечно, он сможет вырваться из того окружения, в котором сейчас находится, мой дорогой друг. Станислав всегда точен, так что придет без опоздания. А ты пока спокойно поешь и ни о чем не беспокойся – сказала тихим голосом Барбара.

Прошло пятнадцать минут, и вот в кафе вошел пан Станислав и, не мешкая, сразу же направился к Миллеру и Барбаре.

Он присел на свободный стул и попросил официантку, чтобы ему приготовили чашечку кофе. После того как он получил свой заказ, пан Станислав мелкими глотками поглощая кофе, выслушал рассказ Барбары. Затем слово взял Миллер. Он предложил отправиться вместе с паном Станиславом на базу разведчиков для того чтобы подготовить засаду. Пан Станислав сразу же отказался ехать в данный момент туда. Он сказал, что сейчас есть значительно более важное и неотложное дело. Наконец, пояснил пан Станислав, удалось узнать местонахождение семьи Кнехта. Всем нужно срочно отправляться в поход. В том числе и пану Миллеру.

- Завершим дело с семьей Кнехта и тогда спокойно разберемся с вашим разведчиком. Он никуда от нас все равно не денется. Так что не будем на него сейчас тратить наше драгоценное время – сказал пан Станислав.

– Вас, пан Миллер мы никуда пока отпустить не можем, и поэтому вам придется поехать вместе со мною. Рисковать мы не можем сейчас, вдруг у вас дрогнет сердце, и вы возьмете и оповестите кого-нибудь лишнего о том, что сейчас узнали от меня. Вы должны согласиться с тем, что все эти меры предосторожности с нашей стороны вполне оправданы – сказала с непринужденным видом Барбара.

Миллер вздохнул и спросил:

- Когда мы отправляемся в путь?

Пан Станислав ответил:

- Мы отправляемся на задание прямо сейчас на моей машине. Свою машину вы заберете позже, после нашего возвращения. Так что попрощаемся с любезной панной Барбарой и покинем этот гостеприимный дом.

Через минуту Миллер и пан Станислав уже вышли из здания торгового центра и направились к большому черному автомобилю, припаркованному недалеко от входа.
***


Анна проснулась первой, едва только стала светать. Она сразу же стала будить своего нового друга.

- Патрик, вставай. У нас с тобой нет времени долго спать. Нужно срочно отсюда выбираться – сказала она тоном, не терпящим возражения.

Патрик быстро встал с кровати и почти сразу же предложил Анне покинуть его, поскольку ему в одиночку будет легче пробраться сквозь окружение. Но Анна ничего не хотела слушать. Она сказала:

- Я местная жительница, я тебя сейчас по потаенным лесным дорогам прямо к Варге доставлю. Никто тебя не сможет остановить. Обойдем все кордоны, так что никто даже ухом не поведет. Будем на месте часов через десять. Так что не будем без дела терять время, чем быстрее отправимся в путь, тем быстрее достигнем цели. Давай быстренько перекусим, а потом в темпе собираемся и поедем. Тут нам высиживать нечего.

Быстро позавтракав, Анна и Патрик отправились в путь. Даже многое повидавший на своем веку Патрик с удивлением наблюдал, как Анна лихо вела машину сквозь практически непроглядную лесную чащу. Как она ориентировалась в этом лесном царстве, было совершенно непонятно. Но, несмотря на то, что чаще всего кругом ничего кроме вечно зеленых елей и сосен разглядеть было совершенно невозможно, машина уверенно продвигалась вперед километр за километром. По дороге они останавливались всего несколько раз, для того чтобы долить топливо и перевести дух. Так и прошло чуть больше десяти часов. И тут Анна притормозила машину и сказала:

- Мы приехали почти под саму Варгу. Здесь уже начинаются её пригородные дачные поселки.

- Как же мы смогли за столь короткий срок сюда добраться при такой небольшой скорости езды? – удивился Патрик.

- Я шла почти по прямой трассе, а вы ехали из Варги в нашу сторону по шоссе, которое большей частью вьется кругами. Так что выиграли мы сейчас очень много расстояния, правда скорость у нас была у нас поменьше, но в целом, мы много времени выиграли, по сравнению с тем, что ехали бы по шоссе – ответила Анна.

Патрик, немного подумав, сказал о том, что нужно сейчас будет отправиться ближайшую деревню для того чтобы найти другую машину. Эту нужно будет оставить где-то по пути. Анна спросила:

- Ты что ты хочешь угнать машину?

Патрик ответил:

- Нет. Зачем угонять, можно просто взять машину в аренду. Денег у нас достаточно.

Анна ответила:

- Тогда вопросов нет. Сейчас включу свой смартфон и узнаю, где здесь поблизости есть пункт проката автомобилей. Это займет у меня не больше пяти минут.

Патрик молча кивнул в знак согласия. Анна вытащила из сумочки свой телефон и через некоторое время сообщила:

- Нам повезло. Тут совсем недалеко, километрах в пяти, в дачном поселке есть пункт проката автомобилей. Он еще открыт, так что если мы поторопимся, то у нас есть шанс уже сегодня покататься на роскошном лимузине.

Анна и Патрик не стали терять попусту время и сразу же отправились по указанному в интернет сообщении адресу. Деревня или точнее дачный поселок, в котором находилась точка по прокату автомобилей, и до которой было действительно рукой подать, оказалась весьма хорошо обустроенным местом. Явно обитали здесь люди в основном хорошо обеспеченные и избегающие любопытных глаз. Практически все особняки были обнесены высоченными заборами. На переговоры отправилась Анна одна и уже через полчаса они получили в свое распоряжение замечательный автомобиль Ауди – 100. В очень неплохом состоянии. Свою машину Анна оставила здесь же, в точке проката. Завершив все эти процедуры, молодые люди решили отправиться пообедать в местное кафе.

Они проехали вглубь поселка, и вышли из машины возле здания кафе. Патрик и Анна заказали себе обед и стали ждать исполнения своего заказа. Ждать пришлось недолго. Пообедав, молодые люди расплатились с официанткой и направились к выходу из кафе. Когда Анна и её напарник уже собрались продолжить дальше свой путь, до их слуха донесли звуки выстрелов. В одном из близлежащих к кафе домов шел настоящий бой.

- Что за чертовщина? – воскликнул Патрик.

- Какая нам разница – в ответ сказала Анна. – В любом случае это не наши проблемы. У нас своих проблем хватает. Надо быстро отсюда уезжать. Пока сюда не приехала вся полиция Варги.

- Ты права – согласился Патрик. – Трогай, нам нужно спешить. Мне нужно успеть прорваться на базу желательно до темноты. И перед этим нужно будет обязательно проверить, нет ли там на меня засады.

Но в этот момент Патрик замер. Он увидел, как из дверей особняка с девочкой на руках выскочила молодая женщина, за ней следом на улицу выбежал мальчик. И Патрик сразу же узнал этих людей. Это была семья Анджея Кнехта. Решаться нужно было быстро. Патрик крикнул:

- Анна, это семья Анджея Кнехта. Они в опасности. Их нужно спасти.

Машина быстро подъехала к дому и в неё сразу же села женщина с детьми. Она сказала:

- Какое счастье Анджей, что ты успел прийти вовремя к нам на помощь. Я уже решила, что мы окончательно погибли.

Патрик ничего не ответил женщине. Он лишь сказал вслух:

- Анна, гони что есть мочи. Нам нужно оторваться от возможной погони, пока на даче идет бой. Быстрее.

Анну уговаривать было особо не нужно. Мотор взревел и машина, быстро набирая скорость, понеслась по шоссе в направлении окраин Варги. Погони пока не было видно.
***


Пан Станислав быстро обходил территорию государственной дачи, на которой несколько дней пряталась семья Анджея Кнехта в сопровождении пана Миллера. На земле во дворе лежали погибшие при штурме сотрудники госбезопасности, а так же и погибшие участники штурма. По всему было видно, что потери при этом штурме были, как в классической военной науке. На каждого оборонявшего дачу пришлось по три трупа участников штурма. Потери были просто невероятными.

Но главное было не это. Семья генерала Кнехта нигде не была обнаружена. Они словно сквозь землю провалились. Ни один из защитников дачи в плен живым не попал. Так что спросить, куда могли они подеваться, было не у кого. Пан Станислав в раздражении выругался и приказал своим людям прекратить дальнейшие поиски, забрать трупы товарищей, и срочно покинуть территорию государственной дачи. Больше тратить время на поиски семьи Кнехта сейчас он не мог. В любой момент могли появиться здесь отряд сотрудников госбезопасности. По дороге в Варгу пан Станислав спросил пана Миллера:

- Как же мы так лопухнулись? Как мы упустили их? Я ума не приложу. Как они смогли оттуда выбраться, из этой мясорубки. Где их теперь искать?

- Мы слишком торопились. А спешка полезна лишь при ловле блох, как утверждают классики литературы советской. А в остальных случаях она губительна – с чувством произнес Кен. - Но, не смотря на и этот провал, пока ничего смертельного не произошло. Нужно будет сейчас отправить туда людей. Провести дознание. Обязательно кто-то видел, куда делись эти сбежавшие от нас люди. Так не бывает, чтобы люди исчезли совсем бесследно. Скоро мы отыщем вновь их след, и тогда надеюсь, никто так сильно, как сейчас торопиться не станет.
***

В кабинет, где работали Анджей Кнехт и пан Вацлав Хан, вошел премьер-министр страны. Сразу было видно Анджею, что пан Фаск сильно взволнован. Он несколько секунд собирался духом, потом сообщил:

- На государственную дачу, где находилась ваша семья пан Анджей, было сегодня совершенно нападение. Все сотрудники госбезопасности, обеспечивавшие охрану вашей семьи, были в ходе нападения убиты. Ваша семья исчезла в неизвестном направлении. И самое интересное, что я хотел вам сообщить. По сведениям, полученным от местных жителей, в машине, на которой ваша семья покинула дачный поселок, сидел человек, в коем все опознали вас. Делаем вывод. Вы мою резиденцию сегодня не покидали. Второй ваш двойник сейчас продолжает свой визит в Австралию. Значит, сейчас ваша семья попала в руки третьего вашего двойника. Того самого, который похищал важные секретные документы из министерства обороны. Такие вот дела.

- Я думал, что этот человек постарается по возможности быстро покинуть территорию нашей страны с теми документами, что попали к нему в руки. Это было бы вполне разумно. Но этот парень не только не исчез с нашего горизонта. Наоборот он, по всей видимости, организовал вдобавок к совершенным деяниям еще и похищение моей семьи. Это крайне непонятно. Это совершенно нелогично. Я отказываюсь здесь что-либо понимать. Это всё просто сплошной идиотизм. Я просто не знаю, что и сказать – высказался пан Вацлав.

Анджей же молча сидел, погруженный в размышление. Потом он произнес:

- Что-то странное происходит. Я могу сейчас только молиться за свою семью. Ничем другим я им помочь сейчас не могу.
***

Еще через час премьер-министр подошел к Анджею и сказал:

- Слава богу! Ваша семья в полном составе спасена, все живы и здоровы. Они сейчас находятся в здании главного управления государственной безопасности. И при этом. Есть одно важное обстоятельство. Они полностью убеждены, что их спасли именно вы. Анджей Кнехт. И спасали вы свою семью не один, а со своей помощницей. Вместе с нею вы доставили свою семью к дверям главного управления госбезопасности страны и приказали в нем им укрыться от опасности. А сами исчезли в неизвестном направлении. Как вам это всё нравится?

- Слава богу! Они живы. И это великое чудо. Я уже боялся, что не увижу свою семью, но хорошо, что они выбрались живыми из этого испытания - сказал Анджей. – Прости господи все грехи моему двойнику и дай ему всяческого счастья и благополучия.

- И я рад, что всё так завершилось. Но, мне хотелось узнать ваше мнение о случившихся событиях – сказал Фаск.

- У нас мало пока данных – сказал Анджей Кнехт. - А что касается моего отношения к произошедшим событиям вокруг моей семьи, то скажу сразу. Мне всё это не сильно нравится. Но если говорить предметно, то пока ясно только одно. Идет смертельно опасная борьба каких-то противоборствующих сил. Такой вывод опирается на весьма надежное логическое основание. По всему видно, что мой двойник не имел отношения к попытке захвата моей семьи. Иначе он не стал бы их отвозить в главное управление госбезопасности и отпускать на волю.


Ведь очевидно, что люди пытавшиеся захватить мою семью явно пошли ва-банк с этой попыткой захвата моей семьи. Эти люди должны были прекрасно понимать, что штурм дачи не обойдется без жертв со стороны нападавших на неё людей. Но они все же решились на штурм. И вероятней всего жертвы были при штурме действительно весьма многочисленными. И вот эти огромные жертвы были принесены, явно же не для того чтобы вновь передать мою семью в руки сотрудников госбезопасности. Значит люди пытавшиеся захватить мою семью и мой двойник не действовали в этой ситуации заодно. Это прямое доказательство того, что мы имеем здесь дело с различными группировками, с различными интересами. Борьба между этими людьми идет не на жизнь, а на смерть. Я думаю, что это сражение имеет прямое отношение ко мне и к истории, которая имела место со мною много лет назад в карпатских горах.


И видимо, тут ставки настолько высоки, что противоборствующие стороны идут на любые жертвы ради достижения своих целей. С потерями никто не считается. И здесь самое плохое для нас то, что мы о них, об этих сторонах конфликта, об этих противоборствующих группировках, и об их интересах знаем исключительно мало. А они в отличие от нас, знают практически всё про нас. И эта ситуация отсутствия информации очень, очень мешает нам правильно анализировать ситуацию. И поэтому пока мы почти не продвинулись в нашей работе. Мы пока движемся в полном тумане. Так дальше работать нельзя.

- Что вы предлагаете сделать? Как нам решить данную проблему нехватки информации? – спросил Фаск.

- Выход тут только один. Нужно найти и взять языка. Людей в этой игре теперь стало много. Кого-то всё же можно будет перехватить. Вот только как это сделать? – сказал Анджей.

- Я знаю, как это сделать. Сейчас кто-то из людей, осуществивших попытку захвата, будет искать следы семьи пана Кнехта в этом поселке. И тут его можно будет арестовать. Поручите это мне. Я лично выеду в этот поселок вместе с вашими людьми и произведу арест. Потом мы, если наша охота окажется удачной, с добычей вернемся сюда – сказал пан Вацлав.

- Хорошо. Мы так и сделаем – сказал в ответ Фаск.



Глава 17




Как только машина выскочила с проселочной дороги на трассу, Патрик первым делом спросил спасенную им женщину, супругу Кнехта, что она с детьми делала на этой даче. Молодая женщина ответила, что её с детьми в целях обеспечения безопасности временно поселили на этой базе по приказу начальника государственной безопасности страны несколько дней назад. Всё было хорошо, но сегодня произошло это ужасное нападение на дачу. Она сама не понимала, как смогла в условиях такой ужасной паники, выскочить с детьми на улицу и тем самым избегнуть смерти.

Было видно, что и молодая женщина и дети находятся в шоковом состоянии. Анна внимательно выслушала рассказ женщины, а потом внимательно посмотрела на Павла, и тот почти сразу же наклонился к ней и тихо сказал прямо в ухо:

- Анна. Мы сейчас отвезем этих людей к зданию главного управления государственной безопасности. Надеюсь, что там они будут в безопасности. Больше мы ничего сделать для них не сможем. Но нужно помнить, что нам сейчас придется сильно поторопиться, так как у нас есть и свои дела. И их нельзя никак отложить в сторону. Их нужно завершить, как можно быстрее.

Анна кивнула в знак согласия, она, оказалось, прекрасно была знакома не только с лесными заветными тропами. Варгу она тоже знала весьма неплохо. Анна искусно провела машину через бесчисленное количество переулков и остановила перед внушительным старым зданием, которое могло показаться неискушенным в советской символике людям масонским храмом, если бы они судили бы по эмблемам, вырезанным на гранитном фасаде. Здесь Патрик вышел из машины и постоял некоторое время на морозном ветре и неторопливо осмотрелся. Старый город, невольно подумал он. Родился и вырос сам он в совсем юном городе, в далекой земле, возраст которого был равен возрасту его отца и поэтому древние города всегда оказывали на Патрика какое-то особое магической воздействие.

Возле здания госбезопасности все было тихо и спокойно. Никто на Патрика не обращал внимания, и он решил, что можно было продолжить операцию. Неспешно он вернулся к автомобилю, и высадил семью Анджея Кнехта из машины. После этого Патрик приказал им, стараясь не сильно спешить, пройти в управление и там рассказать сотрудникам госбезопасности о том, что на дачу, где их разместили, было совершено нападение вооруженными людьми.

А сам он с Анной сразу же после того, как они убедились в том, что семья Кнехта укрылась в здании госбезопасности, отправились в дальнейший путь.


Через сорок минут они были вблизи базы разведчиков, которую Патрик покинул совсем недавно. Патрик вышел из машины и долго обследовал окрестности базы, до тех пор, пока не убедился в том, что нет никаких признаков того, что на базе находится засада. Вернувшись к машине, он сказал:

– Анна, я думаю, что мы расстанемся до полуночи, – обратился он к девушке за рулем. – Ты бы подыскала теплое местечко погреться.

– В это время здесь уже все закрыто, пан Патрик, это обычное глухое местечко, которое оживает только летом. И, кроме того, я думаю, что тебе может понадобиться моя помощь – сказала Анна.

– Тогда запри машину, и пошли со мной – ответил Патрик.

Они поднялись по широкой каменной лестнице. Патрик толчком открыл массивную с богатой резьбой деревянную дверь. В вестибюле, отделанном ореховым деревом, никого не было. Патрик прислушался и услышал смех. Он пошел на звук и, пройдя по коридору, остановился у огромной двустворчатой двери из орехового дерева с резными медными ручками. Нажав на одну из них, он приоткрыл дверь и обнаружил, что в глубине комнаты сидят в креслах, и продолжают смеяться Кен Миллер и майор Браун.

- Извините, за то, что отрываю вас от веселья. Но мне нужно с вами кое-что важное для меня обсудить прямо сейчас – сказал Патрик.

- Я вижу, ты не один – сказал Браун. – Какая неприятность. Ты пришел с дамой, а гнездышко уже занято. Я не знаю, чем тебе в этой ситуации помочь. Уходить отсюда мы сейчас не собираемся, так что тебе придется с этим смириться.

Тут Патрик обратился к девушке:

- Анна, подожди меня в машине, я постараюсь поскорее вернуться к тебе.

Девушка понимающе кивнула и без лишних слов направилась к выходу из дома.

– Патрик! Деточка, ты опоздал. Всё веселье прошло без тебя. А его было очень много. Мы ели управились – сказал весело Браун, как только Анна покинула дом.

– Где можно увидеть то, что вызывает у вас такое буйное веселье? – спросил Патрик.

– Внизу, в холле, справа от лестницы в зальной комнате. Ты можешь сходить туда, посмотреть, картина впечатляющая. Можешь мне поверить на слово – ответил, пьяно улыбаясь, Миллер.

Патрик спустился в холл и, пройдя по нему метров шесть, зашел в зальную комнату и огляделся. Почти всю длину комнаты (метров пятнадцать) занимал стол. На белой скатерти остатки обеда. Вокруг стола лежала на полу группа мужчин и одна женщина средних лет с аккуратными дырочками в теле.

Насколько Патрик знал, он никогда не встречал ни одного из этих людей, но их лица не были для него совершенно незнакомыми. Это были лица убийц, с которыми ему часто приходилось иметь дело в силу своих служебных обязанностей.

Вдруг сзади раздались легкие шаги. Это был Миллер. Он тихо подошел и медленно провел Павла вокруг стола, представив ему каждого из лежащих на полу мужчин. Вскоре они снова оказались на том месте, откуда начинали обход. Патрику Миллер указал на женщину, лежавшую у его ног, и сказал:

- Хорошая была женщина. Звали её Барбара, она работала раньше на нас, и она же и познакомила меня вон с тем парнем, паном Станиславом. Этот парень был далеко не последней фигурой во всей этой истории с Анджеем Кнехтом. Мы так хорошо с ним поладили. Всё было просто прекрасно. Но чувство юмора у них у всех отказало. Они решили со мною и с нашими ребятами начать вести без всякого уважения. Поэтому и поплатились за своё неуважение своими жизнями. Жаль, Барбара была мне небезразлична, но её никак нельзя было в этих условиях оставлять в живых. Лично тебе сообщаю. Частично можно сказать, что наш счет за твоих парней оплачен.

Когда оба они поднялись наверх, Патрик сказал, обращаясь к Миллеру и Брауну:

– Да уж. Джентльмены. Поверьте мне, когда я говорю, что действительно очень сожалею, пропустив, по-видимому, замечательный обед. Я говорю так потому, что искренне хотел бы потратить некоторое время на более близкое знакомство с вашими гостями. Я очень сконфужен тем обстоятельством, что ваши гости так и ушли, не дождавшись меня. Это очень нехорошо с их стороны.

- Я полностью согласен с тобой, это очень не вежливо с их стороны. Что делать, воспитывались они видимо у плохих учителей. Единственно могу тебе в утешение сказать, что перед своим уходом кое-кто из гостей был всё же вынужден поговорить с нами по душам. Выяснилось в ходе разговора много интересного – сказал, поглаживая рукой свой лоб, майор Браун.

– Джентльмены, когда имеешь дело с такими людьми, как ваши гости, привыкаешь действовать очень осторожно. Исправление ошибки стоит слишком дорого. И, по-моему, благоразумная осторожность должна руководить и нашим решением прислушаться к любым их словам – внимательно глядя в глаза Брауну, сказал Патрик.

Браун помолчал некоторое время, а потом сказал:

– Мистер мой уважаемый. Благоразумие и осторожность – замечательная вещь. Но мы сейчас быстро должны расстаться, с привычкой мыслить циклами, диаграммами, где кривые плавно изгибаются то вверх, то вниз. Сейчас здесь творится вообще непонятно что. И поэтому невольно приходится верить такому бреду, за который вчера мог бы сам любого отправить в психушку.


– Насколько я могу понять, – сказал Патрик – сейчас ты мне расскажешь нечто невероятное.

– Самое главное – эти ребята, наши гости, получили заказ чуть ли не самого Президента, а может и его самого, и министра обороны страны уничтожить пана Анджея Кнехта и двоих существующих ныне его клонов. Заметь – двоих клонов, как минимум. Причем сделать это можно любым способом. Пусть даже с большими жертвами среди мирного населения. Им была обещана полная амнистия, за любые жертвы. Главная задача уничтожить некого непонятного агента, которого страшно опасается и Президент, и министр обороны, а вовсе не тебя, и не самого Кнехта. Агент этот является одним из клонов Кнехта. Такие вот интересные дела. Выходит, зря мы на тебя и на твоих ребят, царствие им небесное, бочку катили. Вам тогда в аэропорту попался под руку либо сам Кнехт, либо его клон. Однозначно - сказал майор, потом поднял свой стакан, сделал маленький глоток и поставил его на место.

– Вы хотите меня убедить, что я могу расслабиться, раз охотятся не столько за мною, сколько за каким-то неизвестным мне агентом, просто похожим на меня, как однояйцевый близнец? – сказал Патрик.

– Нет, сэр, совсем нет. – Миллер глубоко вздохнул. – Если посмотреть на ситуацию трезво, то надо признать, что пока остаются все те же проблемы, что и были раньше. Но при этом мы срезали головку очень мощной организации, которая могла нам сильно помешать. Потом та информация, которую мы сегодня получили, дает нам возможность совершенно по-другому увидеть всё, что здесь произошло. Наш отчет уже переправлен в Центр. Так что ждем совершенно другого отношения к нашей работе.

– Мистер Браун – задал вопрос Патрик - я понимаю, что вы поймали свою дичь, используя меня, как вкусную наживку. Поэтому вы и находитесь в таком прекрасном расположении духа. Каково, по-вашему, непосредственное будущее этих самых клонов, включая и меня, ну, скажем, сегодня ночью, да и вообще?

Майор в знак согласия кивнул и произнес:

– Если я скажу, что данный вопрос ясен для меня, я совру. Как я понимаю, ты сторонник конкретного обсуждения, разговоры вокруг да около тебя не устроят. Так что, слушай. Сегодня отправляйся со своей подружкой в какую-нибудь гостиницу по своему выбору, деньги мы тебе на роскошную жизнь сейчас выделим. А завтра в полдень встретимся. Адрес будет написан на бумаге, которую тебе сейчас вручит пан Миллер. На этом давай прощаться. Нам есть еще, чем сегодня заняться. До свидания.


***

Премьер- министр вернулся в комнату, где находился Анджей, сразу же после того, как пан Вацлав отправился вместе с его помощниками на место происшествия. Он сразу же обратился к Кнехту:

– Понадобилось, все же отправить за пределы резиденции этого человека, для того чтобы спокойно пообщаться. Ужасно себя чувствую. Такое ощущение у меня, что везде предательство. Я никому не могу доверять теперь. Похоже на то, что на тех, кто был в этом самолете, что улетал в Австралию теперь точно положиться нельзя. Скажу вам честно, похоже на то, что все кто был в самолете, были похищены, а вместо них к нам сюда вернулись совершенно другие люди. Люди, или возможно некие их клоны.

- А президент? – спросил Анджей.

- Президент тоже заменен на подставное лицо. Об этом я узнал, совсем немного пообщавшись с этим существом, изображавшем из себя нашего президента. Всё очень плохо. Вашему напарнику из госбезопасности я не доверяю тоже, хотя его и не было в том злополучном самолете. Но он мне всё равно весьма подозрителен. На время избавимся от него – сказал Фаск.

- Что вы предполагаете делать? Скажу вам честно, я видел сон, в бреду, пока я приходил в себя после травмы, в котором я добирался до вас, и вы мне рассказали, примерно тоже, что и сейчас. А после того, вы в этом сне сказали о том, что сегодня вы собираете в загородной резиденции всех участников этой самой поездки на президентском самолете. Оттуда никто не должен уйти. Здание по периметру будет полностью блокировано. Вы поедите вдвоем на моём автомобиле вместо меня. Только этот автомобиль впустят в охраняемый периметр. Я отправился в эту резиденцию и перебил всю эту нечисть.

Фаск прищурился:

– Хорошо бы, если бы всё было бы так легко. Но на самом деле сделать это будет весьма не просто. Даже если они ни в чем меня не заподозрят и у меня всё получится с организацией такого мероприятия, то всё равно могут возникнуть неразрешимые проблемы с их ликвидацией. Не забывай, что теперь эти существа фактически имеют почти безграничную власть в нашей стране. У них в руках армия и государственная безопасность. У меня же только небольшая группа лично преданных мне людей из силовых структур.

– Вы очень проницательны. Мало того, что вы сказали. Мы еще и не знаем многих людей, из неофициальных структур, кто им сегодня служит. Мы почти ничего о них не знаем – сказал Кнехт.


Фаск нахмурился:

– Кое-что мы всё-таки знаем. Самое главное, по той информации, что мы располагаем, наши враги смертельно опасаются вас, пан Анджей, и ваших клонов. По их мнению, этот человек является неким демоном, каким-то агентом из параллельного мира. Этот человек обладает невероятными способностями, и он может всех их уничтожить практически один. Поэтому и вас и всех ваших клонов необходимо во чтобы то, ни стало нужно уничтожить без всякой жалости.

– Всех без разбору? – спросил удивленный Анджей.

– Всех. Что тебя в этом удивляет? – уставился на него Фаск.

Анджей немного помолчал. Потом сказал:

– Может быть, нам нужно срочно связаться с тем моим клоном, что сейчас задержался в Австралии. Может это именно тот, человек, что сможет нам помочь.

Фаск медленно кивнул в знак согласия и сказал:

– Да. Похоже, здесь ты прав. Сегодня мне по моим каналам информации пришло сообщение, что на Анджея Кнехта в Австралии была совершено нападение, которое лишь чудом не завершилось гибелью командира нашего столичного гарнизона. Я сейчас же попрошу моего помощника связаться с вашим двойником в Австралии и с моими людьми из нашего посольства в этой стране. Пусть они вместе решат, как можно будет срочно и тайно доставить этого вашего клона в нашу страну. Я думаю, что это решаемый вопрос. Через сутки, максимум через двое, ваш двойник будет нашим гостем.

– Дай, бог. Теперь нужно нам понять, как суметь пригласить к нам в гости еще одного моего клона – сказал Анджей.

– Ты подразумеваешь, что этим самым агентом может оказаться не тот парень в Австралии, а этот парень, что спас твою семью? Почему бы и нет? Вполне это возможно – ответил Фаск.

Анджей молча кивнул.


– Но, по-видимому, велась здесь и еще одна игра,– продолжал Фаск.– Тебе не кажется, что в эту историю вмешались и наши американские друзья?

– Да, похоже на то. Но это всё очень странно – сказал Кнехт.

– Ничего особо странного – Фаск села за стол напротив Анджея.– Всё вполне объяснимо. Они испугались нашего возможного сближения с Россией. И стали действовать. И я даже примерно знаю, кто здесь этим верховодит. Но тут, в этом деле, не всё так просто получается и, похоже, что кто-то мог их активность, и использовать для решения своих целей.

– Все неважно,– медленно и задумчиво сказал Анджей, как бы обращаясь к самому себе.– Кроме одного. Что мы собираемся делать, для того чтобы пригласить к нам в гости моего второго клона?

Фаск пожал плечами.
– Я пока не думал об этом.

– Почему? Нам явно не помешает это знакомство – сказал Кнехт.

– Ты что-то предлагаешь конкретное? – спросил Фаск.

– Я думаю, что этот мой двойник ищет меня. Вероятней всего он имеет отношение к американцам. Можно попробовать следующе. Мы сделаем для американцев утечку, а вы упоминали, что имеете на американскую разведку выходы, подбросим им информации о том, где я нахожусь. Ручаюсь, что мой клон постарается тогда со мною повстречаться – сказал Кнехт.

- Хорошо. Я согласен – ответил Фаск. – Можно попробовать.
***


На широкой автостраде арендованный автомобиль с легкостью делал 120 километров в час. И не успели Патрик и Анна оглянуться, как оказались очень далеко от базы разведчиков, возле небольшого города, где свернули, полагаясь скорее на интуицию, и через несколько минут обнаружили нечто вроде гостиницы-мотеля. В огромной кровати из двух сдвинутых вместе они провели время до утра. Утром они отправились в местный автомобильный салон и там приобрели на имя Анны новый автомобиль, а арендованную машину попросили отогнать владельцам, сотрудников магазина за солидную мзду.

Отъехав за пределы городка, Патрик остановил машину возле трассы и на некоторое время погрузился в размышления.

- Может быть, мы вернемся в этот уютный городок? Похоже, что ты не очень хорошо себя чувствуешь. У тебя лицо смертельно больного человека. Возвращаемся? – спросила Анна.

- Хоть я и смертельно больной человек, но нам сейчас нужно будет срочно отправиться в Варгу. Я взял для себя лишь минутный тайм-аут – сказал Патрик.

- Понятно. Но вообще-то я, конечно, перебрала, говоря о тебе. Какой ты смертельно больной человек? Тебя лопатой не убьешь, разве что кузнечной кувалдой – с легким смехом ответила Анна.

- У тебя нет никакой жалости к старому больному человеку. Я действительно себя не совсем хорошо чувствую – печально произнес Патрик.

– Я просто пошутила – скромно промолвила Анна.

– У меня сколько угодно больных мест, всё тело сплошной сгусток боли, а у тебя нет ко мне ни грамма жалости. Какая ты жестокая, Анна. Разве можно так себя вести с престарелыми людьми? – со страдальческим выражением на лице простонал Патрик.

Анна сделала озабоченное лицо и начала поглаживать его бедро.

– Если хочешь, мы можем вернуться назад и побыть еще несколько часов в отеле, я бы сделала массаж тебе – невинным тоном проворковала Анна.

– Перестань травить мне душу, сердце мое может не выдержать такую муку. Сейчас же отправляемся в дорогу, у нас больше нет времени – сказал Патрик.

– Ты зря отказываешься. Я весьма неплохая массажистка – ответила Анна.

– Нет, вернуться назад в гостиницу мы сейчас не сможем, нам надо срочно отправляться в дорогу, черт возьми. Как-нибудь в следующий раз посетим хороший отель. Может быть, всё у нас получится сегодня вечером – сказал Патрик.

– Ладно, ты и мертвого уговоришь. В дорогу, так в дорогу – с улыбкой согласилась Анна. – До вечера, так до вечера. Ничего страшного, я потерплю.

– Хорошо. Как хочешь. Всё будет хорошо, и так как ты пожелаешь, сегодня вечером. Я, во всяком случае, надеюсь на это – вздохнув, произнес Патрик.

Анна энергично кивнула:

– А я хотела тебе сообщить, что сегодня рано утром, наконец, поняла, почему я так быстро в тебя влюбилась. Всё оказалось предельно просто. Ты всего лишь мое отражение. Да, именно так. В чем-то ты мой двойник, но с иным зарядом, чем у меня. Мы две половинки, которые притянулись друг к другу. Согласись. Мы оба играли всю нашу жизнь, лгали себе, играли фальшивые роли в обществе. И вот мы повстречались по воле судьбы. И дальше нас понесло, словно опавшие листья, подхваченные осенним ветром. И выяснилось. Что я давно на самом деле ждала тебя, настолько давно, что ты просто этого не сможешь себе представить. Я поняла, что мне всегда тебя не хватало, всю мою жизнь. Не хватало твоей наглой фальшивой личности, пропитанной ложью и опасностью. Не хватало тебя. А вот теперь я всё это получила. И рада этому.

– По-твоему, я играю фальшивую роль в обществе? Я фальшивая личность, пропитанная ложью и опасностью? – спросил Патрик.

– Да, это так. И даже не смей со мною спорить – ответила Анна.

– Ну что же. А я и не стану с тобой спорить. Да! Ты права! Я полностью фальшивая личность. У меня даже лицо не мое. Я сам уже не помню, кто я есть на самом деле. Ну и что с этого? – сказал Патрик.

– Я знала, что ты, в конце концов, сознаешься.– Анна повернулась и стала смотреть вперед.– Но, правда, Патрик, пожалуйста, скажи честно, кто ты. Я не имею в виду, какую маску ты сейчас носишь, а кто ты в действительности - спросила Анна.

– Ты предлагаешь мне нарушить законы моей великой страны. Увы, но я не могу пока тебе рассказать, кто я на самом деле. Это смертельно опасно. Для нас обоих. Лучше тебе этого пока не знать – заявил Патрик.

В ответ Анна промолчала.

Патрик завел машину и вскоре они поехали по автостраде в сторону Варги.



Глава 18



Анджей долго работал с вечера над документами и поэтому проснулся позднее, чем обычно, около 8 утра. Встав с кровати, он заметил, что в комнате на диване спит Вацлав. Занятия утренней гимнастикой, завтрак и прочие дела Кнехт закончил достаточно быстро и снова засел за работу над документами. Светло на улице стало примерно через час, после пробуждения. Анджей посмотрел в окно комнаты и тяжело вздохнул. В холодном дневном свете положение дел показалось Кнехту совершенно безнадежным. Обуреваемый сомнениями, он в раздумье склонился над столом с документами. Было от чего расстраиваться.


Враг их теперь было окончательно ясно, был не просто невероятно могучим сам по себе, он еще к тому же сумел взять под свой контроль основные рычаги власти в стране. И к тому же, как выяснилось сейчас, имел еще и солидную поддержку различных теневых структур криминального толка. Тут уж невольно Кнехт задумался о том, как при всем при этом громадном потенциале сил противника, он остался до сих пор живым. Он искал ответ на вопрос - почему такая могучая организация врагов, что смогла успешно провести просто невероятную по сложности операцию по подмене целого самолета руководителей страны, а затем по их внедрению в жизнь страны, не смогла пока найти возможность уничтожить такой, не сильно защищенный объект, как он.

По всему было видно, что операция врага была сверхуспешной. Никакого намека на то, что кто-то, кроме нескольких человек, хоть в чем-то почувствовали подвох. В стране никто ничего не заподозрил. И это было совершенно невероятно. В стране в одночасье сменилась почти вся элита, а этого никто не заметил. Словно ничего не произошло. Это было странно, но это было так. Вывод тут напрашивался сам собой. Значит, было проведена очень серьезная работа, предшествовавшая данной операции. Возможно, подготовка велась ни один год. И вот всё у них прекрасно получилось, и только в одном пункте произошел сбой.


Тут что-то явно не так. Теперь Анджею казалось, что в его спасении, была заключена какая-то тайна. Нечто особенное, что необходимо, как можно быстрее суметь осмыслить. Но осмыслить долго ничего не удавалось. Анджей некоторое время еще продолжал размышлять, и в итоге решил остановиться на следующем выводе – вероятней всего его выживание есть результат случайного стечения обстоятельств, хорошей его личной подготовки и обладания им специфических знаний, полученным им по долгу службы командиром столичного гарнизона. Но при этом, вполне возможно есть в его выживании какие-то пока неизвестные ему обстоятельства, которые возможно в дальнейшем ему удастся осмыслить.


Тут тихо застонал пан Вацлав. Потом он медленно приподнялся на диване, а затем сел на него, и некоторое время смотрел на Анджея сонными глазами. Вид у него был весьма нерадостный. Потянувшись, Вацлав встал с дивана и сказал, что ему приснился кошмар, в котором его заживо стали хоронить какие-то злобные существа в ужасно жутком склепе. Проснулся он в тот момент, когда из последних сил боролся с этими монстрами, пытавшимися окончательно захлопнуть над ним крышку саркофага.

Рассказав свой сон, он спросил:

– Который час?

– Десять часов, было, минут пятнадцать назад – ответил Кнехт.

Пан Вацлав выпрямился, теперь уже окончательно проснувшись.

– Я вернулся, когда ты уже спал – пробормотал он. – Я не стал тебя будить. Хотя, честно говоря, мне хотелось тебя разбудить и рассказать о том, что удалось узнать во время мне вчера. Да. Уж мы неплохо вчера поработали. Есть чем похвастаться.

– Рассказывай. Не томи. И самое главное. Есть ли новая информация о моей семье?– спросил Анджей.

- Я прекрасно понимаю твое беспокойство. Насколько я знаю, сейчас с твоей семьей всё нормально. Они хорошо и надежно укрыты в здании госбезопасности и им ничего не угрожает. Так что волноваться тебе о них не стоит. Но теперь я, наконец, расскажу о моих подвигах. Всё что произошло вчера с нами вкратце. Ты помнишь, что я с людьми премьер-министра отправился в ту деревню, где находилась на даче госбезопасности ранее твоя семья. И там мы стали следить за тем, не появится ли кто-то, кто станет расспрашивать о женщине с детьми. Долго ждать нам не пришлось. Вскоре в кафе, где я с парой крепких ребят занял наблюдательный пост вошел молодой человек и подойдя к бармену стал его расспрашивать не видел ли он женщину с двумя детьми. С мальчиком и девочкой. Я сразу сделал предупреждающий жест своим помощникам, и мы стали готовится к аресту молодчика. Короче. Взяли мы «языка» прямо там, в кафе.

Потом я приказал хозяину закрыть кафе для посетителей, а сам начал в кабинете для почетных гостей допрос нашего арестанта. Объяснил я ему очень доходчиво. Понимаешь, мне нужна кое-какая информация, и ты ею располагаешь, а раз так, то деваться тебе некуда, придется мне всё рассказать. Парень оказался крепким орешком, долго прикидывался полным идиотом, но я его все же расколол. И достаточно быстро. Пришлось все же, как не хотелось, ему выдать интересующие нас данные. Рассказать на кого он работает, и навести нас на след своих работодателей. В общем, это был прорыв. Взяли мы след. И вывел он нас на весьма интересных персонажей – начал свой рассказ пан Вацлав.

- На лидеров преступных группировок столицы и их помощников в спецслужбах? – сказал Кнехт.

– Откуда ты это знаешь? – спросил Вацлав, несколько удивленный услышанным. – Какое отношение это имеет к тебе? А я понимаю. Как только за мною закрылась дверь, пан Фаск видимо сразу же стал делиться с тобой всей скрытой от меня информацией. Что же. Этого следовало ожидать. Фаск мне не доверяет. Я же из органов госбезопасности, я не его человек. Я всегда считался человеком президента страны. И поэтому я могу быть специально подосланным агентом противника. Всё логично.

– Дорогой, ты давно не мальчик. Ты не сможешь убедить меня в том, что тебя Фаск обязан был сразу же признать своим ближайшим другом и доверить тебе все свои секреты. И раз он так не сделал, то ты имеешь право, на него смертельно обидится. Ничего он тебе не должен. Да и со мною он поделился вероятней всего не всеми своими тайнами. Вон, документы лежат на столе, можешь с ними ознакомиться. Перестань дуться и давай продолжи свой рассказ – сказал Кнехт раздраженно.

– Не беда. Фаск ничего мне не должен был говорить. Тут ты прав. Но, не смотря на это, я на него немного в обиде – ответил, вздохнув, пан Вацлав. - Ведь, разве то, о чем ты у меня спрашивал, секретная информация для нас? Совсем нет. И я, и ты, по долгу службы, допущены практически ко всем государственным секретам. А тут такое недоверие. Но ладно, проехали.

– Ты будешь рассказывать или нет? – спросил настойчиво Кнехт.

– Хорошо. С чего бы начать? Короче. Слушай. Мы вышли по наводке нашего «языка», на некого пана Станислава, сотрудника министерства обороны, начальника только что созданного специального отдела. Мы установили слежку за ним. В итоге оперативных мероприятий мы вышли на целую группу известных в городе руководителей криминальных структур, с кем этот гражданин совместно готовил операцию по поимке или уничтожению некоего пана Кнехта, во всех его возможных видах. И еще очень интересный поворот темы. Там среди этой весьма специфической группы людей нам попался на глаза еще один любопытный тип. Бывший американский разведчик, а ныне представитель серьезной международной корпорации некто Миллер оказался в центре этой разношерстной толпы. Это нечто совершенно неожиданное для меня.

– Кто-нибудь из этих людей раньше тебе был знаком? – спросил Кнехт.

– Да. Пани Барбара. Она раньше работала в органах государственной безопасности. Потом стала одним из руководителей преступного мира столицы. Да и Миллер мне прекрасно знаком. Бывший разведчик вражеской страны, гражданин США. Нанят он в частном порядке фирмой с крупными правительственными контрактами. Какое-то время назад я приказывал своим людям присматривать за ним. Давно он казался мне и моему начальству весьма подозрительной фигурой, ведущей игру против нашей страны. Но ничего противозаконного обнаружить мы тогда не смогли – сказал пан Вацлав. – Слежку пришлось снять.

- Неплохо было бы с пани Барбарой пообщаться. Меня жутко интересуют её взаимоотношения с этим самым появившимся из пустоты паном Станиславом. Сможем мы мне такую встречу организовать? – спросил Кнехт.

– Увы, нет. Она мертва, так же, как и пан, Станислав. Этот нехороший человек, Миллер, заманил их, и еще кучу боевиков в какой-то особняк в местности, расположенной недалеко от столицы и там их всех и положил. Конечно, действовал он не один. Но это всё ерунда, если честно – сказал пан Вацлав.

- Если это ерунда то, что тогда не ерунда? – заинтересовано, спросил Кнехт.

- Мы смогли обнаружить твоего двойника и взять его под своё наблюдение. Он не один. С девушкой путешествует. Зовут девушку Анной. Она ваша землячка, господин Кнехт. Они остановились в каком-то отеле. Я понятия не имею, как он называется, но это… Короче, сегодня мы его возьмем. Вечером ты сможешь с ним пообщаться. Остальные подробности, информацию, полученную об этой девушке и о странных событиях на границе, расскажу тебе позже, после завтрака – сказал пан Вацлав. – Я вижу, ты не очень рад моим словам, ты чем-то встревожен. В чем дело?

– Дело в том,– начал после некоторого раздумья Кнехт,– что возможно завтра, или даже сегодня вечером, еще один мой двойник может оказаться в этом гостеприимном доме. Будет очень интересная встреча трех Анджеев Кнехтов под одной крышей.

– Даже так? А я-то подумал, что вы давно об австралийском вашем двойнике забыли, мой друг. А оказывается, всё совсем не так – с улыбкой на лице сказал пан Вацлав.

– Может быть, и забыл бы,– признался Кнехт,– если бы не почувствовал ответственность за всю эту проклятую заваруху перед страной.

– В какой-то степени вы, конечно, ответственны. Во-первых, это вы привели меня сюда, не так ли? – сказал пан Вацлав.

– В том-то и дело.– Кнехт проговорил. – Кое-что выплыло, сейчас не время вдаваться в подробности, но стало очевидно, что австралийский мой двойник готов пойти на сотрудничество с нами. Надеюсь, что в его возможностях сделать кое-что для нас. Кроме того, он, вероятно, догадался, кого мы представляем и какие у нас интересы.

– Мы не рискуем? Ведь у этого парня могут быть абсолютно противоположные, чем у нас интересы. Может, он просто ищет встречи, для того чтобы, наконец, с тобой покончить? – спросил пан Вацлав.

– И этого тоже нельзя исключать. Я буду очень осторожен. Это в моих интересах. И пока хватит об этом говорить – сказал Анджей.

– Прекрасно. Хватит, так хватит – сказал пан Вацлав. – Что у нас сегодня на завтрак?

– Как скоро, по-вашему, сюда доставят моего первого двойника? – поинтересовался неожиданно Кнехт, не обратив никакого внимания на вопрос пана Вацлава.

– Не имею понятия,– ответил пан Вацлав. – Как только я узнаю, что его везут сюда, узнаешь и ты. А сейчас я все же отправлюсь, с твоего разрешения, на завтрак.

Кнехт усмехнулся:

– Ладно, пан Вацлав, конечно, иди завтракать – весело сказал он.– Мне нужно признать, что вы все вместе прекрасно справились со своей работой. В следующий раз, когда поедешь в город на задание, возьми меня с собой. Хотелось бы тебя увидеть в работе. Я уверен, что мне есть чему у тебя поучиться.

– Чепуха. Ничего особо сложного мы не сделали – ответил пан Вацлав. – Но спасибо на добром слове.
***

Патрик Вейн после того, как отправился в путь, достаточно быстро выявил ведущуюся за собой слежку. Поняв, что за ним неотступно следуют несколько автомобилей, Патрик сделал попытку оторваться от преследователей, но всё было напрасно. Неизвестный противник и не думал терять машину Патрика из виду. Тогда Патрик сбавил скорость и стал размышлять над сложившейся ситуацией. Преследование явно было хорошо организовано. Наблюдая за машинами, осуществляющими слежку за ним, Патрик пришел к выводу, что следили они за ним еще со вчерашнего вечера.


Это было очень интересным открытием. Получалось, что за ним сейчас охотились, похоже, другие люди, а вовсе не те, что уничтожили его парней на границе. Патрик сразу же понял, что его нынешние преследователи в отличии тех громил, с кем ему пришлось иметь дело на границе, не стали пытаться сразу же уничтожить его, как только такая возможность возникла. Это было понятно, исходя из того, что его преследователи вчера знали, где он с Анной останавливался на ночь. Но, не смотря на это, не попытались уничтожить его в гостинице, что было достаточно легко сделать. А раз так, то нужно предположить, что похоже на сцене появились другие игроки. Это было неожиданно.

Вейн посмотрел на часы, до полдня, до времени назначенной встречи с майором Брауном оставалось уже не так много времени, меньше двух часов. Нужно было что-то срочно придумать. И тут он обратился к Анне:

- Анна, за нами следят. Слежку за нами ведут несколько автомобилей. И, похоже, я не смогу оторваться от этой слежки в ближайшее время. А мне между тем нужно попасть на встречу с моим шефом. Не могу же на встречу привести с собой своих преследователей. Ты не сможешь помочь мне решить эту проблему?

Анна слегка поморщилась и спросила:

- Как ты думаешь, кто может за нами сейчас следить? Это не те убийцы, что охотились за тобой на границе?

- Не знаю. Но думаю, что это не те люди, с кем мы имели дело на границе – ответил Патрик. - Это кто-то новый за нами следит. У тех парней на границе был четкий приказ – нас нужно всех уничтожить, несмотря ни на что. Они этот приказ и исполняли. А тут нечто другое. Явно наши преследователи не торопятся нас убивать. Это в принципе хорошо. Но ответь мне - ты сможешь помочь оторваться от слежки?

- Попробую. Где у тебя и на какое время назначена встреча? – поинтересовалась Анна.

- На стоянке у торгового центра, расположенного недалеко от въезда в город с севера – ответил Патрик.

- Я поняла, где это. Давай остановим машину, и я сяду за руль – предложила Анна.

Патрик остановил автомобиль, и Анна пересела на водительское место. Какое-то время она двигалась по шоссе, а потом съехала на проселочную дорогу. Через десяток минут автомобиль достиг леса. Почти не теряя скорости, Анна повела автомобиль по лесным тропам. Примерно через час Анна остановила машину в лесу и предложила Патрику пройти пешком до расположенной невдалеке автобусной остановки. Ехать на машине к торговому центру было не разумно. Патрик согласился с Анной. Они вдвоем быстро добрались до остановки и там сели в маршрутное такси. Через пятнадцать минут Патрик, и Анна были уже на стоянке возле торгового центра. Здесь Вейна окликнул Миллер, который ожидал его прибытия на стоянку в автомобиле. Патрик попросил Анну подождать его, а сам отправился на встречу с генералом.

Патрик сел в машину, рядом с командиром и Миллер сразу же начал говорить:

- Патрик. Приветствую тебя. Сразу к делу. Вот тебе листок с адресом. В этом месте сегодня должен оказаться вечером наш общий знакомый – мистер Анджей Кнехт, надеюсь, ты не забыл кто это. Хотя возможно это все же не сам Кнехт, а тот, кто является его еще одним двойником. Все может быть. Сейчас это для нас не важно. Кем бы, он не был на самом деле, нам необходимо его захватить и допросить. И сделать это мы должны как можно скорее. Времени у нас свободного не осталось. Так вот. Сегодня я получил информацию из достоверных источников, что Анджей Кнехт, который сейчас прячется где-то в городских катакомбах, сумел установить контакт с самим премьер-министром страны Фаском. И тот сразу же приказал своим помощникам подготовить для Кнехта убежище по данному адресу. Место там уединенное, лишних людей там не бывает никогда, так что Фаск уверен, что там Кнехта никто не сможет побеспокоить. Но тебе надо будет все же пана бригадного генерала повидать и убедить отправиться с тобой в дорогу. Всё, что может тебе понадобиться в работе над выполнением данной операции, оружие, инструкции, деньги и паспорт ты найдешь в чемодане, что лежит на заднем сидении. Машину и новые документы я оставляю тебе и на том пока всё, будем прощаться. Желаю тебе удачи!

- Приказ понял. Хочу сразу вас предупредить. Анну я возьму с собой на задание. Попрошу её помочь мне. Не могу же я решить все проблемы в одиночку. Это просто невозможно. С вашей стороны я ожидаю, поддержки в том, чтобы Анна официально считалась нашим сотрудником – сказал Патрик.

- Людей свободных у меня сейчас кроме тебя больше нет. Рисковать Брауном я не могу. Я рассчитывал на твою группу. Но сам знаешь, ребят больше нет с нами. Заменить их сейчас некем. Так что придется тебе решить эту проблему самому. Насчет Анны ничего обещать не могу. Сам должен это понять. В то же время ситуация действительно безвыходная, так что используй её в работе. Пусть она продолжает тебе помогать. А вот насчет статуса её пока ничего решить мы не сможем. Но при условии общего успеха нашей операции, можно будет все проблемы снять – сказал Миллер.

- Постараюсь сделать всё что возможно – ответил Патрик.

Миллер слегка кивну головой на прощание и покинул автомобиль, а еще через пару секунд он скрылся из виду, быстро затерявшись средь шумной толпы посетителей торгового центра. Патрик показал жестом Анне, чтобы она подошла к машине. Девушка вскоре оказалась за рулем автомобиля. Патрик посмотрел на неё с нежностью и сказал:

- Я опять хочу тебя попросить о помощи. Без неё я не смогу обойтись сегодня.

- Хорошо. Я помогу тебе. Мы с тобой теперь два боевых товарища, и я тебя не брошу никогда – ответила Анна.

- Анна, спасибо тебе. Поедем отсюда, а по дороге я объясню тебе, что нам сегодня нужно будет совершить – сказал с печальной улыбкой Патрик Вейн. И тут же Анна медленно стала выезжать со стоянки торгового центра.
***

Пан Вацлав вернулся с завтрака и вместе с Анджеем Кнехтом продолжили работу по изучению документов профессора Пихту. Через некоторое время секретарь попросил пана Вацлава выйти из комнаты. Пан Вацлав отсутствовал минут пятнадцать. А когда вернулся, сразу же обратился к Анджею Кнехту:

- Пан Кнехт. Новости весьма удручающие поступили от моих новых друзей. Наш второй двойник смог скрыться от их наблюдения. Как это произошло теперь не важно, но задержать его сейчас уже не представляется возможным. Так что так. Не весело.

Анджей на некоторое время задумался, а потом сказал:

- Я думаю, что ничего страшного пока не произошло. Дождемся пана Фаска. Есть у нас одна идея. Вполне возможно, что она окажется плодотворной.

- Хорошо бы – недоверчиво произнес пан Вацлав.

Через некоторое время в комнату вошел сам Фаск и сразу же обратился к пану Вацлаву:

- Дорогой друг, я приношу вам мои извинения за то недоверие, которым я вероятней всего обидел вас вчера.

Пан Вацлав резко запротестовал:

- Вам не нужно извиняться передо мною. Вы поступили вполне разумно. Я поступил бы на вашем месте точно так же.

Пан Анджей сразу же перевел разговор в деловое русло:

- Пан Фаск, вы в курс того, что моего двойника сегодня упустили из виду наши люди?

- Да, я в курсе – коротко ответил Фаск.

- Тогда, похоже, имеет смысл вернуться к той идее, что высказал я – предложил Анджей.

- Я понял – ответил Фаск. – Я уже принял все соответствующие меры. Я уверен в том, что ваш двойник уже получил приказ от своего начальства любым способом захватить вас в том месте, где вы по той информации, что мы слили господину, Миллеру будете сегодня размещены.

- Подождите. Как же этот мой двойник сможет захватить меня? В доме должна располагаться охрана. И не просто охрана. Меня должны, как минимум, по идее охранять несколько серьезных бойцов. Людей у янки сейчас нет, по той информации, что мы располагаем, чтобы их направить на мой захват вместе с моим двойником. Что же получается? В этой ситуации моего двойника отправят на операцию одного? Непонятно. Что думаете? – спросил пан Анджей.

- Не знаю, что и думать. Вероятней всего отправят. И возможно всё же он будет не один – ответил премьер-министр страны.

- Предположим, твой двойник попробует решить проблему, используя спецсредства – сказал Анджею пан Вацлав. – Это единственный шанс для него успешно выполнить свое задание. Усыпить вас всех, к примеру, каким-то газом, а потом спокойно вывезти тебя оттуда.

- Похоже, что так он и поступит – согласился Анджей.

- Вот и хорошо, что вы начали обсуждение предстоящей операции. Плохо только, что этим вы занялись без моих помощников. Я считаю, что теперь вам следует, уже в рабочем порядке, с моими ребятами конкретно обсудить весь план предстоящей операции. И помните. Нам следует взять двойника Кнехта обязательно живым. Только живым – сказал пан Фаск.


Глава 19


Анна, узнав от Патрика адрес того места, куда им нужно было попасть сегодня, быстро сообразила, как лучше всего можно будет добраться до него. Этот район города она знала прекрасно, это было её любимое место в Варге. Но, несмотря на это обстоятельство, ей всё равно пришлось долго крутиться на машине по городу, объезжая многочисленные пробки, прежде чем они смогли оказаться в исторической части города, где и располагался тот дом, что был им нужен. Добравшись до старинного квартала, Анна сразу же снизила скорость и стала медленно продвигаться на автомобиле по заполненным туристами узеньким улочкам. Так она проехала почти всю историческую часть города и остановила машину, по просьбе Патрика, на маленькой площади, на стоянке возле здания какой-то гостиницы. Высокий забор окружал данное строение по всей окружности. Анна внимательно посмотрела по сторонам, а потом посмотрела на Патрика и спросила:

- Разве мы уже добрались до места? Вроде бы еще нет. Дом, что нам нужен, расположен не на этой улице. Зачем тогда мы остановились здесь?

- Да нет, всё нормально. Не сомневайся. Мы с тобой приехали по правильному адресу – ответил Патрик. – Смотри. Мы сейчас с тобой находимся совсем рядом с тем местом, куда изначально и собирались попасть. Наш дом расположен, если я не ошибаюсь, а я точно не ошибаюсь, вон за тем поворотом, в тупике. Только ехать сейчас прямо туда нам не имеет смысла, из-за того, что он очень хитро расположен. Пойми. Просто так проехать мимо дома, что нас интересует, мы с тобой не сможем, там тупик. Потому и было выбрано это место для размещения специального объекта, что в такие тупики обычно машины въезжают только, если они принадлежат людям, проживающим в них. Или же машины приезжают туда по вызову, проживающих там людей. Случайно в такой тупик не заедешь.

То есть мы точно привлечем к себе ненужное внимание местных жителей, если отправимся туда на автомобиле сейчас. Даже пешком туда нет смысла сейчас идти. Мы сразу обратим на себя внимание охранников. Что нам совершенно не нужно. Пока мы ехали сюда, я на своем смартфоне изучил карту этой местности. Нужно признать. Дом этот действительно хорошо расположен. При размещении в этом месте конспиративной квартиры сотрудники полабских спецслужб постарались всё учесть, подойти к дому чужаку, так чтобы охрана его не заметила очень сложно, практически невозможно.

Но в данном случае – для нас это совсем не беда. Эта проблема, к счастью, решаемая. Здесь, на этой площади, как ты видишь, есть гостиница, из окон которой по тем сведениям, что для меня подготовили мои друзья, можно будет наблюдать за интересующим меня домом, ничем не рискуя. Это очень удобно. Так что заселимся сейчас в гостиницу и начнем свою работу. Всё очень удачно для нас пока складывается. Просто не верится. Всё тихо, спокойно, как в раю.

- Хорошо, что мы сюда приехали. Прекрасное место. Всегда мечтала здесь побывать. А пожить в этом месте в гостинице вообще замечательная идея. И еще с таким мужчиной! Я и так была от тебя без ума. А после того, как благодаря твоей помощи были спасены женщина и её дети от смертельной опасности, ты стал просто моим кумиром, моим героем – сказала искренне Анна.

- Хорошо. Спасибо. А ведь ты тоже у меня большая умница. Если бы не твоя помощь, я не смог в ряде случаев просто бы ничего сделать. Я уж точно не смог бы, так обойти все посты, выставленные для моей поимки, как смогла ты. Это большое дело. Мало того. Признаюсь честно. Если бы не ты, вероятней всего меня сейчас уже среди живых бы не было. Просто чудо, что я выжил там, на границе, без тебя я разделил бы судьбу моих ребят, и уже лежал бы в могиле. Я очень тебе благодарен за твою помощь. Она для меня воистину является бесценным даром. Но при всем при этом, сейчас все же не время долго обсуждать наши заслуги друг перед другом. Давай на этом очень важный для нас разговор отложим до лучших времен, а сами сейчас пойдем устраиваться в гостиницу на ночлег. У нас сегодня еще куча дел, и не только связанных с моей работой. Надеюсь, у тебя нет возражений? – спросил Патрик со смущенной улыбкой на лице.

- У меня нет возражений. Пойдем, посмотрим, что это за гостиница – ответила Анна.
***

Совещание, созванное премьер-министром страны в своей резиденции, по проработке деталей операции по задержанию двойника Анджея Кнехта прошло на удивление быстро. Все основные моменты предстоящей операции участники совещания обсудили и согласовали буквально за полчаса. В завершении совещания, так же было высказано мнение председателем правительства, которое поддержало большинство экспертов, о том, что принципиально важно уже сегодня пану Анджею Кнехту переехать на новое место, в дом в исторической части Варги. И сделать это следует таким образом, чтобы гарантированно попасть на глаза своему двойнику.

Если этого сегодня не сделать, сказал Фаск, операция может провалиться, так и не начавшись. Противник может посчитать, полученную информацию о том, что Анджей Кнехт будет находиться по определенному адресу в ближайшие дни, недостоверной и двойник командира столичного гарнизона может, получит приказ прекратить работу по захвату полабского генерала в данном месте. И в этом случае и планируемую операцию по поимке двойника придется завершить из-за её очевидной бесполезности.

Так что следовало начинать операцию незамедлительно, сразу же после того, как план её будет рассмотрен и утвержден. И в итоге дружной работы всех участников совещания через полтора часа после начала работы, появился на столе у председателя правительства уже полностью подготовленный план предстоящей операции. План этот был Фаском практически сразу же утвержден. И сразу же после этого утверждения документа председателем правительства Анджей Кнехт и пан Вацлав на машине были вывезены за пределы резиденции премьер-министра страны. Мощный джип направился к месту, в исторической части города, в котором некоторое время теперь должен будет находиться Анджей. Добрались до места они примерно через час после отъезда из резиденции. Анджей часто бывал в этом районе города, знал здесь практически каждый дом. Но даже он не знал о том, что в одном из тупиков этой части города расположена конспиративная квартира, а точнее дом, который используется спецслужбами, приближенными к премьер-министру страны.
***

Патрик и Анна заняли забронированный заранее людьми майора Брауна номер на третьем последнем этаже гостиницы. Окна номера, как и ожидалось, выходили на тот самый тупик, в котором располагался дом, за которым им предстояло наблюдать в ближайшее время. Не откладывая дела в долгий ящик, Патрик сразу же занялся обустройством своего рабочего места. Он распаковал чемодан и извлек из него всю необходимую для наблюдения за объектом специальную технику и стал её готовить к работе. Примерно десять минут работы и все необходимые приготовления к началу ведения слежки Патриком были завершены. И он сразу же приступил к наблюдению за интересующим его домом.

Анна же тоже не теряла попусту времени, она за это время успела принять ванную и постаралась привести себя в порядок. Патрик посмотрел на свою подругу с подлинным восхищением. Выглядела она теперь, как настоящая кинозвезда. Патрик восхищенно посмотрел на Анну и сказал:

- Боже мой, как вы прекрасны моя дорогая леди! Слава богу, что техника сегодня намного продвинулась вперед по сравнению с тем, что было некоторое время назад. Сейчас она сама будет записывать все, что нам нужно, так что необходимости всё время лично и безотрывно наблюдать за домом, никакой сейчас нет. Так что мы можем, сейчас спокойно отправится на ужин, в какой-нибудь ресторан поблизости, мы можем себе это сейчас позволить.

– Итак,– сказала Анна,– признаюсь тебе, я все ждала, когда же мой прекрасный принц пригласит меня, наконец, в ресторан на романтический ужин. И вот – свершилось. Я на седьмом небе от счастья. Теперь я еще больше прониклась пониманием того, что ты именно тот, уникальный человек, с которым я могу сотрудничать долгие годы. Но я никогда бы раньше и подумать не могла, что этот человек приедет ко мне из-за океана.

– Когда же мы приступим вновь к нашему сотрудничеству? – спросил Патрик с лукавой улыбкой.

– Сразу, как вернемся с ресторана, так и вернемся сразу же к сотрудничеству - согласилась Анна.

- Вот и договорились – сказал Патрик, и вот они вместе покинули номер, а уже через десять минут вошли в ресторан, расположенный в соседнем с гостиницей доме. Ресторан был не очень велик, но уютно обустроен. Стены его зала были увешаны репродукциями картин великих полабских художников, мебель и весь интерьер был подобраны так, чтобы у посетителей сложилось впечатление, что галантный девятнадцатый век никогда не покидал этих стен. Здесь явно старались хозяева создать атмосферу, соответствующую духу исторической части города, атмосферу давно ушедшего времени.

Анна и Патрик с любопытством осматривали ресторан, и к ним сразу же подошел администратор, после короткой беседы, он их сразу провел через весь заполненный посетителями зал к угловому столику. Как только они разместились за столиком, официант сразу же принес им меню, и парочка почти сразу же определилась с заказом. Несмотря на то, что всё пока складывалось удачно, Патрик всё равно ощущал себя не в своей тарелке. Он понимал, что сейчас, когда они ужинают, вполне возможно, в доме в тупике происходят какие-нибудь интересные события, а он этого еще не знает.

Но Патрик старательно старался гнать от себя эти мысли, хотя сделать это было достаточно сложно. В это время официант принес заказанные напитки. Патрик теперь немного успокоился и потягивал свое виски и наблюдал за Анной, что, доставляло ему большое удовольствие. Постепенно он окончательно справился с волнением.

И вдруг Патрик увидел майора Брауна, который вошел в зал ресторана, огляделся, и, заметив его, сразу же направился к столику, за которым сидели Анна и Патрик.

– Мистер Миллер был прав – сказал, заняв место за столом майор. - Вы слишком умны для нашей работы пан Патрик.

При этих словах Браун внимательно посмотрел прямо в глаза Вейну и злобно сверкнул глазами.

– Мистер Браун, я вижу, что у вас совсем испортились нервы. Это печально. Нельзя так распускаться. Не могли бы вы объяснить свое поведение? – спросил холодно Патрик.

– Испортились нервы? – переспросил майор Браун, удивленно посмотрев на своего собеседника. Он не был уверен, правильно ли расслышал то, что сказал Патрик.

Патрик пристально глянул на Брауна, и его глаза чуть потемнели.

– Именно так,– сказал он. – Я думаю, нет нужды повторять.

В этот момент появился официант, который принес еще одну порцию виски Патрику.

Майор Браун подождал, когда официант уйдет и сказал:

– Мои нервы в прекрасном состоянии. Просто, хочу тебе об этом сообщить, пока ты, мой дорогой друг, тут прохлаждался, мы продолжали работать. И у нас появились для тебя хорошие новости. Пан Анджей прибыл на новое место, оно расположено тут недалеко, пятнадцать минут назад. Надеюсь, ты рад этому известию. Ну, похвали меня! Я бросил всё ради того, чтобы ты скорее узнал эту потрясающую новость. Разве я не достоин твоей похвалы?

Патрик покачал головой и сказал:

– Ты молодец. Твое стремление услужить мне весьма похвально. Приехал, значит приехал. Это очень хорошо. Что-то такое я подозревал, что должно было произойти. Но всё равно я рад тому, что это случилось. С этим всё. Теперь еще кое-что.

Дорогой друг! Ты, надеюсь, понимаешь, что сейчас фактически признался, что параллельно со мною, но втайне от меня, ваши сотрудники ведут слежку за домом в тупике, и вероятней всего и за мной тоже? Значит, у вас здесь есть люди для этой работы. Это первый вывод. Вы мне больше не доверяете. Это второй вывод. Это всё теперь мне ясно. Но есть и нечто, что мне не так ясно. Разрешите вас спросить. Зачем же вы всем рассказывали раньше о том, что кроме меня людей у вас сегодня нет? И зачем вы мне сейчас рассказали о своих людях, чем дали понять мне о том, что я лишился вашего доверия?

- Я никому не доверяю. Тут нет ничего необычного. Поэтому и говорил о том, что у меня нет людей здесь. Вам тоже не доверяю, вы правы. После трагической гибели ваших сослуживцев особенно. Это всё так и есть, как вы и предположили. Так что удивляться вам этому не стоит – ответил Браун.

- Я всё понял уже давно. И поэтому я действительно не удивлен. А теперь ответьте мне, что со вторым моим вопросом? – поинтересовался Патрик.

Браун прищурился, затем взглянул ему прямо в глаза и сказал:

– Да, ты действительно стал слишком умным человеком для этой работы. Так нельзя. Я доложил в центр о том, что наш клиент появился, и они приказали срочно тебя проинформировать об этом. Тут нет ничего сложного для понимания. Они продолжают тебе верить. Это их право. Как не было мне неприятно, я вынужден был выполнить приказ моего руководства.

– Теперь мне всё стало ясно. И к тому же, хочу это отметить особо, я согласен и с тем, что на нашей работе нельзя быть слишком умным. Я с этим не спорю. И довольно говорить об этом – резко отреагировал Патрик. – Лучше обсудим нечто иное. Будь так любезен, мой дорогой друг, поясни мне, в чем тут причина твоего и начальственного сильного беспокойства? Ну, появился пан Анджей. Хорошо. Что тут нервничать?

В любом случае, наверняка в доме куча охранников, просто так клиента мы в свои руки не получим, и поэтому нужно будет готовить операцию по захвату интересующего нас человека минимум сутки. Мы должны для начала собрать информацию. Тут спешка сейчас совсем не нужна. Это же элементарно просто. Тут нет ничего сложного. Извини меня, но вот именно поэтому я и намекнул на то, что с нервами у тебя не всё в порядке. Может это прозвучало грубо, но я действительно не вижу пока никаких реальных причин для беспокойства. Всё идет по плану, так как надо.

– Конечно, вам лучше знать, ведь вы работаете на этой работе гораздо дольше, чем я. Вы то у нас большой специалист, в отличие от меня тыловой крысы. Но при этом у меня в отличие от вас есть все же некоторые сведения, коими вы пока не располагаете, и которые принципиально меняют оценку ситуации – ответил майор Браун с вызовом в голосе.

– А вы, я это чувствую, по вашему поведению, знаете эти сведения с детства. Работать надо честно, врать нельзя, перед сном нужно чистить зубы пастой, и много других ценнейших сведений вам я уверен, ведомы давно. В это я верю свято. Всё остальное у меня вызывает вопросы – отпарировал Патрик.– Но при этом мне всё же любопытно. Что такого вы все-таки узнали? Что за такие удивительные сведения вы сейчас получили, что вызвали у вас такой сильный нервный срыв? Поделитесь со мною этим знанием, скорее, вам станет легче от этого.

– Ты меня тоже удивляешь. Думаешь, я просто так здесь появился? – ответил вопросом на вопрос Браун.– Совсем нет. Конечно, ты прав, мы организовали слежку и за домом, в котором сейчас находится наш клиент и за вами тоже. У меня есть здесь для этого люди. Но ты правильно понял, что об этом я никогда не сказал бы тебе по доброй воле, поскольку откуда мне знать, что ты именно тот человек, в котором мы всегда были раньше уверены. Сам знаешь, тут творится непонятно что. В таких условиях доверять тебе полностью было нельзя, мы должны были собрать соответствующую информацию по делу, в том числе, конечно, и о тебе. Это не шутки, это область государственных тайн. Но, несмотря на всё это я вынужден был всё бросить и поспешить к тебе и рассказать обо всем тебе.

- Так что произошло? – спросил Патрик.

Майор Браун мгновение помолчал, а потом сказал:

– Нам стало известно, что интересующий нас человек приедет в дом в тупике сегодня. И это действительно случилось. Теперь от этого же источника поступила информация о том, что у премьер-министра страны Фаска прошло сегодня совещание, в ходе которого он распорядился завтра утром перевезти нашего клиента к себе в резиденцию. Оттуда его мы не сможем выкрасть. Это нереально. Я доложил о сложившейся ситуации руководству, от него получено приказание, поручить тебе, выкрасть нашего клиента до его отправки в резиденцию премьер-министра. Поэтому завершайте свой ужин, возвращайтесь в гостиницу, и я тебя познакомлю с моими сотрудниками. Времени у нас мало, нужно срочно приступать к работе.

- Завтра утром вывезут отсюда? Этого тоже следовало ожидать. Хорошо, я быстро завершу свой ужин и подойду. Где вы будете находиться? – спросил Патрик.

– В соседнем номере,– медленно ответил Браун.– Думаю, что ты этим обстоятельством не удивлен.

– Вы правы, я ничуть не удивлен – ответил Патрик.– Мы не можем позволить себе такую роскошь, как удивление, особенно теперь, когда поступил приказ форсировать работу.

– Еще бы! – ответил Браун и, поднявшись со своего места, направился к выходу из ресторана.

Откинувшись назад, Патрик внимательно посмотрел на Анну. Она просидела всё это время, храня полное молчание. Её лицо ничего не выражало в этот момент. Потом он улыбнулся широкой и доброй улыбкой и сказал:

– Анна, я сейчас должен уйти из ресторана. Дела. Я подойду к администратору и всё оплачу и вернусь в гостиницу. Так уж, получается, придется мне покинуть наш романтический ужин.

– Ты должен сейчас уйти? Да ты еще ничего не успел съесть – удивилась Анна.

– Ничего страшного. Поужинай без меня в своё удовольствие. Попросишь упаковать мою порцию и принесешь в номер – ответил Патрик, а потом встал из-за стола и отправился к стойке бара, где рассчитался за ужин с администратором ресторана. А затем он, махнув на прощание рукой Анне, покинул зал ресторана.
***

Анджей Кнехт прошелся в очередной раз по аккуратно убранному двору небольшого старинного двухэтажного особняка, расположенного в историческом квартале города. Рядом с ним так же неспешно шел пан Вацлав Хан. Наконец, Анджей спросил у своего напарника:

- Когда мы, наконец, займемся работой? Или так и будем бесцельно слоняться по этому дворику до самого вечера?

– Дорогой, мы работаем уже в течение пятнадцати минут, или вы этого не заметили? – удивился пан Вацлав.

Анджей усмехнулся:

– Что же мы делаем в данное время? Измеряем шагами площадь двора?

– Позволяем себя обозревать,– объяснил пан Вацлав.– Вы не думайте, что на нас никто сейчас не смотрит, раз мы с вами ходим по закрытому от всех высоким забором двору. Мы с вами находимся под пристальным наблюдением. Во всяком случае, я на это надеюсь. Точнее я в этом уверен. Постарайтесь не оглядываться по сторонам. Обратите внимание – отсюда нам видны несколько зданий, расположенных неподалеку отсюда. С их верхних этажей, при наличии специальной техники, можно вести слежку за этим домом. Я знаю, что там сейчас расположились люди, которые наблюдают за нами.

– А почему ты так уверен в том, что за нами сейчас ведется слежка? Нас привезли в полностью тонированной машине сюда, нас никто посторонний не мог увидеть, когда мы выходили из машины здесь во дворе. Мы закрыты от мира высоким забором. Так что не факт, что о нашем прибытии сюда стало известно моему двойнику – заявил Анджей.

– Ваш двойник и его хозяева рыскали по городу в поисках тебя несколько дней: теперь напав на след твоей знаменательной личности, они точно приложат все свои силы для того чтобы захватить тебя в плен. Так что они сейчас наблюдают за нами. Не сомневайся в этом – пытался успокоить Анджея пан Вацлав.

– А не проще было бы нам показаться на улице? К примеру, сходить поужинать в ресторан поблизости? – спросил Анджей.

– Не годится,– сказал медленно, как будто в раздумье, покачав головой.– Анджей, вам нужно многому научиться в вопросах разведки и контрразведки. Поймите, выйти в город это не только опасно, главное не в этом. Главное тут в том, что в этом случае мы не можем просто пойти и явиться на смотрины к вашему двойнику и его хозяевам, к примеру, отправившись сейчас в ресторан. Они автоматически заподозрят тут что-то неладное. И тогда наша операция окажется на грани провала. Сейчас весь расчёт у нас на то, что узнав о том, что завтра нас отсюда увезут, наши противники будут вынуждены пойти на решительные действия в ближайшее время. И поэтому нужно, чтобы нас было сложно обнаружить, но при этом, чтобы такая возможность у наших контрагентов все же была. Вот тогда они не возможно и клюнут на нашу удочку. Ибо тогда у них появится уверенность в том, что мы в их руках. И в том случае, если они поверят в то, что полностью контролируют ситуация, вот тогда мы и сможем их одолеть.


Глава 20


Кен Миллер зашел в гостиницу, в которой остановились Патрик и Анна и на лифте поднялся на третий этаж. У лифта его встретил крепкий молодой человек, который сразу же обратился к отставному генералу на английском языке с вопросом:

– Мистер Кен Миллер, не так ли, сэр? Я не ошибся?

Миллер на какое-то время задумался, а потом ответил:

- Вы не ошиблись. Я Кен Миллер. Что вам нужно?

- С вами хочет встретиться один джентльмен прямо сейчас. Пройдемте со мной, я вас провожу к нему – ответил молодой человек.

- Я не уверен, что у меня есть сейчас на это время. Поймите, я сейчас спешу на важную встречу – возразил Миллер.

- Мы вас надолго не задержим. Я понимаю, что это может выглядеть не совсем вежливо с моей стороны, но я настаиваю на том, чтобы вы отправились сейчас со мною на встречу с моим шефом. Мой хозяин желает с вами срочно обсудить несколько исключительно важных вопросов, а желания нашего шефа это закон – настаивал на своем молодой человек.

Но Кен Миллер и не думал поддаваться его давлению. Физической силы у генерала хватало, боевого опыта тем более. Миллер уже начал внутренне готовиться к рукопашному бою, уверенный в своей победе. Но тут, спустя минуту, после того, как он на пути встретился с невежливым молодым человеком, в их сторону направился из коридора высохший, словно мумия, мужчина лет под пятьдесят, с пергаменным цветом лица. Подойдя вплотную, он приостановился и широким жестом, безмолвно приветствовал генерала Миллера. Кен взглянул на мужчину с неописуемым чувством удивления, но тут же взял себя в руки и сказал:

– Неужели, это вы, мой дорогой хозяин, мистер Додж? Я рад вас видеть здесь. Хотя это очень неожиданно. Но почему же вы меня не поставили в известность о том, что собираетесь приехать в Варгу? Я бы вас встретил в аэропорту.

– Кен, это я попросил молодого человека привести тебя ко мне на встречу. Но насколько я понял, он не смог тебя убедить прийти ко мне на беседу? – сказал мужчина и внимательно посмотрел на Миллера.

– Я и подумать не мог, что это вы тот человек, на встречу с которым, меня приглашал этот парень. Если бы я знал, что это вы меня ждете, хозяин, я без разговоров пришел бы к вам на беседу – ответил Миллер.

– Хорошо, хотелось бы верить в твою искренность. Не будем терять время. Пройдем в мой номер и обсудим кое-какие вопросы – предложил мистер Додж.

Миллер тут же ответил:

– Конечно. Пройдемте к вам в номер. Я все постараюсь вам объяснить.

Мужчина молча повернулся и пошел вдоль коридора. Через некоторое время он остановился у дверей одного из гостиничных номеров и магнитной карточкой открыл её и вошел внутрь. Миллер сразу же последовал за ним. В номере находились семеро молодых крепких парней, которые с интересом рассматривали отставного генерала.

– Это Кен Миллер. Знакомьтесь,– сказал мистер Додж. – Но пожалуйста, забудьте завтра о том, что вы видели его здесь навсегда. Вы поняли меня, мои друзья? Я жду вашего ответа. Хорошо. Я рад, что все это поняли. Можем идти дальше.

Глаза Миллера внимательно изучали молодых людей несколько секунд, а потом он спросил:

– Что-нибудь серьезное случилось, раз ты, хозяин, решили приехать лично сюда в сопровождении этих славных джентльменов? Что произошло?

Мистер Додж в ответ, покачав головой, улыбнулся и сказал:

– Кен, дорогой, ты только не обижайся, но во всем тут так сложно разобраться. Тут так всё запуталось, что я, проанализировав всю поступившую ко мне информацию по ситуации в Варге, решил лично приехать к тебе сюда. Ибо ясно вижу – ты явно не справляешься со своей работой. Тебе нужна моя помощь. И вот я уже здесь. Я готов сам, засучив рукава, приступить к работе, раз ты ничего сам сделать пока не можешь.

– О'кей, дорогой хозяин, пусть будет по-твоему. Я рад тебя здесь приветствовать. Раз решил сюда лично приехать – пусть будет так. Но ты говорил, что у тебя есть ко мне вопросы, я слушаю и готов отвечать – сказал Миллер. Он прекрасно понимал, что просто так отделаться от хозяина ему не удастся, придется давать свои ответы на сложные вопросы.

– Меня сейчас интересует один, но очень важный вопрос. Расскажи мне, когда можно ожидать здесь, мистера Анджея Кнехта? – спросил мистер Додж самым обычным тоном. – Дело в том, что, как ты должен помнить, надеюсь ты об этом не успел забыть, я давно хотел бы повидать пана Анджея Кнехта. И побеседовать с ним с глазу на глаз. Но пока так и не встретился с этим уважаемым человеком. Хотя ты, Кен много раз обещал организовать эту нашу встречу. Я думал, что у тебя были незначительные проблемы.

И вот теперь я узнаю, что вы всей местной ячейкой американского разведсообщества в этой гостинице организовали вместе с вашими бывшими сослуживцами из разведки, штаб по поимке этого прекрасного человека и меня при этом об этом всем решили не информировать. Это было явно не правильное решение. Поэтому, как только я понял, что наша с вами работа стала буксовать, сразу решил приехать в Варгу для того чтобы лично проконтролировать ситуацию на месте. А эти славные молодые люди изъявили желание мне в этом деле помочь. Я им весьма благодарен за этот их благородный поступок. Так, что я и спрашиваю у тебя, когда вы собираетесь брать Кнехта?

Миллер посмотрел на часы:

– Я как раз хотел обсудить все детали предстоящей операции по задержанию пана Кнехта со своими товарищами из разведки. Вероятней всего сама операция будет проведена либо сегодня ночью, либо завтра при попытке вывезти Кнехта из домика в тупике в резиденцию премьер-министра.

– Дорогой мой друг, Миллер,– сказала в ответ мужчина. – Я знаю о том, что по той информации, что вы получили, операцию нужно будет провести именно сегодня. Я знаю о вашей деятельности здесь практически всё. И я страшно разозлен всем этим.

– Простите, что вы сказали? – переспросил удивленный и слегка напуганный Миллер.

– Мистер Миллер, я сказал, что владею всей информацией о той операции, что вы сейчас собираетесь провести вместе со своими бывшими сослуживцами. Откуда я это знаю, вас не касается. Надеюсь, вы не забыли на кого вы работаете, хотя у меня давно сложилось впечатление, что ты мой друг решил меня предать и перестать блюсти мои интересы. Я тебе сразу заявляю! Ничего у тебя не получится. Тебе не удастся меня предать. Мне нужен этот полабский бригадный генерал, и я его получу! Кен, пожалуйста, вернись на грешную землю. Не кусай ту руку, что тебя кормит. Иначе, ты сильно об этом пожалеешь.

Миллер вздохнул:

– Хорошо, я сделаю всё, что возможно. Мои силы не безграничны.

– Благодарю вас, мистер Миллер. Это все, что вы сейчас мне можете сказать по делу Анджея Кнехта? – спросил мистер Додж.

– Да, все – коротко ответил ему Миллер.

– Тогда всего хорошего, мистер Кен Миллер. Отправляйтесь сейчас к своим друзьям из разведки и объясните им, что их работа по данной операции завершена. Всё остальное мы сделаем сами. Их помощь нам не нужна – сказал мистер Додж.

– Всего хорошего. Я доведу ваши слова до моих бывших сослуживцев из разведки. Возможно, они пойдут нам навстречу. О результатах моих переговоров я тут же вас извещу лично – ответил Миллер.

- Хорошо, я буду ждать вашего возвращения здесь. Постарайтесь объяснить этим ребятам из разведки, что всем будет лучше, если они соберут свое оборудование и вернутся к своим обычным делам. Что у них дел больше нет? А поимку Кнехта мы возьмем на себя. У нас всё для этого готово. Если у нас будет достигнуто с вашими бывшими коллегами взаимопонимание в вопросах задержания пана Кнехта, то тогда я выделю средства для премирования ваших друзей. И вы, конечно, в накладе не останетесь – сказал мистер Додж.

- Я постараюсь – заверил Миллер.

- Будьте так милостивы! Постарайтесь и договоритесь со своими бывшими сослуживцами. Иначе ваше финансовое состояние вскоре постигнет катастрофа, уж это я вам могу твердо пообещать – едко отметил мистер Додж. - Лишь неспособностью адекватно воспринимать окружающую действительность можно объяснить ваше решение о том, что в данном деле можно будет обойтись без меня. Это самая большая ошибка в вашей никчемной жизни. Сотни людей, ничем вам не уступающие, могут только мечтать о том, чтобы я их взял к себе на работу. А вы вдруг решили играть со мной по своим правилам. У вас ничего не выйдет. Я вас об этом официально предупреждаю, мой друг.
***

Патрик Вейн подошел к дверям соседнего со своим гостиничного номера и тихо постучал. Дверь практически сразу же отворилась. Ребята установили камеру слежения в коридоре – подумал про себя Патрик и вошел в номер, где находились помимо майора Брауна еще трое сотрудников американской разведки, два молодых человека, и женщина средних лет.

– Добрый вечер – сказал Патрик.

- Добрый вечер – ответил за всех майор Браун.- Присаживайся за стол, Патрик, сейчас мы тебе покажем кое-что интересное.

Патрик прошел к столу и сел на стул возле экрана компьютера. Но не успел он ничего толком разглядеть, как тут раздался вновь стук в дверь. Дверь открыл один из молодых людей и в номер вошел отставной генерал Кен Миллер.

– Как ваши дела, мистер Браун? – спросил Миллер.

– Всё идет в соответствии с нашими согласованными заранее планами. Все работаем, проблемы пока не возникают. Надеюсь, так будет и дальше. Так что у нас сейчас всё хорошо. Но вы, я гляжу, чем-то озабочены,– ответил майор Браун,– И я теперь и думаю, что с вами произошло? Неужели что-то серьезное.

– От вас ничего не утаишь. Действительно, возникли кое-какие обстоятельства, о которых нам с вами следует срочно переговорить. Не могли бы мы с вами выйти из номера на минуту? – спросил Миллер.

– Если это необходимо, то ваше предложение принимается. Пойдемте, тут недалеко есть курительная комната, она чаще всего пустует, вероятней всего нам с вами там не помешают общаться – ответил майор Браун.

После этих слов два старых товарища вышли из номера. А Патрик вопросительно посмотрел на оставшихся в комнате сотрудников разведки. Тут же женщина сказала:

- Вернется наш руководитель и тогда он и покажет вам то, что собирался показать. Без него мы вам ничего показывать не будем. Вам понятно?

- Да, спасибо за разъяснение. Я так и думал – ответил разочарованно Патрик.
***

– В этом районе всегда полно публики,– сказал пан Вацлав.– Это очень важное обстоятельство дела. Поэтому все торговые сети в городе из кожи лезут вон, лишь бы пробраться именно сюда, в исторический квартал. Этот тупик, в котором мы сейчас находимся, маленький оазис спокойствия в бурном море туристов и торговцев. Жизнь вокруг него бурлит сутки напролет.

– Тогда тем более мне не понятно, зачем для проведения операции выбрали именно этот дом. Мне кажется, следовало бы выбрать другой район города,– возразил Анджей.– Люди Фаска предложили это место, не продумав хорошо всех обстоятельств дела. Как смогут наши противники подойти к этому дому? Это просто невозможно сделать так, чтобы не попасть на глаза охране дома. Потом. Как наши противники смогут вывезти меня незаметно из дома, если тут рядом постоянно находится масса народа? Боюсь, что мы зря сейчас теряем время. И даже если нас и заметили с вами наши противники, когда мы с вами гуляли по двору, это ничего не меняет. Мы просидим до завтрашнего дня тут и потом вернемся в резиденцию премьер-министра. Это будет провалом всей операции.

Пан Вацлав Хан устало улыбнулся и сказал:

– Да, черт возьми, успокойся ты, наконец, всё мы старались учесть при выборе этого дома. Пойми. Мы имеем дело с серьезным противником, если бы мы поместили тебя в менее подготовленном для этого месте, то этим сразу бы показали нашим противникам, что тут что-то не так. Пусть лучше никто не подумает, что мы тебя подставляем, как приманку. Уверяю тебя – нас уже заметили наши противники, и сегодня уже они попытаются осуществить нападение на этот дом. Нет в этом у меня никаких сомнений.

– Да, я наверно просто нервничаю. Чтобы отвлечься, я сейчас предпочел бы побеседовать о том, что не связано с нашими сегодняшними проблемами и всякими другими обстоятельствами, возникшими в последние дни, - сказал Анджей Кнехт. – Иными словами, поговорить о чем-то постороннем, обыденном. Например, о футболе. Давно ты был на футболе пан Вацлав?

– Очень давно. Даже не вспомню сейчас, когда я последний раз ходил на футбол, хотя в молодости был болельщиком и не пропускал ни одного домашнего матча любимой команды – Наступила пауза, а затем пан Вацлав спросил: – Как ты ладишь с премьер-министром?

– Мы с ним стали друзьями. Он готов за меня в огонь и в воду, сам заверил меня в этом. Наверно, так оно и есть. Дальше будет видно – ответил Анджей.

– Ты задумываешься о том, что после нашей победы в стране многое изменится? – спросил пан Вацлав. - Значительная часть нашей элиты должна будет уйти в небытие. Точнее она уже ушла, но пока никто этим воспользоваться не может. Но это сейчас. А вот после того, как мы победим, и надеюсь, это произойдет достаточно быстро, Фаск взлетит, да и многие люди, которые будут рядом с ним в это время, взлетят вместе с ним. Это ты понимаешь?

– Я об этом еще не думал – ответил Анджей Кнехт. - В последнее время я заботился только о своем выживании, как ты знаешь. И сейчас я всё время думаю о том, как победить в этой битве с тайным противником, чтобы он не смог добраться до меня. Понимаешь, слишком уж много непонятного пока во всей этой истории. Многое стало вырисовываться в последнее время из тумана, но пока всё равно ничего толком узнать нам не удалось в целом по той ситуации, что сложилась в последние дни вокруг меня. Мне пока ничего не понятно. И это меня пугает.

– Только смотри, не поссорься с премьер-министром, Анджей,– посоветовал пан Вацлав. – Не дай бог, чтобы ваша дружба впоследствии прекратила свое существование. Тогда у тебя больше не будет возможностей для карьерного роста. Все те, кто раньше помогал тебе, были в этом злополучном самолете. Не забывай об этом. Президент, министр обороны, заместитель министра обороны, начальник генерального штаба, начальник военной разведки. Все они были там, и все они теперь стали совершенно чужими для тебя людьми. Я понимаю, что сейчас у тебя голова забита другими мыслями, но и о том, что я говорю нужно тоже помнить.

– Спасибо, я всё это понимаю. Но все равно пока не могу ни о чем другом думать, кроме, как о нашей операции – возразил Анджей Кнехт. – Ведь если я сейчас проиграю, то все будет бессмысленно.

– Я тебя прекрасно понимаю. Но я должен был тебе это всё сказать. Ты всё равно должен не терять из виду этот аспект ситуации. Я это говорю еще и потому, что во многом теперь связан с тобой. Пойми меня, я многое в жизни повидал, так что знаю, о чем говорю – заверил пан Вацлав.

– О да, я знаю, что ты прав в данном случае. Я обещаю тебе прислушаться к твоим советам и больше времени уделить размышлениям о том, как будет развиваться моя карьера в будущем – согласился Анджей Кнехт. – Нам нужно не только выиграть, но и еще суметь воспользоваться плодами нашей общей победы. Это важная задача.

- Согласен. На все сто процентов – сказал пан Вацлав, продолжая довольно улыбаться.
***


Когда Миллер и Браун оказались в курительной комнате, отставной генерал сразу же приземлился на кресло и начал говорить:

- Мистер Додж прибыл в Варгу. Мало того, он сейчас находится в этой гостинице, на этом же этаже, и ждет моего возвращения к нему.

– Ну и что? Что заставило почтенного мистера лично приехать сюда? – спросил майор Браун.

– Что «ну и что?» – резко перебил его Миллер. – Вы-то ведь знаете этого человека, Браун? Знаете, как устроены у него мозги? Как у бульдога. Он требует, чтобы мы с вами уклонились от проведения операции по поимке Кнехта. То есть прямо нарушили приказ центра. Анджея Кнехта, по его мнению, должны захватить его люди. За это он обещает нам всем хорошую премию. А в случае неповиновения, мистер Додж угрожает нам страшными карами. Такой молодчик не остановится не перед чем, если ему будет что-то нужно. Даже пойдет в случае необходимости на наше физическое устранение. В этом не должно быть для вас тайны мистер Браун.

– Да уж, ситуация хуже не придумаешь. И приказ нельзя не исполнять. И с вашим сумасшедшим боссом устраивать войну нет никакого желания. Сколько у нас времени есть на размышление? – вкрадчиво спросил майор Браун.

Миллер с раздражением вздохнул:

– Послушайте, ответ надо дать прямо сейчас. Нет у нас времени на размышления и на связь с центром. Нужно на что-то решаться здесь и сейчас. Ответь мне. Ты сможешь сейчас дать команду своим людям завершить работу и отправиться по домам?

– Ты же прекрасно понимаешь, что такой приказ я не могу своим людям сейчас отдать. Я не могу просто так, взять свои слова назад,– сказал майор Браун и на мгновение умолк.– Кен, мне не хочется быть назойливым, но пойми, Ты должен суметь все объяснить своему шефу. Он не должен чувствовать, что ты его сторонишься или пренебрегаешь им. Подойди к нему и скажи, что такие вопросы нужно решать не здесь, а с нашим руководством. Без их приказа мы не уберёмся с пути твоего шефа. Постарайся, как-то разрешить этот конфликт. Может быть, твой шеф сумеет договориться с большими парнями в центре? Пусть тут же при тебе звонит к нам в контору.

– Нет. Этого, разумеется, он не станет сейчас делать – возразил Миллер. – Это абсолютно исключено.

– Ты вполне уверен в этом? Может всё-таки попробовать дать этот совет вашему шефу, может у него, что и получится? – спросил с непониманием в глазах майор Браун.

– Ну, конечно же, нет! – вспылил Миллер. – Послушайте, вам не кажется, что вы слишком уж многого от меня требуете? Не нужно заниматься ерундой сейчас. Я уверен в том, что если бы центр мог бы в этой ситуации пойти ему на встречу по Кнехту, то это уже стало бы фактом, о котором тебя срочно известили по официальным каналам связи. Центр принципиально сейчас считает дело Анджея Кнехта особо важным и поэтому никому не пойдет в этом вопросе на встречу. Делить Анджея Кнехта сейчас центр ни с кем не захочет. Это точно.

– Понимаю,– поспешил согласиться с ним майор Браун. – Но что тогда вы сейчас скажете при вашей встрече с мистером Доджем? Вам нечего ему доложить. Да и он не смирится с нашим отказом и всё равно попробует действовать, не оглядываясь на указания наших властей. Это ужасная головная боль для нас. Как это некстати сейчас.

– Я согласен, что всё это весьма некстати сейчас – сказал задумчиво Миллер. – Но все же не смотря ни на что, основной мой вопрос остается без ответа пока. Ответь мистер Браун, что мне сейчас доложить мистеру Доджу? Пойми. Если сказать всё, как есть, то он жутко обидится и тогда начнет вести себя, как слон в посудной лавке, и гарантировано нам помешает проводить нашу операцию по захвату Кнехта.

– Я не знаю, что тебе докладывать сейчас. Придумай что-нибудь. Ведь у тебя огромный опыт работы. Неужели ты не сможешь выйти с честью из этой ситуации? – спросил майор Браун.
- А если я предложу своему боссу объединить наши силы? – спросил Миллер. – Не бойся. В случае чего ты просто продемонстрируешь запись этого нашего разговора в центре, как доказательство того, что у тебя не было в сложившейся ситуации иной возможности обеспечить успех операции. И нет проблем.

– Да, вы не ошиблись – майор Браун немного помолчал.– Буду с вами совершенно откровенен, Кен,– продолжал он после паузы.– Я, конечно, записал наш с вами разговор, я был обязан это сделать. Так и должно быть. Но у меня все же есть основания полагать, что вы не должны на меня сильно обижаться. Работа моя заключается не только в том, чтобы ходить под ручку с вами и мистером Доджем и выслушивать ваши бесчисленные просьбы. Работа моя в защите интересов моей страны.

- С вами никто не спорит. Пойдите на совместную работу с людьми Доджа. А там, когда пан Анджей Кнехт окажется в наших руках, в этот момент можно будет и пересмотреть договоренности – предложил Миллер.

Некоторое время оба они молчали.

– Ты уже поужинал? – неожиданно спросил Браун.

– Разумеется, я еще не успел поужинать – мрачно проговорил Миллер. – Мне пока было не до этого.

- Зайди к своему шефу и скажи, что мы будем работать вместе, и после успешного завершения операции предоставим возможность допросить нашего клиента ему и его людям – сказал умиротворенно Браун.
- Надеюсь, на этом он успокоится на время. Если всё получится, то пойдем на ужин. Пусть парни мистера Доджа подойдут в мой номер, я предупрежу моих людей, что теперь мы станем работать совместно с этими ребятами и после этого давай покинем на время эту гостиницу. Тут рядом есть одно приличное заведение.



Глава 21


Майор Браун буквально ворвался в номер и сразу же набросился с гневной тирадой на Патрика Вейна:

- Молодой человек! Что вы здесь делаете? Кто вас сюда впустил? Покиньте срочно помещение! Ребята выведите этого наглеца отсюда скорее. Он видимо перепутал номер. Какой кошмар, какая наглость! Напьются до чертиков разные типы и потом вваливаются в чужие номера и устраивают скандал. Покиньте сейчас же нас или мы будем вынуждены вызвать полицию!

Немного ошалевший Патрик подошел вплотную к майору Брауну и тихо спросил:

- У тебя всё нормально? Может быть, за время своего отсутствия ты успел тронуться умом? Ты несешь какую-то ерунду. Или может быть, что-то случилось?

- Что вы такое говорите? Вон отсюда! Я не шучу! Идите отсюда, иначе я буду вынужден выгнать вас отсюда силой. Прощайте. А вы ребята – тут Браун обратился к своим подчиненным шепотом – забудьте навсегда о том, что видели этого парня в этом номере. Все записи, где он фигурирует, сейчас же сотрите. Я ясно вам объяснил, что вы должны сделать?

- Всё ясно – ответил молодой человек.

- Вот и хорошо – сказал Браун и указал Патрику на дверь. – Я прошу пана покинуть наш номер.

Патрик недолго думая поднялся и вышел из номера.

Он немного прошел по коридору и остановился в недоумении. Вскоре вслед за ним из своего номера вышел майор Браун и, подойдя к Патрику тихо сказал:

- Извини меня, конечно, но я, кажется, оторвал тебя от романтического ужина с прекрасной девушкой? Тебе бы стоило к ней вернуться – ответил Браун.

- Теперь то, что извиняться? – ответил удивленно Патрик.

- Нет, я признаю, что был неправ. Я поступил плохо. Ты голоден. Ты был с любимой девушкой. А я на всё это наплевал и оторвал тебя от важных дел. И поэтому я приношу тебе свои извинения. Но ситуацию не поздно еще исправить. Мой тебе совет – пока не поздно отправляйся сейчас к своей девушке в ресторан, она там осталась одна. Это нехорошо – сказал Браун.

- Спасибо. Но я не настолько голоден, чтобы не смочь вам помочь. Так что ничего страшного. Да и девушка моя, наверное, уже вернулась в наш номер – ответил Патрик.

Тут лицо майора Брауна покраснело от ярости, и он сказал:

- Без разговоров. Отправляйся в ресторан и жди там меня с Миллером. Мы скоро подойдем. Можешь заказать нам виски. Это приказ.

После этих слов майор резко повернулся и быстрым шагом вернулся в свой номер.
***

Анджей Кнехт и его напарник по добровольному заточению в доме в тупике расположились на кухне, и пили, приготовленное панам Вацлавом кофе.

Анджей Кнехт в очередной раз откинул рукав костюма и взглянул на свои часы на левом запястье. Пан Вацлав понимающе посмотрел на своего друга и сказал:

– Уже восемь вечера?

– Да, почти. Слушай, Вацлав, ты же видишь, что уже почти наступила ночь, а никаких сведений до сих пор к нам не поступило о замыслах нашего противника. Что ты думаешь об этом? – спросил Анджей.

– А между тем машина уже ждет, которая должна нас везти в резиденцию премьер-министра у порога дома? Водитель сигналит недовольно – с иронической улыбкой ответил пан Вацлав. – Ведь нет же! Друг мой, вам не стоит так переживать. Времени еще очень много впереди, целая ночь и еще полдня завтра. Не о чем нам пока беспокоиться.

– Машина нас ждет у дверей. Не буквально, конечно, но фигурально. Как мне не переживать? Ведь времени всё меньше и меньше остается до намеченного нашего отъезда в резиденцию – Патрик взглянул на Хана с плохо скрытым раздражением. – А между тем ничего не происходит. Когда же, наконец, мы получим информацию, подтверждающую хотя бы сам факт наличия за нами слежки? Такой информации всё нет, а ведь ты уверял, что у нас всё находится под контролем. Что враг нас нашел и установил за нами слежку. Где же этому подтверждение? Мне это не нравится. К чему устраивать ловушку, если ты не можешь проконтролировать действия противника? Почему люди Фаска столько времени не могут определить, где расположились наши враги? Сколько времени на это им еще понадобится, а может они вообще не способно обнаружить неприятеля?

Пап Вацлав допил кофе и поднес к губам салфетку.

– А если известие о том, что неприятель обнаружен и за ним осуществляется наблюдение, вскоре появится, ты сразу же успокоишься?– сказал он, внимательно смотря прямо в глаза Анджея – Уверяю тебя, мой дорогой друг, такое известие поступит нам в самое ближайшее время. Оно должно поступить с минуты на минуту. Я сам тоже нервничаю, но я не показываю это. Я уверен, что, в конце концов, наши парни смогут определить, где расположились наши враги и взять их под свой контроль. Надеюсь, что это произойдет в самое ближайшее время.

Анджей нахмурился, и сказал:

- Вот видишь и ты волнуешься. Это нормально. Но согласись, что парни Фаска работают не слишком быстро.

– Всего каких-нибудь пять или десять минут,– упрямо повторил пан Вацлав - и сообщение об обнаружении слежки к нам поступит. Пойми, что наши противники специалисты высокого уровня. Если не будет с их стороны допущено ошибок, то найти их будет чрезвычайно сложно. Даже с учетом того, что мы знаем, где они могут расположиться. Но я надеюсь, что люди Фаска всё же смогут отыскать неприятеля.

– Ладно. Я тоже на это рассчитываю – примирительно произнес Анджей и налил себе еще одну чашечку кофе.

Выпив свой кофе, Анджей Кнехт направился в зал, где включил телевизор. Прошли не больше пяти минут, как по телефону ВЧ позвонили. Пан Вацлав взял трубку и сразу же передал её Анджею. Звонил премьер-министр Фаск.

- Анджей, как ты там? – спросил Фаск.

- Спасибо, всё нормально – ответил Анджей.

- Что у вас слышно? – поинтересовался Фаск.

- У нас пока полная тишина. Ничего не происходит. Честно сказать, я сильно этим обеспокоен – ответил Кнехт.

– Ну, что же, прекрасно понимаю вас. Я сам весь на нервах. Но к счастью у меня есть для вас добрые вести. Я рад сообщить тебе о том, что наши ребята смогли, наконец, найти место, откуда ведется за вами слежка. Наконец, противник нами обнаружен! Я уж тут думал, что мои ребята вообще не смогут разыскать следы вражеских агентов. Но, слава богу, удалось всё же выйти на след неприятеля – сказал премьер-министр.

- И где же база шпионов? – поинтересовался Кнехт.

- Наши американские друзья решили расположиться в гостинице на площади рядом с вашим домом. Эту гостиницу видно со двора вашего дома. Значит и они могут вас оттуда рассматривать. Хорошо эти ребята всё продумали. Вроде бы очевидный вариант, и находился в зоне нашего контроля. Но, несмотря на это, на гостиницу нами не было до времени уделено должного внимания. Кстати и вашего двойника там наши люди засекли. Он поселился со своей девушкой в одном из номеров.

- Замечательно. С нетерпением буду ждать здесь нашей встречи – сказал воодушевленный Анджей.

- Хорошо. Теперь слушайте меня внимательно. Ваша миссия в этой операции окончена. Вы поняли меня? Окончена. Вас с паном Вацлавом сейчас эвакуируют из этого дома. Там теперь будет, слишком опасно вам находится, да и самое главное, в этом нет больше необходимости. В любом случае мы знаем, где расположены наши противники, что они делают. И уже знаем, что они готовятся к решительным действиям. Всё что нужно было сделать, вы сделали. Так что вам нужно срочно покинуть дом в тупике и вернуться в мою резиденцию. Время не терпит. Жду вас – сказал взволнованно премьер-министр.

- Как же нас отсюда вывезут, господин премьер-министр? Ведь за домом ведется постоянное наблюдение? Незаметно из этой мышеловки нам не выбраться, вы не забыли об этом? А если мы попытаемся выехать отсюда на автомобиле, то это сразу станет известно американским разведчикам. И операция провалится. Я не уверен, что следует покидать мне этот дом. Может, мы не убоимся опасности, и я всё же здесь останусь до завершения операции? – спросил удивленный Кнехт.

- Нет, ни в коем случае вам там оставаться сейчас не нужно. Ничего я не забыл. Я всё прекрасно помню, где вы находитесь, и знаю, что выйти оттуда незамеченным вам будет невероятно сложно. Но вы всё равно сможете незамеченными выйти из вашего дома. Я знаю, что вам удастся сделать это. А теперь давайте до нашей скорой встречи попрощаемся. А мне, пожалуйста, позовите к телефону начальника охраны – ответил с ноткой недовольства в голосе Фаск.

- Премьер-министр просит подойти к телефону ВЧ начальника охраны – сказал громко вслух Кнехт и через несколько секунд к телефону правительственной связи подошел крепкий человек в камуфляжной форме. Разговор его с Фаском продлился всего несколько секунд. После его завершения начальник охраны обратился к Кнехту и Хану:

- Мне приказали вас вывезти отсюда.

- Как же так? Мы же провалим операцию! – сказал Кнехт удивленно.

- Я сразу же объясню вам, что вам не надо беспокоиться. Потому что выбраться отсюда незаметно всё же возможно – заверил начальник охраны. - Район этот очень старый. Тайн здесь скрыто великое множество. Одну из этих тайн вам теперь придется узнать. У этого дома есть подземный ход, ведущий к дому на площади. Мы пройдем по подземному ходу и выйдем на поверхность земли из дверей небольшого ресторана, расположенного на маленькой площади возле гостиницы. Этот ход был вырыт еще в средние века. Наша машина будет ждать нас прямо у дверей ресторана, так что идти нам придется к ней всего пару шагов. Увидеть нас за это время вряд ли кто сможет. Так что всё должно пройти успешно. Вам всё понятно? Нет ли каких либо возражений?

- Это, что получается, сюда враг может тоже проникнуть по подземному ходу? – спросил пан Вацлав. – А мы ведь при обсуждении этого места этот момент вообще не рассматривали.

– Что ж тут обсуждать? Я голосую за то, что нам следует покинуть этот дом. Давайте быстрее отправимся в путь – сказал взволнованно Анджей. – Какая теперь разница, что мы знали и чего нам не стали сообщать? Давайте не будем терять время попусту.

– Это правильное решение. Ведь нам надо уже поторапливаться. Наша машина нас уже ждет возле ресторана. Она не может там стоять долго. Отправляемся прямо сейчас – сказал начальник охраны и повел Анджея и пана Вацлава в подвал. Здесь охранник остановился возле старого шкафа и немного поколдовал с затворным механизмом, и вдруг открылась дверь, ведущая в подземелье.

Несколько мгновений Анджей и пан Вацлав молча наблюдали за начальником охраны. А между тем охранник рукой пригласил Анджея и пана Вацлава спуститься в подземелье. Мужчины по каменной лестнице осторожно вошли в подземный ход. В подземелье было темно. Охранник прошел вперед и включил электрический фонарь. Молча он повел Анджея и его товарища по темному подземному коридору. Примерно через пятнадцать минут начальник охраны остановился возле какой-то ниши в стене. Здесь он повозился какое-то время, открывая замок и вскоре дверь медленно открылась. Охранник вновь жестом показал своим подопечным, чтобы они последовали за ним в эту дверь.
***

Анна просидела в одиночестве в ресторане около часа, и хотя готовили здесь весьма прилично, ей не терпелось снова увидеть своего возлюбленного. Наконец ужин был завершен. Мало того, всё, что заказывал себе Патрик, было аккуратно упаковано, так что можно было теперь смело возвращаться в номер и там кормить своего мужчину. Анна поблагодарила администратора ресторана и вышла в фойе ресторана. И тут она неожиданно увидела своего Патрика, который вышел из какой-то двери и направился к дверям, так словно он никогда не был знаком с Анной. Девушка была страшно возмущена таким поведением своего любимого мужчина. Она негодующим голосом произнесла:

- Патрик, ты что с ума сошел? Почему ты делаешь вид, что мы незнакомы?

Мужчина, как две капли воды похожий на Патрика остановился с недоумением на лице. Тут Анна, в ужасе всплеснув руками, произнесла:

- Кто эти два костолома, что сопровождают тебя? Может быть, они тебя арестовали?

Все трое мужчин буквально замерли на месте. И тут один из мужчин, наконец, среагировал на ситуацию. Он подскочил к Анне и аккуратно ударил её ребром ладони по голове. Девушка мгновенно потеряла сознание. Мужчина в камуфляжной форме тут же сказал:

- Ну-ка быстро в машину её.

И пан один из мужчин вместе с человеком в камуфляжной форме подхватили девушку под руки и вывели из ресторана. Вслед за ними вышел и двойник Патрика. Машина действительно стояла прямо у дверей, и из-за неё не было видно с площади кто выходит из ресторана. Девушку похитители посадили на заднее сидение. Рядом с нею сел двойник Патрика с одной стороны, а с другой стороны мужчина в камуфляжной форме. А третий похититель сел рядом с водителем. И машина тут же покинула площадь.
***

Патрик Вейн вышел из гостиницы и быстрым шагом направился к ресторану, в котором по его предположению всё должна была находиться Анна. Перед тем, как отправиться в ресторан, он успел заглянуть в свой номер и убедился в том, что его подружка еще не вернулась. Теперь он торопился, стараясь успеть вернуться к своей девушке. Первое на что он обратил свое внимание, в тот момент, когда он шел по площади, был большой черный тонированный джип, который отъехал от дверей ресторана. Патрик проводил автомобиль взглядом, затем подошел к зданию, где располагался ресторан и вошел в фойе. Здесь на полу он увидел целлофановые пакеты, в которых явно находились контейнеры с пищей, они валялись на полу. Патрик прикоснулся к пакету и почувствовал тепло. Он взял пакеты в руки и вошел в зал. Сразу же навстречу к нему вышел администратор.

- Любезный пан, у вас к нам возникли вопросы? – поинтересовался администратор. – Или вы в дополнение к этим пакетам, что взяла ваша подруга, решили еще, что-то заказать?

Лицо Патрика мгновенно стало жестким. Он спросил:

- Когда моя девушка покинула зал?

Удивленный администратор ответил:

- Она вышла отсюда пару минут назад.

Тут сразу же Патрик, ни слова не говоря, развернулся и бросился к своему автомобилю, который продолжал находиться на стоянке.

- Её украли и вывезли на том самом черном джипе, что отъехал от ресторана, перед самым его носом – сразу же подумал про себя Вейн. – Но это я так не оставлю. Я спасу Анну. Теперь моя очередь выручить её из беды.

Патрик быстро завел свой автомобиль и отправился в погоню за таинственными похитителями его девушки. Он начал продумывать свой маршрут и убедился в том, что сможет вскоре нагнать джип. Каким бы путем не ехал джип, он в любом случае должен был проехать через мост, ведущий в другую часть города. Осознав это, Патрик постарался выбрать самый короткий путь до моста, и ехал по нему с предельно возможной скоростью. Вскоре впереди он увидел мост, а еще через некоторое время из какого-то переулка на трассу выехал и разыскиваемый им джип. Теперь Патрик знал, что он точно не упустит его. Джип долго ехал по городу до тех пор, пока не въехал через огромные чугунные ворота, приветливо открывшиеся перед ним на охраняемую территорию резиденции премьер-министра страны.
***

Майор Браун после того, как завершил небольшое совместное совещание с людьми мистера Доджа и со своими сотрудниками подошел к мистеру Миллеру, который в числе участников совещания, и сидел, удобно раскинувшись в кресле, и сказал:

– Эй, дружище, нам пора подкрепиться! Пойдем, прогуляемся до ресторана, а наши ребята пока поработают в автономном режиме.

Браун похлопал Миллера по плечу и взял его под локоть, как бы помогая ему встать.

– Хорошо, пойдем, поужинаем, я действительно проголодался – недовольным тоном произнес Миллер.

Два джентльмена быстро собрались, пожелали успеха молодежи и быстро покинули номер.

– Ну, друг, скажи спасибо, что я тебя выручил,– сказал Браун с ухмылкой на лице, как только двое мужчин оказались за пределами гостинице на небольшой площади.

– А что произошло? – спросил Миллер.– Почему так срочно понадобилось мое присутствие вместе с тобой в ресторане? Может быть, ты мне раскроешь данный секрет. Неужели ты и в правду сильно проголодался?

Браун усмехнулся:

– Я не голоден. Но нам с тобой нужно кое-что обсудить вместе с Патриком Вейном и его подругой. Разве это не уважительная причина, чтобы посетить хороший ресторан?

Миллер с легкой улыбкой покачал головой:

– Вы думаете, люди мистера Доджа не проследят за нами? Вряд ли он с нами играет в открытую игру. Явно у него в рукаве спрятаны несколько козырей.

Глаза Брауна на мгновение сузились, но тут же раскрылись, и он громко расхохотался и сказал:

– Ну что ж, вы правы, мой старый друг. И все же, несмотря ни на что, нам всё же следует встретиться с нашими друзьями и переговорить с ними. Едва ли разговор друзей вызовет большой интерес у мистера Доджа и его людей. Подготовка к началу проведения операции идет полным ходом. Что ему беспокоиться?

– Друг мой,– ответил Миллер. – Скажите мне, пожалуйста, как ты думаешь, кто рассказал моему шефу обо всех подробностях готовящейся нами операции? Мне очень интересно услышать твой вариант ответа на этот вопрос. Может быть, к мистеру Доджу явился ангел небесный и спел ему песню о наших проблемах, или сам Моисей спустился с горы к нему и рассказал на ухо все наши тайны? Как ты считаешь?

– Это мне известно, я думаю, что здесь нет большой тайны – ответил Браун.– У вашего шефа есть в центре информаторы, которые поставляют ему оперативную информацию о нашей работе здесь. Во всяком случае, я так думаю. А у вас мой друг, есть другие соображения?

Миллер выразительно пожал плечами и тут же похлопал Брауна по руке. – У меня нет никаких особых соображений,– сказал он, придав неожиданно своему голосу нарочитую многозначительность.– Если я что-нибудь хочу сообщить другу, то выкладываю все прямо и откровенно. А я не сомневаюсь в том, что ты мне друг.

– Ну что ж, выкладывайте, всё что думаете – усмехнулся Браун, внимательно смотря прямо в глаза своему собеседнику.

– Вся эта история с появлением здесь мистера Доджа и его людей мне страшно не нравится – начал говорить Миллер,– У меня есть ощущение, что она вовсе не связана с информатором в центре. Я все проанализировал и пришел к выводу, что версия об утечке информации из центра не полностью соответствует действительности. Ты понимаешь, что это значит?

– Это значит, что ты прямо меня обвиняешь в том, что я с потрохами продался мистеру Доджу – ответил майор Браун. – Разве не так нужно вас понимать?

– Не совсем так,– сказал Миллер, скривив губы.– Ты ошибаешься в главном. Это попросту означает, что когда банкиры появляются на горизонте, то некоторые представители власти чуют запах денег и не могут противостоять своим собственническим инстинктам. Вопрос не к тебе лично, вовсе нет. Я знаю, что ты не мог стать предателем. Но при этом, в том, что рядом с тобой есть сейчас информатор мистера Доджа, нет никакого сомнения.

– Боюсь, что я начинаю понимать, о чем идет речь,– сказал майор Браун.

Бернс в подтверждение кивнул головой:

– Приняв решение перейти на сторону мистера Доджа, бойкие ребята из твоего окружения смогут выдоить из ситуации все до последнего цента. Да, они обставили все это так, чтобы уйти с битком набитыми карманами, уж они-то получат свою долю пирога и им ничего не будет. Ведь ты им приказал работать совместно с людьми мистера Доджа. В любом случае, вся ответственность лежит на тебе, мой друг.

– Иными словами,– сказал майор Браун,– ты намекаешь на то, что они уже и без моего дозволения на сотрудничество уже вели совместно с людьми мистера Доджа подготовку к проведению данной операции. А теперь их и формально стало не в чем упрекнуть. Молодцы. Хорошую мы себе вырастили смену! Я в жутком восторге!

Миллер безмолвно уставился на майора Брауна, а потом произнес:

– Слушай, пойдем действительно в ресторан, Патрика повидаем, посидим, поговорим, может, возникнет какая здравая идея.

– Здравая мысль? – переспросил Браун.– Я не знаю, может поужинать, а потом взять и застрелиться. Как тебе такая здравая идея?

- С этим торопиться не стоит – ответил Миллер. – Но ситуация действительно складывается весьма неприятная. Нужно что-то срочно предпринять. Но ресурсов у нас больше нет.

- Наш последний ресурс сейчас мы сами и Патрик со своей девушкой – сказал Браун.

- Тогда скорее встретимся с ними и обсудим сложившуюся ситуацию – заторопился Миллер.

Через пару минут оба джентльмена вошли в зал ресторана. К ним подошел администратор и спросил, чем он может помочь уважаемым гостям. Майор Браун внимательно осмотрел зал и спросил администратора:

- Уважаемый пан, тут в зале были мои друзья, мужчина и женщина. Когда они ушли? Вы не можете мне подсказать?

Администратор понимающе кивнул головой и ответил:

- Я помню вас и ваших друзей. Вы ушли, с вами ушел и второй мужчина, девушка поужинала одна. Затем она покинула зал, а почти сразу после этого сюда вернулся её мужчина и, узнав, что она только что покинула нас, взволнованный бросился прочь. Видимо у ваших друзей возник какой-то конфликт.

Браун поблагодарил администратора и тот провел их по залу к свободному столику. Как только администратор отошел майор недовольно произнес:

- Нам сейчас только семейных скандалов не хватало до полного счастья!


Глава 22



Патрик остановил свой автомобиль недалеко от въезда в резиденцию премьер-министра Полабии и несколько минут наблюдал за воротами в ожидание того, что черный джип выедет из них, и он сможет продолжить свою погоню. Поначалу он думал, что скоро последует продолжение его погони. Но потом он осознал, что машина заехала в резиденцию вовсе не для того, чтобы высадить кого-то из её пассажиров и сразу же продолжить поездку. Стало очевидно, что Анну привезли именно сюда и не собирались пока куда-то перевозить из этого места.

В предательство Анны Патрик не верил. То, что Анна была захвачена силой, а не добровольно села в черный джип было для Патрика абсолютно ясно. В противном случае она ни за что не бросила бы на полу контейнеры с едой. Значит, её похитили, решил он. Кто похитил было теперь ясно. Оставалось понять, для чего её похитили, и как ему себя дальше вести в данной ситуации?

Патрик посмотрел на часы, прошло около пятнадцати минут после того, как черный джип скрылся за воротами резиденции премьер-министра. Тут он вспомнил о том, что ему была назначена встреча в ресторане с майором Брауном и отставным генералом Миллером. Недолго думая Патрик двинулся в обратный путь.

Он вернулся в зал ресторана как раз в ту минуту, когда два джентльмена готовились преступить к своей трапезе.

Патрик незаметно проскользнул в затемненный зал и постарался занять свое место за столом. Он боком пробрался к нему и с облегчением опустился ну пустой стул рядом с майором Брауном. Патрик подошел к своему товарищу столь тихо, что он не заметил его появления. Его взгляд был обращен в сторону мистера Миллера, который ничем не показал, что видит перед собой Вейна.

Повернувши голову, майор Браун вдруг встретился взглядом с Патриком Вейном. Патрик прищурил глаз, а Браун, ничем не выдавая свое удивление, подмигнул ему в ответ, затем показал взглядом на внушительную бутылку шотландского виски, которая стояла перед ним, и вопросительно посмотрел на Патрика. Тот утвердительно кивнул и стал внимательно следить, как его коллега взял пустой бокал с несколькими кубиками льда, наполнил его почти до краев и протянул ему.

– Только что вернулся из свадебного турне по Европе? И как оно прошло. Удалось ли повстречаться с коронованными особами? Как поживает английская королева, храни её господь? Одобрила она твою избранницу? Не показалась она ей недостаточно благородного происхождения? – насмешливо спросил майор Браун.

– Мне не до шуток. После нашего прощания, я вышел из гостиницы и направился сюда. Прямо перед моим приходом в ресторан от его дверей отъехал черный джип. И я сначала не обратил особого внимания на этот факт. Затем, когда я вошел в фойе, я увидел на полу пакет с контейнерами для пищи. Я удивился этому факту, взял этот пакет и вошел в зал и тут увидел, что Анна нет. Тогда я спросил у администратора ресторана, когда моя девушка покинула зал. Тот ответил, что она ушла пару минут назад – сказал Патрик. – И тогда я понял, что Анну похитили. Я бросился в погоню, надеясь успеть догнать черный джип и освободить свою подругу.

- Черт возьми! У вас похитили Елену мой дорогой Менелай? Сейчас мы все начнем новую троянскую войну! Все на штурм Трои! – не унимался майор Браун. – Наверно она созвонилась с родителями и сообщила им, где она сейчас находится и те приняли меры к тому, чтобы дочь вернулась в отчий дом.

- Мне она не говорила о том, что её папа премьер-министр Фаск – резко ответил Патрик.

- А причем здесь премьер-министр? – тут же спросил Миллер.

- Анну доставили на черном джипе в резиденцию премьер-министра Фаска. Я преследовал черный джип до самых ворот резиденции. Потом еще около пятнадцати минут я караулил у ворот, но так и не дождался того, что джип выедет оттуда. Её точно доставили именно туда. Это не ошибка – ответил Патрик.

- Это крайне неприятная новость – произнес майор Браун. – Что ей было известно о нашей операции?

- Ей было известно немного, но она точно знала, что мы охотимся за кем-то, кто прячется в соседнем с гостиницей тупике. Этого вполне достаточно, чтобы сорвать нам проведение операции – ответил Патрик.

- Хорошо. Вы тогда оставайтесь здесь. Побеседуйте, выпейте рюмку, другую еще, а я срочно вернусь к работе – сказал майор Браун, вставая с места. – В гостиницу не возвращайся, свою машину так же оставь на площади, тебя отсюда вывезет пан Миллер. Он тебе подскажет, как тебе позднее связаться с нами. Прощай.

- Добро. До скорой встречи – ответил Патрик.

Майор Браун быстро прошел через зал и вышел из ресторана. Затем в окне Патрик и мистер Миллер увидели, как их товарищ быстрым шагом пересек площадь и вошел в здание гостиницы.

– Сколько времени? – поинтересовался Миллер у Патрика. - Посмотри, еще далеко до одиннадцати?

– Сейчас только десять тридцать вечера – ответил Вейн. – Мистер Миллер, разрешите мне поинтересоваться. А зачем вам знать, сколько сейчас времени? Какая вам разница?

– Первый этап операции был назначен на одиннадцать часов вечера – ответил Миллер.

– Операцию теперь отменят? Ведь так? – спросил Патрик.

– Что же, конечно, могу и отменить – ответил Миллер. – А могут наоборот форсировать её проведение. Всё зависит от решения центра. Подождем здесь до одиннадцати. А потом покинем ресторан вместе.

– Вы взволнованны, генерал. Я тоже, признаюсь, взволнован. Мне не дает покоя вся эта история с похищением Анны. Я ничего не могу понять в нем – произнес тихо Патрик.

Миллер отрицательно помотал головой и сказал:

– Я не взволнован, а просто размышляю,– возразил он. – Размышляю о том, что будет после одиннадцати часов.

– А что будет после одиннадцати? – спросил Патрик.

– Всё увидите сами,– сказал Миллер, хитро прищурив глаза.– Сидите и смотрите во все глаза на гостиницу. Скоро всё начнется уже. Хотя зря я тут перед вами храбрюсь. Я действительно взволнован происходящими событиями. Мало того. У меня всё переворачивается внутри от ощущения надвигающейся катастрофы. Честно признаюсь вам. Не нравится мне вся эта история. Исчезновение вашей подруги, появление моего босса с командой боевиков, утечка информации из окружения майора Брауна. Всё вместе означает, что наш поезд ракетой стремительно летит в пропасть. А это нам следовало в данный момент избежать, во что бы то ни стало.

– Сэр, у меня такие же ощущения, как и у вас. Вы изумительно точно описали то, что творится и у меня в душе. Предчувствие надвигающейся катастрофы. Да это можно так назвать – сказал тихо Патрик.

– Хорошо, если мы ошибаемся с вами, я был бы рад этому,– возразил Миллер, а затем хмуро спросил. – Такое, вероятно, состояние было у вас и перед гибелью вашей команды на границе? Или в тот раз вы ничего не почувствовали?

– Всё не вспомню – ответил Патрик. – Наверно, было нечто похожее.

– Почему вы тогда не смогли ничего сделать? – спросил Миллер.

– Я тогда ничего не смог сделать,– сказал Патрик,– ибо ничего такого не мог себе представить. Даже в кошмарном сне, мне не могло, привидится, то, что с нами произошло на границе в реальности. Но и сейчас, боюсь, мы ничего не сможем предпринять в случае опасности.

– Если произойдет нечто неожиданное, то точно мы ничего не сможем сделать – заметил Миллер. – Но хватит пустых разговоров. Выпьем еще по стакану виски и отправимся в путь. До одиннадцати осталось пара минут. Не так ли?

- Чуть больше – ответил Патрик и наполнил свой бокал виски из бутылки. И тут его по руке стукнул Миллер и показал пальцем на окно.
Сначала Патрик не мог понять, на что пытается обратить его внимание Миллер. Он увидел двух мужчин о чем-то разговаривающих на пороге гостиницы, затем, сообразив, он чуть не вскрикнул от неожиданности:

– Мне это кажется или это действительно тот самый господин, что лежал с прострелянной головой на полу в гостиной в доме, где располагалась раньше наша база? – учтиво обратился он к ней.

- Покойного звали паном Станиславом. Был он человек не слишком хорошим, так что вспоминать о нем мне совсем не хотелось бы. После пули полученной в висок никто обычно не выживает. Тем более не мог этот человек остаться в живых, ибо тело его было тогда же кремировано. В этом нет никакого сомнения. Так что это никак не может быть пан Станислав. Это кто-то другой, хотя похож на нашего мертвеца, как брат близнец – сказал с выражением сомнения на лице Миллер.

– Похоже, вы в этом все же сомневаетесь – ответил Патрик. – Может это, действительно его брат близнец?

- Кто его знает? Может это и близнец пана Станислава. Я сейчас не удивлюсь и тому, если это и сам пан Станислав. Главное для меня сейчас даже не то, что этот человек похож, как близнец на пана Станислава. Главное то, что он сейчас беседует с моим шефом, мистером Доджем.

Патрик вопросительно посмотрел на Миллера и спросил:

– Этот человек ваш шеф? Я что-то слышал о том, что вы сейчас работаете на какую-то большую шишку в мире бизнеса, но я никогда бы не подумал, глядя на этого мужчину, что он является воротилой с миллиардным состоянием.

- Да. Этот мужчина мой шеф. И он сейчас разговаривает с человеком похожим, как близнец, на пана Станислава – на человека, работавшего на тех людей, что уничтожили твоих парней без всякой оглядки на то, что они находились в поселке среди мирных жителей – произнес, не отрывая своего взгляда от мирно беседующих возле гостиницы мужчин, Миллер. – Это очень опасные люди.

- Нужно срочно предупредить майора Брауна об опасности – сказал Патрик.

- Согласен. Подождем только, когда эта парочка, наговорившись всласть, расстанется, и я отправлюсь в гостиницу и постараюсь сообщить о надвигающейся опасности майору Брауну – ответил Миллер.

Через несколько мгновений, Патрик увидел, что мужчины возле гостиницы пожали радостно друг другу руки и видимо на том решили завершить свою беседу. Потом босс мистера Миллера направился к входу в гостиницу, а его собеседник сел в машину, которая дожидалась его неподалеку от гостиницы, и сразу же уехал прочь.

- Пора вам отправляться в гостиницу – сказал Патрик.

- Давайте расплатимся за ужин. Потом выйдем наружу, немного пройдемся по кварталу, тут невдалеке я оставил свой мерседес. Я сейчас же вас посажу в свой автомобиль, а сам отправлюсь в гостиницу к мистеру Брауну – предложил Миллер.

После этих слов они завершили ужин, и подошли к бару и попросили администратора их рассчитать, ибо они спешат по важному делу. После того, как вопрос с оплатой ужина был решен, оба мужчины направились к выходу из ресторана. Оказавшись на улице, они быстрым шагом направились на другую сторону площади, где был припаркован автомобиль мистера Миллера. Миллер открыл дверь машины и сел на водительское место. Патрик почти тут же оказался рядом с ним на пассажирском месте. Тут Миллер включил мотор, и автомобиль сразу же стал наполняться волной теплого воздуха, потом он после короткого молчания сказал:

- Ну что же. Ты пока побудь здесь. Я отправлюсь к мистеру Брауну. Если вдруг начнется что-то непонятное происходить, то не жди меня. Уезжай сразу же отсюда. А завтра позвони второму секретарю посольства, я тебе сейчас запишу его телефон, и попроси его о встрече и упомяни при разговоре, что телефон его тебе дал я.

После этих слов Миллер вытащил из кармана блокнот и начал записывать по памяти номер телефона. В этот момент ночь разорвали звуки боевой канонады. В гостинице и в тупике рядом с нею шли настоящие бои. Раздавались пулеметные и автоматные очереди. Слышались звуки взрывов. Машину, в которой сидели Патрик, и мистер Миллер периодически подбрасывало на месте. Стрельба и взрывы прекратились примерно через пять минут после начала боя.

- Мы опоздали – резюмировал Миллер. – Нечего нам тут делать теперь. Нужно срочно попытаться отсюда убраться.

- Похоже, с майором Брауном мы больше вместе не попьем виски – печально произнес Патрик.

- Завтра, если сами выживем и сможем отсюда выбраться узнаем о судьбе майора, а сейчас нам нужно спешить – ответил Миллер, и его машина тут же сорвалась с места, унося с собой двух мужчин в лабиринт ночных улочек исторического квартала.
***

Анна пришла в себя в комнате, напоминавшей больничную палату. Она открыла глаза и увидела рядом с собой молодую женщину. Женщина улыбнулась Анне и сказала:

– Очнулась? Вот и хорошо. Привет! Меня зовут Тереза. Я – медсестра, присматриваю за тобой. А тебя как зовут?

– Анна, – прохрипела в ответ девушка.

– Вот и отлично. Как ты себя чувствуешь? – спросила медсестра.

– Голова болит. Чувствую слабость – ответила Анна.

– Это ничего. Главное, что ты жива, – улыбнулась девушке медсестра. – Мы уж тут начали уже беспокоиться за тебя. Но, слава богу, всё обошлось. Сразу хочу тебя спросить. Ты сможешь сейчас побеседовать с одним важным господином, Анна? Он хотел тебе задать несколько вопросов.

- Да. Я смогу побеседовать – ответила девушка.

- Хорошо – сказала медсестра и вышла из комнаты.

А через пару минут отворилась дверь, и в палату вошел высокий мужчина, и Анна сразу же поняла, что это полицейский. Мужчина сразу представился:

- Меня зовут Вацлав Хан. Я хотел, чтобы вы ответили на несколько моих вопросов.

- Спрашивайте, я постараюсь вам помочь – ответила Анна.

Тогда пан Вацлав присел напротив девушки на стул и спросил:

– Анна, я хотел бы узнать, при каких обстоятельствах вы познакомились с неким мистером Патриком, по нашим сведениям являющимся сотрудником американской разведки?

– Извините, мне трудно говорить, Послушайте, может, отложим наш разговор? Поговорим позднее? – ответила хриплым голосом Анна.

- Ну что же. Получается вы не хотите отвечать на мои вопросы. Жаль. Что же нам с вами делать тогда? Поймите. Мне нужно срочно от вас получить информацию, которая может быть исключительно полезна для нашей с вами родины, а вы не хотите мне её предоставить. Это не патриотичный поступок. Вы должны нам помочь. Должны нам помочь – заявил пан Вацлав.

- Я плохо себя чувствую сейчас. Ничего не могу вспомнить – упрямо ответила Анна.

– Я бы хотел спросить у вас, помните ли вы что-нибудь из того, что произошло с вами три дня тому назад в вашем доме. Вы же знаете о том, что в вашем доме погибли люди, вы знаете об этом – продолжил разговор пан Вацлав.

– Я ничего не помню – вновь ответила Анна.

– Вы знаете, что за отказ сотрудничать с нами вас могут привлечь к уголовной ответственности? – спросил пан Вацлав.

– Я не отказываюсь от сотрудничества. Просто сейчас я действительно ничего не помню. Возможно, позже я всё вспомню и смогу дать вам ответы на все ваши вопросы – ответила с вызовом Анна.

– Да нет, Анна, ты всё прекрасно помнишь. Но почему-то не хочешь мне ничего рассказать. Это очень плохо – сказал с чувством разочарования пан Вацлав.

– А вы в этом уверены? – Анна спросила. – Вы уверены, что я всё помню, что случилось со мною за эти дни? Может, вы все же ошибаетесь?

– Уверен, что не ошибаюсь. Я не первый день работаю в органах дознания и могу хорошо определять – врет мне человек, или он мне говорит правду. Вы мне врете сейчас. Вы все прекрасно помните – ответил пан Вацлав.

– Но я ничего не помню. Я совершенно ничего не помню. Отстаньте от меня со своими глупыми вопросами – разозлилась Анна. – Вы сами лжете мне. Вы сами понесете уголовную ответственность за мое похищение и издевательства надо мною. Вы не имеете права сейчас меня допрашивать, я требую, чтобы ко мне допустили адвоката. Без адвоката я с вами больше не буду разговаривать.

– Хорошо. Сейчас наш разговор мы завершим, но позднее вам всё равно придется мне всё рассказать. В любой случае это вам придется сделать, рано или поздно. Для вас же лучше будет, если вы нам всё расскажете мне, как можно раньше – заявил пан Вацлав и вышел из комнаты.
***

Вацлав Хан вошел в кабинет, где находился Анджей Кнехт и увидел, что он как завороженный смотрит в телевизор. Анджей не обратил никакого внимания на друга. Пан Вацлав тоже посмотрел на экран телевизора и тоже замер от неожиданности. По телевизору показывали площадь возле того самого тупика в котором они провели сегодня почти весь день. Журналист сообщал с места событий, что столица подверглась нападению террористов. В двенадцатом часу вечера, сообщал он, одновременно в нескольких местах исторического квартала города была открыта стрельба из автоматического оружия. В прицел террористов попали в первую очередь, люди, остановившиеся в местной гостинице. Вооруженные до зубов люди, по предварительным данным их было от 15 до 20 человек, передвигаясь на автомобилях, въехали на площадь возле гостиницы. А потом они ворвались внутрь здания, и расстреливали в упор тех, кто попадался им на пути. Согласно последним данным, в гостинице было убито 47 человек, более 100 человек получили ранения различной степени тяжести.

Как так же стало известно журналистам телевидения – сразу же после бойни в гостинице часть террористов направилась в соседний переулок, и там попыталась взять штурмом один из домов. Но в этом доме террористам смогли дать отпор сотрудники полицейского спецназа, которые подоспели на помощь к защитникам дома. Операция по защите дома от террористов закончилась почти сразу же после начала его штурма террористами, восемь террористов в ходе отражения их атаки были убиты полицейским спецназом. Остальные террористы были вынуждены отступить. В ходе штурма террористы применили боевые гранаты, но даже это не помогло им овладеть домом в тупике. В результате слаженных действий представителей правоохранительных органов удалось не только не допустить захвата дома, но и еще избежать множества жертв. Предварительно, речь идет всего о нескольких погибших, включая самих террористов, и паре десятков раненых. Таков итог боя в переулке неподалеку от гостиницы, в которой больше всего пострадала от нападения террористов.

Подвергшиеся нападению столичные районы полностью блокированы правоохранительными органами. Власти обратились к местным жителям с просьбой не покидать своих домов. Обстановка на месте остается напряженной. Периодически слышатся перестрелки с использованием автоматического оружия.

Полабия срочно закрыла свои границы, в стране с сегодняшнего дня вводится экстренное положение. Об этом сообщил президент страны пан Войтех Лях в своем телеобращении к нации. К тому же, он собрал экстренное заседание кабинета министров. На улицы города выведены войска, чтобы усилить отряды полиции.

- Что происходит, черт возьми! – воскликнул изумленный пан Вацлав. - Неужели эти сумасшедшие убийцы начали себя вести здесь, в Варге ровно точно так же, как они вели себя на границе? Это их стиль. Полнейшее пренебрежение к человеческим жизням. Полнейшее пренебрежение к любым нормам поведения в человеческом сообществе.

- Похоже на то, что ты прав – согласился Анджей Кнехт со своим другом. - Это не мифические террористы атаковали гостиницу. Это наши старые знакомые пытаются уничтожить всех Анджеев Кнехтов, до которых могут добраться. Они явно получили информацию о том, что один из них находится в тупике возле гостиницы. А второй находится в этой самой гостинице. Получив информацию, они поступили так же, как и на границе. Тут же атаковали, без всякого стеснения. Это просто ужас, огромные жертвы. Мало этого, экономике города нанесен колоссальный ущерб. Сколько город будет отходить от этой атаки? И самое главное – не повторится ли она завтра? Никто не сможет сейчас нас гарантировать от повторения сегодняшних событий! В этом основная проблема сейчас!

- Ты прав. Это огромная проблема. Но давай сейчас на минуту отвлечемся от этих ужасных новостей. Я хочу тебе сказать, что сейчас допросил девушку американского разведчика. Ту, что нам пришлось захватить в фойе ресторана. Мы её опознали. Её зовут Анной. Это крепкий орешек. Она многое знает, но предпочитает пока молчать. Что делать с нею я не знаю. Нужна срочно информация, но и давить на неё опасно. Похоже, её и американского разведчика теперь связывают достаточно крепкие узы. Она явно влюблена в этого парня. Вот такие дела – задумчиво произнес пан Вацлав.

- Боюсь, что теперь девушка осталась без своего любимого человека. Гостиница, в которой останавливался этот самый мистер Патрик, была атакована террористами и там огромное количество жертв. Она осталась в живых благодаря тому, что мы её похитили. Если бы она осталась в гостинице, её уже не было бы на этом свете – сказал печально Анджей Кнехт.

- Может и так – согласился пан Вацлав. – Но проблему с ней нужно всё равно решить. Может, ты с нею переговоришь. Ведь её сердечный друг похож на тебя, как близнец.

- Я с нею обязательно переговорю, немного позднее, но в любом случае нам нужно сначала дождаться возвращения в резиденцию премьер-министра. Только после разговора с ним мы сможем понять, что нам делать дальше. В том числе и в отношении этой девушки – ответил Анджей.

- Хорошо. Я совсем не против твоего предложения – вновь согласился пан Вацлав. – Когда же нам ждать возвращения Фаска?

- Премьер-министр должен приехать в резиденцию с минуты на минуту – ответил Анджей Кнехт.



Глава 23



Миллер и Патрик на своей машине, успели перебраться по центральному мосту, в другую часть города до того, как было объявлено чрезвычайное положение, и движение транспорта по всему городу было ограничено. Оказавшись в центральной части города, недолго думая Миллер решил сразу же отправиться к зданию известного на всю столицу ночного клуба. Благо до него было сейчас практически рукой подать. Добравшись до места за десять минут, отставной генерал припарковал свой автомобиль недалеко от входа в клуб, и предложил Патрику вместе с ним отправиться в здание.

Патрик тут же кивнул головой в знак согласия и быстро вышел из машины. И вот уже пару минут спустя оба товарища вместе подошли к входу в клуб. У дверей, ведущих в здание, стояли несколько охранников. Миллер привычным жестом предъявил им на входе карточку члена клуба, и охранники сразу же освободили ему и его спутнику проход. И Миллер вместе с Патриком прошел внутрь здания.

Тут мужчины попали в огромный вестибюль. Он был на удивление пуст для этого времени суток. Видимо трагические события, произошедшие совсем недавно в городе, заставили сегодня многих завершить раньше обычного вечернюю программу развлечений, подумал Миллер. Окинув взглядом помещение, он в полном молчании направился к дверям лифта, а Патрик последовал вслед за ним.

Здесь Миллер нажал на кнопку и вызвал лифт, и тут же сказал Патрику:

- Ты наверняка здесь никогда не был. Ведь так?

- Да, я тут ни разу не был. Хотя знаю этот город неплохо – ответил Патрик.

- Мы с тобой сейчас находимся в самом известном в городе ночном клубе – пояснил Миллер. - Это очень солидное заведение. Все это огромное здание, принадлежит клубу. И это не случайно. Этот клуб широко известен в элитных кругах города. Многие из членов клуба обладают значительным влиянием и в столице и в целом в государстве. Это не обычное место, сюда могут попасть только люди, имеющие большие возможности. С улицы сюда не попадешь.

Тут, наконец, открылась дверца лифта, и оба мужчины, прервав беседу, вошли в кабину. Миллер нажал на кнопку нужного этажа. Дверца захлопнулась, и лифт стал медленно подниматься. Вскоре он остановился. Мужчины вышли из лифта и оказались в широком коридоре.


Пройдя по коридору, Миллер и Патрик Вейн подошли к входу в один из кабинетов. Миллер аккуратно постучал в дверь. Через несколько секунд дверь отворилась. Навстречу генералу вышел высокий охранник в черном костюме и спросил, что мужчинам здесь надо и кого они ищут? Миллер вместо ответа протянул охраннику свою визитку и попросил её показать своему хозяину. Охранник взял визитку и вернулся в кабинет, и сразу же закрыл за собой дверь. Ответа пришлось ждать Миллеру на этот раз несколько минут. Наконец, дверь отворилась снова, и охранник вежливо предложил Миллеру и его спутнику следовать за ним.

Вскоре мужчины оказались в большой комнате, где их ожидал, сидя в кресле у журнального столика, крепкий на вид мужчина примерно пятидесяти лет от роду. Когда мужчины вошли в комнату, хозяин кабинета встал и первым делом подошел к Миллеру и поздоровался с ним. И сразу же спросил у него:

- Кто этот джентльмен? Ты же знаешь, что я не люблю, когда ко мне приводят незнакомых мне людей. У тебя должна была бы быть веская причина привести ко мне парня, заранее не предупредив меня об этом. Если это не так, если причина окажется не достаточно веской, то тогда я аннулирую твой членский билет этого клуба. Я это тебе гарантирую.

- Этого парня зовут Патрик Вейн, он руководитель группы спецназа разведки. Той самой группы, что была уничтожена нашими врагами на границе. Ты должен был об этой жуткой истории слышать – пояснил Кен Миллер.

- Я действительно слышал об этой трагедии. Мне очень жаль, что погибли эти парни. Слышал я и о командире группы спецназа мистере Патрике. Достойный человек, по мнению многих, кто его знает лично. Но в тоже время, при всем моем уважении к мистеру Патрику, мне сейчас здесь он не был нужен, точно так же, как и ты сам. Я вас сюда не приглашал. Несмотря на этот очевидный факт, вы оба почему-то решили, что я буду рад вас здесь встретить – возразил мужчина.

- Как раз об этом я и хотел тебе сейчас поведать. Дело действительно важное – продолжил Миллер.

- Добро. Раз вы здесь, то давайте рассказывайте, что привело вас ко мне. Для чего я вам сейчас мог понадобиться, и самое главное для чего вы мне могли бы сейчас пригодиться? – спросил опять хозяин кабинета.

И Миллер тут стал рассказывать о том, что происходило в последнее время с ними. Рассказал о том, что была подготовлена операция по захвату Анджея Кнехта. И о том, что внезапно в ход проведения операции вмешался его шеф мистер Додж, и что им обоим сейчас чудом удалось избежать гибели. Если бы не счастливый случай, то тогда не выжить бы им в эту ночь и не разговаривать сейчас с хозяином кабинета. Потому что они просто обязаны были находиться в гостинице в момент нападения на неё. Но отравились поужинать в ресторан.

Много внимания в своем рассказе мистер Миллер так же уделил появлению человека, как близнец похожего на представителя министра обороны пана Станислава, который был им лично застрелен совсем недавно. Похоже, этот пан Станислав был в центре произошедших в гостинице и рядом с нею событий, связанных с нападением на неё террористов. Миллер выразил так же беспокойство за судьбу майора Брауна и своего непосредственного шефа мистера Доджа, которые были в гостинице в этот трагический момент. С очень большой вероятностью, предположил Миллер, они могли погибнуть во время событий в гостинице.

Мужчина внимательно выслушал всё, что сказал Миллер и на некоторое время погрузился в размышление. Затем он встал с кресла и, подойдя к своим гостям поближе, резюмировал:

- Спасибо за твой рассказ, дорогой Кен. Мне многое стало ясно теперь. Извини меня за грубость и резкость слов. Друг мой, ты меня полностью сейчас убедил в том, что приезд ваш ко мне вполне оправдан. Я на тебя больше не сержусь. Признаю, что сам сейчас был не прав. Вы правильно сделали, что решили прийти ко мне. Я постараюсь вам помочь в этой тяжелой ситуации всем, чем могу.

- Спасибо, мистер резидент. Хотел особо отметить. Нам в первую очередь сейчас нужна любая информация о пане Станиславе, или точнее его двойнике. Я чувствую в нем, в этой фигуре таится самый главный секрет. Нам обязательно нужно этот секрет разгадать – сказал убежденно мистер Миллер.

- Хорошо. Я постараюсь сделать всё, что возможно. Теперь, что касается непосредственно вас. Сейчас уже поздно, и я реально ничем не смогу вам помочь. У меня в наличии пока только лишь общедоступная информация из телевизора, радио, интернета. Это практически ничего. Я предлагаю следующее. Сделаем так. Я попрошу своих подчиненных вас разместить здесь на этом же этаже в одном из номеров для почетных гостей на ночь. Вы там отдохнете после пережитых сегодня волнений. А утром мы с вами снова встретимся и продолжим начатую сейчас беседу. Надеюсь, к тому времени у меня уже появится вся необходимая информация. А вы всё же постарайтесь, хоть немного сегодня поспать. На вас лица нет. Вы пережили колоссальный стресс сегодня и вам необходим отдых. Вы мне нужны бодрые и сильные утром. Впереди у нас много важной работы. Очень много!

- Хорошо, господин резидент – ответил Миллер. – Меня ноги почти не держат. Отдохнуть действительно нужно.

- Мистер резидент, у меня есть к вам вопрос – сказал Патрик.

- Я слушаю – ответил мужчина. – Какой вопрос вы хотите мне задать?

- Людьми премьер-министра страны была похищена моя сотрудница несколько часов назад. Я преследовал похитителей на автомобиле. Она была доставлена ими в резиденцию мистера Фаска. Девушку зовут Анна. Она - местная жительница. Не могли бы вы узнать о том, что с нею сейчас? – спросил Патрик.

- Я постараюсь узнать всё, что возможно об этой девушке. Хотя резиденция премьер-министра, особо охраняемая территория, и информаторов там у меня нет. В любом случае, возможно, какая-то информация о ней всплывет. А теперь отправляйтесь отдыхать. До скорого свидания – сказал резидент и тут же дал распоряжение своему охраннику разместить гостей в одном из номеров. Патрик и мистер Миллер попрощались с хозяином кабинета и отправились вслед за охранником к месту, где им предстояло провести остаток ночи.
***

В ту ночь премьер-министр, вопреки обещаниям, данным Анджею Кнехту, долго не возвращался в свою резиденцию. Кнехт час за часом напряженно ждал приезда Фаска, сидя в своей комнате возле компьютера, и методично просматривая все поступавшие по каналам различных информационных агентств новости, касавшиеся ночной атаки террористов. Пан Вацлав в это время спокойно спал. Но перед тем как уснуть, он предупредил Кнехта, что при известии о прибытии в резиденцию Фаска, его надо будет обязательно разбудить, так как ему нужно будет обязательно срочно переговорить с премьер-министром.

Наконец, после долгого отсутствия премьер-министр приехал в резиденцию, уже практически под самое утро. Как только Кнехт узнал о том, что Фаск находится в резиденции, так сразу же поднял с кровати пана Вацлава, и они вместе направились в кабинет к руководителю правительства страны.

Премьер-министр встретил пана Анджея и пана Вацлава у дверей с таким ледяным спокойствием, что могло создаться впечатление, что он не проработал этой ночью много часов подряд в составе штаба по чрезвычайной ситуации, а только, что вернулся после продолжительного отдыха с курорта.
Пан Анджей сказал с восхищенной улыбкой на лице:

- Вы прекрасно выглядите пан премьер-министр.

Фаск тут же парировал:

- Ты же знаешь, я работаю не ради денег, и даже, наверное, не ради славы. Просто подвернулась возможность заняться тем делом, которое я знаю лучше всех в этой стране. Поэтому я и не устаю на этой работе, работа для меня радость. Просто я на своем месте. Присаживайтесь, пожалуйста, друзья, нам есть о чем с вами поговорить.

Анджей Кнехт ответил Фаску, после того, как сел на кресло:

- Точно так же и я никогда не уставал, работая руководителем нашего столичного гарнизона. Но это так, к слову. Нам хотелось узнать от вас как можно больше подробностей о том, что произошло этой ночью. Что удалось узнать нового о террористах? Есть ли информация о моем двойнике? Жив ли он?

– Информации много, но она вся требует перепроверки и уточнения. Так что я не стану пока вам её сейчас озвучивать. За исключением одного весьма неприятного известия – ответил Фаск.

– Что это за известие? Что произошло? – взволнованно спросил Кнехт.

- Увы. Мне неприятно вам об этом рассказывать – ответил Фаск. - Но вы должны знать о том, что ваша семья по личному распоряжению президента страны была этой ночью перевезена из центрального управления государственной безопасности, где члены вашей семьи находились в последнее время, в министерство обороны страны. Министр обороны доложил штабу, во время заседания, что в целях обеспечения безопасности, членов семьи бригадного генерала Кнехта им принято решение разместить на военной базе недалеко от резиденции президента страны. Вот такие печальные дела.

Анджей встал с места в сильном волнении, и прошел несколько шагов по кабинету. Потом он взял себя в руки, снова сел на кресло и спросил:

– Вы не ошиблись? Моя семья должна быть перевезена на военную базу возле президентской резиденции? Как это могло произойти?

- Никакой ошибки тут нет. Как это могло произойти? Тут всё просто. Прямое указание президента было дано руководителю госбезопасности страны. Указание, которое не могло быть не исполнено. Всё сделали очень быстро. Ваша семья, если верить докладу министра обороны, уже перевезена на территорию военной базы – ответил строго Фаск.

– Понимаю. Еще один вопрос. Есть ли у вас возможность сейчас каким-нибудь образом связаться с моей семьей? И узнать, всё ли хорошо у моих близких людей? Как они там себя чувствуют? Может, есть возможность позвонить туда по телефону правительственной связи? – спросил Кнехт озабоченно.

– Это работа для пана Вацлава. Пусть он займется этим делом. А я ему в этом деле посодействую – ответил Фаск. – Тут пока больше я ничего не могу сказать.

– Я, безусловно, возьмусь за это дело. Но при этом мне хотелось бы узнать, дорогой пан премьер-министр. А как вы сможете мне посодействовать в этом деле? – спросил пан Вацлав. – Министерство обороны, насколько мне известно, непосредственно подчиняется только президенту страны. У вас нет права давать указания министру обороны. Здесь ситуация вами полностью не контролируется. Если, к примеру, я сейчас позвоню на базу, и сошлюсь на вас, то в этом случае мне всё равно никто не позовет членов семьи Кнехта к телефону. Скажут, что тут будет обращаться за разрешением в министерство обороны. Я в этом полностью уверен.

– Здесь вы не совсем правы. У меня, конечно, есть рычаги воздействия на министра обороны. Я могу воздействовать на ситуацию. К примеру. Я сейчас мог бы позвонить на базу. Думаю, что мне удалось бы организовать разговор пана Кнехта с членами его семьи – ответил Фаск.

- Так позвоните – сказал с надеждой в голосе пан Анджей. – Позвоните. Я сильно обеспокоен судьбой моих близких людей.

- Я прекрасно понимаю ваши чувства. Но, не смотря на это, всё равно воздержусь от звонка на базу и организации вашего разговора с семьей – сказал убежденно премьер-министр. - Ибо в таком случае мы полностью раскроемся перед неприятелем, он совершенно точно узнает, что вы, пан Анджей, находитесь в моей резиденции. А, вы не должны забывать о том, что враг наш отличается абсолютно неадекватной реакцией на происходящие события. Кто его знает. Может, узнав о том, что вы пан Анджей находитесь в моей резиденции, эти парни нанесут по нам удар с использованием авиации. Может они разбомбят полгорода, стараясь уничтожить вас. Согласитесь. Я не могу сейчас отбросить и такой вариант из рассмотрения. В конце концов, вашей же семье будет лучше, если враг не будет знать, где вы находитесь. Ведь явно они попытаются использовать вашу семью, как приманку для вас. Подумайте об этом.

- Вы полностью правы, пан Фаск. Это просто мои нервы – ответил смущенный Анджей Кнехт. – Но что мы тогда будем делать в этой ситуации?

- Хорошо. В данном случае, мы решим всё немного по-другому. Я могу вам, пан Вацлав, одолжить зеленых бумажек с портретами мертвых президентов США. Но не просто так. С этими бумажками вы отправитесь на военную базу и решите все проблемы. Узнаете всё, что нужно, вернетесь и всё нам расскажете – ответил Фаск.

– Вы сорвали где-то здоровый куш, пан премьер-министр? У вас карманы набиты приятно шуршащей зеленью? Это замечательно! Американские деньги это очень хорошо. Особенно большие американские деньги. С большими деньгами я точно смогу решить все проблемы. Не зря говорят на востоке. С деньгами мужчина и на краю ада торжествует – ответил с улыбкой пан Вацлав.

– Пан Вацлав,– начал Фаск,– деньги получите утром. А теперь давайте пока оставим другие вопросы и поговорим о том, чем вы занимались здесь в мое отсутствие. Как вам кажется, не пора ли уже рассказать мне о результатах вашего сегодняшнего допроса молодой женщины? Или я должен сам догадываться, о чем вы с этой интересной особой говорили?

– Да, конечно,– ответил пан Вацлав – действительно допрос, задержанной нами девушки я провел. Только вот хвастаться мне тут пока нечем. Молодая женщина наотрез отказалась от сотрудничества со мною. Допрос прошел фактически безрезультатно. Явно она испытывает сильные чувства по отношению к двойнику пана Анджея, американскому разведчику, и поэтому не идет с нами на сотрудничество. Да и характер у девушки от природы сильный. Короче. Тупик полный. Никакого контакта. Но тут у меня есть одно предложение. Я хотел бы, чтобы пан Анджей мне помог в работе с этой девушкой. Его помощь могла бы нам сильно пригодиться тут, я уверен в этом.

– Пан Анджей поможет вам при проведении допросов? О чем это вы? – спросил немного удивленный Фаск.

– Ну, он же копия парня, в которого влюблена эта девушка – ответил пан Вацлав. – Они же похожи друг на друга, как близнецы. Пан Анджей и его двойник. Вы не забыли об этом?

– Понятно. Что скажете, пан Анджей? – поинтересовался Фаск.

– Конечно, помогу – ответил Кнехт. – Раз надо, значит надо. Я переговорю с девушкой. Правда у меня есть предложение по данному делу.

– Что за предложение? – поинтересовался Фаск.

– Мне нужно будет время на то, чтобы обосновать свое предложение – сказал Анджей.


- Хорошо. Я слушаю – ответил Фаск.

- Я много думал в последнее время о том, что с нами со всеми происходит. Смотрите. Снова мы видим, что наш главный враг атакует не только дом, в котором мы должны были находиться, в соответствии с нашей легендой. Одновременно идет атака и на гостиницу, где расположились американцы. Вывод однозначный. Наш враг воюет точно так же, как с нами, и с ними. За это я могу сейчас уже поручиться,– сказал Кнехт.

- Вполне возможно, что вы правы – сказал премьер-министр. – Но каково же ваше предложение?

– Поймите меня верно. Одного понимания, что войну наш враг ведет и против американцев сегодня, сейчас уже мало. Ситуация требует, на мой взгляд, того, чтобы мы постарались как можно скорее заключить союз с американцами в этой войне. У нас практически сейчас нет иного выхода – сказал Кнехт.

- Я пока не услышал вашего предложения – сказал Фаск.

- Так вот. Я предлагаю сейчас переговорить с этой девушкой, объяснить ей, что мы не враги её другу. Что нам нужно сейчас объединить усилия в борьбе с единым врагом. С убийцами и террористами. И она в этой борьбе может помочь и своей родине и своему близкому другу. А после этой беседы отпустить её к своим друзьям. Пусть она выступит посредником между нами. Мне кажется, у нас всё получится – ответил Кнехт.

- Хорошо. Давайте обсудим этот вопрос. Что-нибудь еще? – спросил премьер-министр.

- Нет, это всё – ответил Кнехт.

- Ответьте мне пан Анджей. Девушка эта видела уже вас, насколько я понимаю. Вы еще собираетесь с нею разговаривать сегодня утром. Я в сомнении. Не произойдет ли утечка информации от неё к нашим врагам о том, что вы находитесь здесь у нас в резиденции? – спросил пан Фаск.

- Вероятность утечки информации, конечно, присутствует, но без заключения союза со всеми силами способными противостоять злу, мы ничего не добьемся. Ситуация в стране такая сейчас, что мы обязаны пойти на разумный риск – ответил Кнехт.

– Хорошо. Убедили. Честно говоря, я тоже пришел сегодня к таким же выводам, что и вы, пан Анджей. Творится в стране нечто невообразимое. Эти варвары совсем потеряли рассудок. Конечно, если он у них когда-либо был раньше. Мы об этом пока ничего достоверно не знаем. Варга будет долго отходить от этого удара! Ситуация стала критической. Если мы срочно не найдем себе союзника в борьбе с этим злом, то дело наше будет проиграно. И вместе с нами погибнет и страна. Так что я полностью поддерживаю ваше предложение о заключении союза с американцами. Давайте утром переговорите с этой дамой и отпускайте её. Есть тут правда один вопрос у меня. Она действительно сможет сама найти своего друга и передать наши предложения о сотрудничестве? В городе сейчас творится невообразимый хаос. Как вы считаете, друзья? – спросил Фаск.

– Можно с самого начала её направить в нужную сторону. К примеру, указать ей путь в один известный клуб. Там она точно сможет получить информацию о том, где может скрываться её друг – вступил в разговор пан Вацлав. – Конечно, при определенной нашей помощи.

– Прекрасно, пожалуй, это выход – согласился Фаск. – Отпускайте девушку после беседы с ней. Объясните перед этим ей, как добраться до клуба, и как там встретиться с его хозяином.

– Вы знаете американского резидента? – спросил удивленно пан Вацлав.

– Я знаю много секретов, должность у меня такая – ответил уклончиво премьер-министр. – Раз мы все вопросы разобрали с вами, то на этом нашу встречу мы сейчас завершим. Мне нужно будет еще немного поработать. Все необходимые указания и по молодой женщине и по деньгам я сейчас сделаю. Всего доброго. До скорой встречи.

Мужчины поднялись с мест, Кнехт и пан Вацлав слегка поклонились на прощание хозяину кабинета и отправились в свою комнату.

Как только премьер-министр остался один в своем кабинете он сел рядом с телефоном правительственной связи и позвонил по нему.

– Пан председатель клуба,– сказал Фаск в трубку,– давайте позавтракаем вместе сейчас. Я страшно голоден.

– Я сейчас нахожусь в другом конце города, пан Фаск – ответил резидент.

– Я встречу вас там – сказал премьер-министр.

– Я не хочу заставлять вас так далеко ехать, дорогой друг – ответил резидент.

– Ничего. Я буду у вас через полчаса – ответил Фаск.

– Тогда я сам приеду к вам на встречу. Скажите куда? – предложил директор клуба.

– Как вам будет угодно. Может, посидим у вас в клубе? Мне было удобно – сказал Фаск.

– Что ж, тогда встретимся через полчаса в ресторане нашего клуба. Кабинет для нас будет уже к этому времени готов – сказал резидент.

– До встречи – сказал Фаск и положил трубку.


Глава 24


Когда Патрик утром проснулся, отставного генерала Миллера уже не было в номере. Он куда-то ушел, кровать его была аккуратно застелена, никаких записок, объясняющих, куда он отправился, нигде отставной генерал не оставил. Патрик и без того сегодня проснулся в дурном расположении духа, а после того, как обошел всё помещение, но не нашел своего товарища, настроение его совсем ухудшилось. И это было легко объяснимо. У Патрика с первых секунд нахождения в этом месте было острое внутреннее ощущение того, что он попал здесь в ловушку. Теперь, оставшемуся в полном одиночестве в номере, Патрику нестерпимо хотелось как можно скорее покинуть гостеприимное здание клуба.

Но при этом он чувствовал, что при малейшей попытке самостоятельно выбраться отсюда его уничтожат бдительные стражи этого тайного места. Возможно, эти его страхи были просто паранойей, вызванной вчерашними трагическими событиями, но в любом случае к своим предчувствиям Патрик привык относиться весьма серьезно. Может быть, эти опасения и правду имели какую-то под собой реальную основу, пока им не осознаваемую? Так ведь не раз с ним бывало. Чувства его редко обманывали. Поэтому, понимал Патрик, нужно было на время затаиться. Не показывать своих подлинных чувств и ждать дальнейшего развития ситуации.

Настроение у Патрика сейчас было паршивым еще и потому, что он не слишком доверял генералу Миллеру. А этот неизвестный ему человек, которого отставной генерал почтительно называл резидентом, вообще показался Патрику крайне подозрительной личностью, способной на любое коварство. Чтобы немного успокоиться и отвлечься от тревожных мыслей Патрик включил телевизор и стал смотреть передачу новостного канала. По этому каналу в основном показывали площадь, где произошли ночью основные события и разные люди давали свои объяснения ведущим телепрограмм о том, как всё ночью происходило здесь.

Когда Патрику надоело смотреть телевизор, он включил компьютер, что стоял на столе в небольшом рабочем кабинете. В номере было 4 комнаты. Две спальни, зал, где стоял телевизор, и кабинет. Компьютер, как, оказалось, был подключен к интернету, так что вскоре Патрик познакомился со всей общедоступной информацией по кризисной ситуации в Варге, что смог найти в свободном доступе. Он с головой ушел в эту работу. Как тут в номере зазвенел телефон. Патрик некоторое время не брал трубку, опасаясь подвоха. Затем всё же ответил.

- Алло, - сказал Патрик.

- Привет, это я, - послышался в трубке голос Миллера.

- Здравствуй. Что-то случилось, почему ты ушел из номера, не предупредив меня об этом? Ты сейчас где? – спросил Патрик.

- Я здесь на этаже. Сижу, работаю, вот захотелось позвонить тебе, узнать, чем ты занят – ответил Миллер.

- Рад слышать тебя. Я занят изучением информации о вчерашних событиях. Может мне подойти к тебе? – поинтересовался Патрик.

- Конечно. Сейчас я попрошу охранника тебя привести сюда - ответил Миллер.

Через несколько минут Патрик вошел в кабинет резидента в совсем уже кислом настроении, вяло поздоровался с Миллером, затем нашел бар и налив себе виски, тут же выпил весь бокал.

- У меня ощущение такое, что мы с тобой попали не в клуб, где веселятся и поют, и прожигают жизнь, а в тюрьму. У тебя нет такого ощущения? – спросил Патрик насторожено.

– Ничего подобного,– уверил его Миллер. – Здесь очень хорошо. Мне тут нравится.

- Хорошо. Может быть, я ошибаюсь – ответил Патрик. – Наверно у меня стала развиваться паранойя.

– На самом деле ты, к сожалению, не сильно ошибаешься – сказал, вздохнув глубоко, мистер Миллер. – Но обо всем по порядку. Ночью меня подняли, поскольку начался сеанс связи с нашими руководителями в Вашингтоне. Они захотели узнать моё мнение о сложившейся ситуации. Что-то вроде отчета о текущих делах. Я всё рассказал, что мог о том, что с нами произошло. Потом дал свой анализ. В итоге обсуждения все пришли к единому мнению, что очень много непонятного сейчас происходит в Варге. Ситуация неординарная здесь складывается.

- Вы просто гении – сказал хмуро Патрик.

- Теперь главное. К сожалению, наши опасения подтвердились, стало известно о том, что наш друг мистер Браун и мой шеф мистер Додж погибли в ходе нападения террористов на гостиницу. Вместе с ними погибли так же все остальные участники операции. Увы. Никто не спасся. Это большая трагедия – сообщил Миллер, глубоко вздохнув. – Выжили снова только мы с тобой.

- Царствие им небесное! Славные были парни! Майор Браун был одним из лучших наших людей. Я никогда его не забуду. Мы должны отомстить за него – сказал убежденно Патрик.

- Мы отомстим, это не обсуждается. Но сейчас я продолжу свой рассказ о совещании. Всё наши эксперты убеждены в том, что основной задачей нападения террористов было уничтожение пана Анджея Кнехта и его двойников. И, похоже, это действительно так. В связи с этим принято решение на время спрятать тебя здесь в этом клубе от врагов. В тот номер, где мы ночевали, ты не вернешься сейчас. Жить пока ты будешь прямо здесь, в покоях мистера резидента. Надеюсь, это продлится совсем не долго – сказал не слишком уверенно Миллер.

- Всё-таки я оказался прав. Мы здесь в ловушке – сказал задумчиво Патрик, кусая губу.

- Ничего страшного. Это не самое плохое, что может случиться в жизни. Не переживай чересчур сильно. Хотя придется тебе остаться здесь одному. Ближайшие несколько дней я буду в разъездах. И поэтому хотел бы с тобой посоветоваться кое о чем – продолжил речь Миллер.

– Кен, ты не нуждаешься ни в каких моих советах, ты знаешь это сам. Так что говори всё прямо, как есть – раздраженно ответил Вейн.

– Давай не будем кипятиться. Что сейчас прикажешь нам делать? С твоей нынешней физиономией сейчас много не нагуляешься по городу. Даже в стороне от мест скопления людей. Если тебя опознают, то с очень большой вероятностью тебя постараются уничтожить. Так если бы тебя одного. Вполне возможно, если враг узнает о том, где ты находишься, то повторится история имевшая место на границе и этой ночью в гостинице. К примеру, в этом клубе. Начальство наше против такого развития ситуации. Так что придется тебе немного потерпеть – сказал в ответ Миллер.

– Я понимаю ваши опасения – сказал печально Патрик.– Только ведь и на тебя сейчас идет охота. Как ты знаешь, пан Станислав оказался вновь среди живых, а это значит, что информация об уничтожении лидеров преступных группировок, что была проведена тобой, станет известна городским бандитам. И они захотят тебе отомстить.

- Ты прав, опасность существует. Но мне придется поработать. А вот тебе пока нужно исчезнуть из виду. Это приказ – ответил упрямо Миллер.

- Ладно, Кен. Я потерплю, что делать, раз надо терпеть. Вопрос только в том, сколько времени мне придется прятаться. И что делать дальше? Кто-нибудь это понимает? Я этого не ощущаю! – сказал возмущенно Патрик. - Они там, в Вашингтоне хоть сколь-нибудь представляют себе весь тот ворох невероятных проблем, с которыми нам пришлось столкнуться здесь? Я в этом сомневаюсь.

– А кто-нибудь здесь вообще что-то понимает? – в свою очередь спросил Миллер. – Я нет. Я ничего понять пока не могу. И чем больше вникаю в ситуацию, тем больше возникает у меня вопросов. Может ты во всем сумел разобраться? Тогда объясни мне всё. Давай, я жду, объясняй. К примеру, расскажи мне о том, что это случилось с паном Станиславом. С тем самым, что был мною убит. А тело его было сожжено. Но, несмотря на это, пан Станислав сумел снова ожить и принял участие в событиях в гостинице, как ты сам это видел. Стало известно, что он вновь появился в городе сразу же после того, как его тело было уничтожено. Близнец? Может быть. Но никто никогда не слышал о том, что у пана Станислава был брат. Самое главное. Новый пан Станислав обладал точно таким же объемом информации, что и прежний, как стало известно из достоверных источников. Так что, похоже, двойник, что мы видели у гостиницы, был клоном пана Станислава, у которого каким-то чудом сохранилась полученная самим паном информация. Это лучшее объяснение. Но тут есть серьезная проблема. Вроде бы никто в мире таким уровнем знаний и технологий пока не обладает, чтобы произвести таких клонов. Или мы просто этого не знаем пока. Что скажешь?

- Всё может быть. Но я бы предложил продолжить данный эксперимент – ответил Патрик.

- Что значит продолжить эксперимент? – спросил Миллер.

- Опять выследить этого самого пана Станислава и застрелить его снова. Если он и после этого оживет, то тогда придется признать, что нам противостоят силы, обладающие невероятно мощными технологиями – ответил Патрик.

- А это мысль. Так и сделаем – сказал, оживившись, Миллер. – Найдем этого парня и пристрелим его. Он мне давно поперек горла стоит. Если парень вновь оживет, то тогда пристрелим его и в третий раз.

- Может, я всё-таки это сделаю? - спросил Патрик. – Найду эту тварь и уничтожу её вновь.

- Нет. Ты же знаешь. По тебе есть уже конкретное решение руководства. Будем его исполнять – ответил Кен Миллер. – Не беспокойся. У резидента, я это точно знаю, есть хорошие стрелки. Они всё сделают, как надо. Сегодня я уже тебе передам через резидента сообщение о том, что пан Станислав нас снова покинул и перебрался в лучший мир. Ты прав. Если он снова оттуда сможет вернуться, то тогда многое станет более ясным. Если нет, то и это нормально. Плакать о пане Станиславе мы не станем, в любом случае.

К завершению речи Миллера Патрик, настроение которого нисколько не улучшилось, уже принялся за второй стакан виски. Хотя он был зол на всех сейчас, показывать свое раздражение товарищу ему не хотелось, алкоголь мог в этом ему помочь. Поэтому он молча пил виски и только время от времени качал головой, словно с чем-то не соглашаясь в споре с самим собой.

Тут дверь отворилась, и в помещение вошел резидент. Он торопливо поздоровался с гостями и сообщил им о том, что через пару минут у него начнется встреча в кабинете при ресторане с премьер-министром Фаском. Разговор может дать много новой информации. Поэтому резидент попросил Миллера задержаться в клубе до его возвращения с переговоров.
***

Анджей и пан Вацлав, выйдя из кабинета премьер-министра, не стали тратить время на обсуждение итогов совещания, они миновали вестибюль и направились в ту часть резиденции, где находилась их пленница. Подойдя к медицинскому отделению, мужчины вызвали звонком в дверь дежурную медсестру. Молодая женщина быстро открыла им дверь и сопроводила Кнехта и его напарника до дверей палаты Анны. Тут она вошла в палату и через минуту вышла из неё, сообщив, что девушка сейчас не спит и готова к разговору. Анджей и пан Вацлав вошли в палату. Анна сидела на кровати, одетая в больничную пижаму и внимательно рассматривала своих посетителей.

- Анна, извините за столь ранний визит, но время не терпит. Нам хотелось срочно с вами переговорить – сказал усталым голосом пан Вацлав.

Девушка улыбнулась и ответила:

– Да, я вас слушаю. Говорите.

– У нас есть к вам предложение. Думаю, мы сможем договориться – сказал убежденно пан Вацлав.

– Ну, – ответила Анна, – мне кажется, вы достаточно меня изучили за время нашего первого свидания, так что вы должны понимать, что я не разделяю вашего энтузиазма. Нам будет сложно договориться.

– Все зависит от того, каким будет наше предложение, – возразил пан Вацлав.

Девушка в ответ рассмеялась и сказала с улыбкой:

– А есть какие-то сомнения на этот счет? Нет. Вы предложите мне работать на вас и предать моего друга. Но хочу вас сразу предупредить. Ничего этого не будет. Так что можете меня осудить, я этого не боюсь уже.

– А что вы тогда так расцвели улыбками пани Анна, если всё так печально? – спросил пан Вацлав.

Девушка удивленно посмотрела на него и спросила:

– Это так заметно?

– Ваша реакция выглядит немного странно – ответил пан Вацлав.

– От вас невозможно, что-то скрыть. Признаюсь вам. Я обрадовалась тому, что мой друг не предал меня. Это для меня очень важное известие. В этом я окончательно убедилась сейчас, когда тут в палате увидела пана Анджея Кнехта. Он похож на моего друга словно близнец, но они разные люди. Значит, мой друг остался на свободе. И это для меня большая радость. Так что заявляю вам ответственно, помогать вам, охотиться на него я не стану – ответила Анна с торжествующей улыбкой на лице.

– Понимаете, я сюда не для этого пришел, я не собирался вас просить участвовать в нашей охоте на вашего друга – сказал тем же усталым голосом пан Вацлав.

– Да? – недоверчиво спросила Анна.

– Мне хотелось бы предложить вам стать человеком, который станет связующим звеном между нами и теми людьми, с кем работает ваш друг – ответил пан Вацлав.

На лице Анны проступило явное сомнение.
– Вы считаете меня глупой девочкой? О, я думаю, вы очень ошибаетесь. Обмануть вам меня не удастся – сказала с вызовом Анна.

– Мы не собираемся вас обманывать. Просто многое изменилось за последние часы. Вы, многое не знаете из-за того, что были лишены возможности свободно получать информацию некоторое время – сказал убежденно пан Анджей Кнехт, вступая в разговор.

– А что могло случиться за это время? – спросила встревоженная Анна.

– Очень много страшных событий произошло на свете этой ночью – ответил пан Анджей. – Давайте поступим следующим образом. Сейчас мы попросим медсестру помочь вам одеться и подождем вас у выхода из медицинского центра. Затем мы вместе отправимся в наш кабинет и там продолжим эту беседу. У нас в кабинете есть телевизор и компьютер и вы все новости сами увидите своими глазами.

– Что за новости? Я действительно ничего не понимаю. Я – простой человек, обычный учитель. Я ничего не знаю. Я не хочу никуда с вами идти – ответила упрямо Анна.

У нее был смелый вызывающий взгляд. Анджей заколебался.
Чтобы прояснить ситуацию, он спросил:

– Вы ведь, дорогая Анна, со своим другом остановились в гостинице на площади прямо напротив того места, где мы вас арестовали? Это так?

– Я точно сейчас не могу вспомнить, – сказала она с вызовом в голосе. – Меня зовут Анна. Я работаю преподавателем в школе. Больше ничего пока вспомнить не могу. Мне очень жаль.

- Так вот. Хочу сообщить вам. На гостиницу эту ночью было совершено нападение террористов. В результате этой акции погибли десятки людей. Среди погибших большинство составляют американские граждане – сообщил строго пан Анджей.

- Патрик жив? Вы не знаете? – спросила девушка с отчаянием в голосе. – Отпустите меня. Я должна сейчас же ехать к гостинице. Может быть, я еще смогу помочь моему Патрику. Если он погиб, я этого не переживу.

- Вы не беспокойтесь. Могу вас порадовать. Среди убитых в гостинице людей труп вашего друга не обнаружен. Так что, вероятней всего он остался жив. Этот парень не раз уже доказывал, что может выживать в самых сложных ситуациях. Он прекрасный профессионал. Если всё будет идти так, как мы это наметили, то тогда Вы скоро отправитесь к своему другу на встречу. Мы не против этого. Наоборот. Мы хотим стать друзьями и союзниками вашего друга. Мы считаем, что пришло время объединить наши усилия с ним и с его товарищами – сказал убежденно пан Анджей.

- Вы не обманываете меня? – спросила Анна настороженно.

- Я точно вас не обманываю. Я хочу стать другом мистеру Патрику – ответил пан Анджей.

- Вам я почему-то верю – сказала Анна. – Вы так похожи на моего Патрика. У вас даже голоса одинаковые. Это просто чудо! Я согласна с вами работать.

- Хорошо. Раз мы с вами начали находить общий язык, то продолжим нашу работу в ином месте. Теперь же давайте мы все же попросим медсестру помочь вам одеться. Потом мы подождем вас у выхода, и как только вы будете готовы, сразу же отправимся в наш кабинет. Там вы своими глазами посмотрите последние известия. А затем мы вместе еще раз после всего этого обсудим наши дела и после этого окончательно решим, что дальше будем предпринимать – предложил пан Кнехт.

- Я согласна – ответила Анна.

– Тогда не будем зря терять время – сказал пан Анджей. После этих слов мужчины вышли из палаты, а через примерно десять минут они вместе с Анной уже шли по резиденции к своему кабинету.

До места они все добрались за пять минут. Комната была обставлена скромно и практически без роскоши, если не считать большого плазменного телевизора. Все было готово к работе. Войдя в кабинет, Анджей сразу же включил телевизор. Анна села напротив него и стала внимательно смотреть программу новостного канала. Тут пан Анджей вдруг вскрикнул:

– Как вам это нравится, пан Вацлав? Смотрите. Кого вы видите?

Пан Вацлав подошел к телевизору и увидел, что по телевизору показывали интервью, которое давал средствам массовой информации заместитель министра обороны страны. Анджей спросил товарища:

– Что ты на это скажешь? Как это может быть? Что за чудеса происходят в нашем городе?

Пан Вацлав тихо выругался, а потом сказал:

– Ну, так мы займемся делом? Или будем до вечера телевизор смотреть? Работать надо. А о чудесах разных можем и на досуге порассуждать!

– Не сомневаюсь, – кивнул пан Анджей. – Ты прав, мой друг. Тогда начинай. Мы тебя слушаем, пан Вацлав.

– Ну, мы говорили, что ситуация сейчас изменилась. И как видите, панна Анна, мы вас не обманывали. Вы меня слышите? – спросил он. – Мне хотелось бы убедиться в том, что вы понимаете всё, что я сейчас говорю.

– Мне кажется у нас сейчас действительно не так много времени. Я вижу, что произошли ужасные события – Анна говорила спокойно и уверенно – Давайте сразу расскажите мне, в чем заключается ваше предложение. И мы приступим к его обсуждению.

– Хорошо. Мы вам предлагаем сейчас отправиться на поиски вашего друга. Как только вы его отыщите, то сразу же ему сообщите о том, что мы хотим с ним встретиться. В этом основное наше предложение. Вы должны выступить в роли посредника в наших переговорах – предложил пан Вацлав. – Мы вам дадим наши номера телефонов для связи. Как только у вас появится информация, вы сразу же звоните нам и рассказываете о том, что происходит. Если мистер Патрик готов будет пойти на сотрудничество, сообщите это нам, и мы начнем готовить нашу встречу. Если мистер Патрик не готов с нами сотрудничать попробуйте его уговорить. Убедите вашего друга, что стать союзниками нас теперь заставляет сама сложившаяся ситуация. У нас нет сейчас иного выхода. Нам нужно стать друзьями.

– Да, пожалуй, я смогу с этим заданием справиться – согласилась Анна. – Вот только одна проблема. Я не знаю, где мне сейчас искать моего друга.

– Вот это да. Вы не знаете, где прячется ваш друг? – спросил пан Анджей. – Может у вас есть какие-то договоренности со своим другом?

– У меня не было с ним никаких договоренностей. Конечно, я не знаю, где он сейчас может находиться. Он должен был быть в номере гостиницы. После того, что случилось, теперь он явно найдет себе другое убежище. Только где оно будет находиться я не смогу узнать. Так что плохая я вам в этой работе помощница – ответила Анна.

– Так в чем дело? Узнайте, где он может скрываться – предложил пан Вацлав. – У мистера Патрика ведь есть много друзей, которые должны знать, где он мог бы сейчас находиться.

- Я никого не знаю из его товарищей. Почти никого. Так что встретиться с моим другом я не смогу – сказала тихо девушка.

– Ничего, – сказал пан Вацлав. – Мы вам поможем встретиться со своим другом. С этим самым мистером Патриком. Это не такая уж большая проблема.

– Хорошо. Как вы это сможете сделать? – спросила Анна.

– Вы просто делайте то, что я вам скажу – мягко сказал пан Вацлав. – И тогда всё будет хорошо. Ничего сложного вам предпринимать не придется.

– Вы так думаете? Хорошо, если так – ответила Анна с ядовитой улыбкой на лице.

– Вы станете лучшим нашим агентом. Такая красивая и такая смелая защитница отечества. Мы будем еще гордиться тем, что знакомы с вами – сказал с такой же точно улыбкой на лице пан Вацлав.

– Мы опять возвращаемся к этой ерунде? Я же сказала, что готова вам помочь, в том случае, если ничего не будет угрожать Патрику. К чему опять эта словесная эквилибристика? – спросила зло Анна.

– Действительно, пан Вацлав, хватит заниматься пикировкой, объясните девушке, что от неё требуется сейчас - сказал пан Анджей раздраженно.

После этих слов пан Вацлав занялся объяснением Анне того, что она должна сделать в ближайшее время. И после завершения инструктажа девушка была, по согласованию с охраной резиденции премьер-министра страны, посажена в автомобиль, на котором её пан Вацлав довез до подъезда самого известного в городе ночного клуба. Здесь он вышел из машины и проводил девушку до входа в здание. На входе в клуб пан Вацлав предъявил свое удостоверение и охранники сразу же его и Анну пропустили внутрь помещения. Вскоре пан Вацлав со своей спутницей уже стояли у дверей личных апартаментов директора клуба. Они постучали в дверь, через несколько секунд вышел молодой человек и спросил, что им нужно. Пан Вацлав представился, показал свое удостоверение, и попросил о встрече с директором клуба. Охранник сообщил, что пан директор сейчас отсутствует, но скоро должен подойти.
- Мы подождем возвращения пана директора в коридоре – сказал пан Вацлав охраннику.


Глава 25


Директор клуба сидел напротив премьер-министра Фаска за прекрасно сервированным столом в кабинете для почетных гостей и наблюдал за тем, как гость смачно справляется со своим завтраком.

– Этот ростбиф просто великолепен,– сказал тем временем Фаск.

– Повара у нас замечательные, мы не жалеем денег на их подготовку. Недавно мои парни были на стажировке во Франции, в одном из лучших ресторанов Парижа – объяснил директор клуба. – Я думаю, вы там не раз бывали и знаете, что такое приличная кухня.

– В Париже? Да, приходилось – сказав это, Фаск отрезал большой кусок мяса и, обмакнув в соусе, стал, медленно есть. – Очень вкусно. Не хуже, чем в Париже.

Пан директор некоторое еще некоторое время смотрел на премьер-министра молча, а потом всё же спросил:

– Дорогой друг. Вы вроде бы хотели мне что-то важное сообщить. Во всяком случае, я именно так воспринял вашу просьбу о встрече. Не могли бы вы мне сейчас все же рассказать, что кроме голода привело вас ко мне сюда в гости в столь ранний час?

– Простите, что побеспокоил вас в столь неурочный час. Но мне действительно хотелось с вами обсудить несколько важных тем. В тоже время все эти темы являются конфиденциальными, они не предназначены для широкого обсуждения. Так что я сейчас обдумываю, как вам все правильно преподнести – признался пан Фаск.

– Ерунда. К чему вся эта секретность? В наше время при том развитии технического прогресса, что мы имеем, секреты практически перестали существовать. Весь мир ныне спит под одним электронным одеялом. Так что смело выкладывайте все, что у вас есть. В награду я буду с вами тоже полностью откровенен. Ну, или почти полностью откровенен – ответил пан директор.

Пан Фаск внимательно посмотрел на пана директора клуба, который пил маленькими глотками уже третью чашечку кофе и сказал:

– Мне хочется вам верить, мой дорогой друг. Поймите. Сегодня произошло принципиальное изменение ситуации, и поэтому пришло время нам с вами заключить братский союз. Ситуация складывается таким образом, что если мы не объединим наши силы, то тогда по одиночке мы наверняка станем жертвами невероятно сильного врага. Я знаю, что много ваших людей погибло этой ночью. Это ужасная трагедия. Но нам с вами не стоит обольщаться. Эта трагедия не первая, и не последняя. Но завтра наш общий враг станет еще более сильным и еще более дерзким.

– А как это будет выглядеть? Я спрашиваю вполне серьезно. В какой форме будет заключен наш союз? Согласитесь, что вопросов много. И не на все вопросы я смогу дать самостоятельно ответ. Мне придется многое согласовывать с моим руководством – ответил сразу же пан директор.

– Прекрасно. Я всё понимаю. У меня нет претензий. Меня всё устраивает в вашей позиции. Теперь. Я надеюсь, у вас, мой друг, хватит полномочий сделать следующее. Вероятней всего где-то поблизости от вас сейчас находятся два хороших парня. Их зовут мистером Патриком и мистером Кеном Миллером. Мистер Патрик по тем сведениям, что есть у меня, является сейчас практически полной копией пана Анджея Кнехта.

– Рад слышать, что ваши люди не зря получают зарплату – пан директор ответил, презрительно скорчив мину на лице. – Я знал, что у вас достаточно много толковых людей работает, и раз у них появилась такая информация, то к ней необходимо обязательно прислушаться. Я обязательно проверю точность этих данных.

Пан Фаск улыбнулся, отрезал еще один кусок мяса. Молча съел его и после этого сказал:

– Дело в том, что сам пан Анджей Кнехт вместе со своим товарищем офицером госбезопасности паном Вацлавом Ханом с исключительно важными документами, которые многое проясняют в происходящих сегодня событиях, находится сейчас у меня в резиденции. Я хотел спросить вас, мой друг – не пришла ли пора встретиться этим хорошим парням друг с другом, нашим и вашим героям? Нам нужно срочно начинать общую работу. Эти парни моли бы совместно проработать все основные моменты нашей будущей общей работы.

– Я пока не готов дать свой ответ. Мне нужно время – ответил пан директор.

– Времени на согласования нет. Нужно срочно принимать решения – ответил пан Фаск.

Пан директор покачал головой и сказал:

– При всем моем уважении к вам это не возможно. Я не могу этот вопрос решить самостоятельно, это слишком большая ответственность.

Пан Фаск резко взмахнул рукой:

– Всё вы сможете. Поймите. У вас нет выбора. Как и у меня. Если мы сейчас же не отправим куда-то в иное место всех этих Анджеев Кнехтов, вместе взятых, то жизнь наша повиснет на волоске. Вам событий в гостинице мало? Вы же прекрасно знаете о том, что наш враг имеет целью уничтожить пана Анджея Кнехта и всех его двойников любым возможным способом. Они запросто взорвут и ваш клуб вместе с вами и мою резиденцию со мною вместе. Что может быть яснее?

– Кто вам сказал, что у так называемого нашего общего врага есть цель уничтожить пана Анджея и всех его двойников любым способом? – спросил пан директор.

– Неважно.– Фаск отрезал еще кусок мяса и начал его жевать.– Вы при желании могли бы узнать это сами. Всё же лежит на поверхности. Для меня и моих экспертов вывод о том, что уничтожения пана Анджея и его двойников главная цель террористов, является полностью доказанным. И сомнений не вызывает.

Пан директор наклонился вперед и пристально посмотрел на своего собеседника. Потом он спросил:

– Что конкретно вы предлагаете? У вас есть понимание, что нужно прямо сейчас делать?

– Боже мой, конечно есть. Иначе я бы вас не стал бы беспокоить – ответил пан Фаск.

– Тогда что вы молчите? Рассказывайте, я весь полон внимания. В чем суть вашего плана? – спросил пан директор.

– Я предлагаю следующее,– сказал пан Фаск. – В первую очередь задаться вопросом. Где сейчас никто не станет пана Анджея и его двойников?

– Это простое любопытство или это серьезный вопрос? В любом случае гадать я не стану, если вы знаете ответ на этот ваш вопрос, то сообщите мне его – сказал хмуро пан директор.

Вспомните старую солдатскую поговорку – ответил пан Фаск. - Два раза снаряд в одну воронку не попадает. Нам нужно спрятать пана Анджея и его двойника в том месте, где их никто не станет искать. То есть в том доме, на который было совершено нападение этой ночью. Никто их там искать не станет – ответил пан Фаск. – Это мое предложение. Быстро перевезем туда моих и ваших друзей, и пусть они срочно приступают к совместной работе. Этим нужно заняться немедленно.

– Подождите. Получается, я сейчас передам в ваши руки моих товарищей – пан директор покачал головой. – А кто даст мне гарантию, что вы их просто не арестуете?

- Мы с вами не первый день знакомы. Если я вас сейчас так нагло обману, где я достанут деньги для своей очередной избирательной кампании? Я стану в случае моего обмана политическим трупом, вы это должны прекрасно понимать - ответил твердо пан Фаск.

– Есть и другие страны. В мире полно денег, которые могут попасть вам в руки. Так что вы вполне можете обойтись и без нашей помощи, в случае необходимости – ответил в свою очередь пан директор.

– Вы не правы. У меня нет возможности безнаказанно вас обмануть. Ситуация не такая сейчас. Разве это не ясно? – раздраженно сказал премьер-министр.

– Я всё равно сомневаюсь. Вы можете мне дать время для консультаций с моим руководством? – ответил ледяным тоном пан директор.

– Я вашим временем сейчас не распоряжаюсь. Будет ли у вас оно, не нам с вами решать. Это решит наш враг. Скорей всего времени у вас не будет. Сейчас я вам объясню почему. Если я смог понять, что двойник пана Анджея где-то рядом с вами находится, то и враг сможет это узнать и принять соответствующие меры. И сделает он это в предельно сжатые сроки. Точно у вас времени не осталось. У меня возможно тоже – ответил не менее холодно пан Фак.

– Вы и мертвого уговорите, мой дорогой друг, пан Фаск. Я попробую сейчас уговорить моих товарищей пойти на сотрудничество с вами. Я могу вас по-прежнему называть своим другом? – спросил пан директор.

Пан Фаск кивнул:

– Конечно. Вы мой друг, как прежде. Разве кто-то в этом сомневался?

– Послушайте, дорогой мой друг – сказал пан директор.– У меня к вам есть еще один вопрос. Он касается одной молодой женщины. Как мне стало известно, этой ночью она стала пленницей в вашей резиденции. Мне бы хотелось узнать о её судьбе.

– Я так и понял, что за моими парнями смогли проследить – глаза пана Фаска прищурились, а зубы обнажились в усмешке. – В конце концов, это можно было ожидать. Значит и мне нужно торопиться.

– Так что с девушкой, как она себя сейчас чувствует? – спросил пан директор.

- С ней всё хорошо. Мало того. Вероятней всего она сейчас стоит в коридоре возле дверей вашего офиса в сопровождении вашего старого знакомого пана Вацлава Хана, офицера госбезопасности и ждет вашего возвращения. Вацлав должен передать девушку вам для того чтобы она выступила посредником между нами и вашими друзьями. Панна Анна показала себя смелым и верным человеком. Мы ничего от неё не смогли узнать о мистере Патрике – сказал пан Фаск.

- Что же. Спасибо за информацию. Теперь осталось узнать, как мы доставим наших друзей в дом в тупике в старом городе? – спросил пан директор клуба.

- Это просто. Девушку и пана Вацлава ваши друзья возьмут с собой, и все вместе они поедут на их автомобиле в исторический квартал города. Как незаметно попасть в дом в тупике пан Вацлав вашим друзьям покажет. Так что тут всё предусмотрено. Связь с мистером Патриком вы будете держать через Миллера. Вряд ли есть смысл подключать к операции лишних людей. Пан Анджей же отправится в путь сразу же после моего звонка в резиденцию. Я туда позвоню через десять минут – ответил пан премьер-министр. – Есть ли у вас, пан директор, ко мне вопросы?

– Возможно. Но я не стану пока их задавать. Мне многое не нравится, но ситуация критическая и поэтому я вынужден пойти на экстраординарные решения. И на этой торжественной ноте мы нашу беседу завершим. Мы должны с вами спешить – ответил пан директор.

– А что касается ваших руководителей – сказал убежденно пан Фаск.– Я уверен в том, что вы получите вашу санкцию в отношении нашей совместной работы. Вы ведь тоже в этом не сомневаетесь?

– Никакой проблемы. Мне нравится ваше отношение к делу. С вами приятно иметь дело – ответил пан директор. После этих слов пан Фаск попрощался с директором клуба и покинул кабинет ресторана для почетных гостей.
***

Директор клуба поднялся на лифте на свой этаж и увидел перед собой в коридоре, как и было, обещано его недавним гостем, мужчину и женщину. Они ожидали его возвращения у дверей офиса.
– Господин директор, я – сотрудник госбезопасности Вацлав Хан – обратился мужчина к нему. – Я надеюсь, вы помните меня?

Директор клуба кивнул и улыбнулся.

– Я вас прекрасно помню. Позвольте мне, инспектор, сначала войти в свой офис. Потом я вас выслушаю. А сейчас я спешу. Я быстро. Вам придется подождать еще всего пару минут – ответил пан директор.

– Конечно, но дело в том, что я просто хотел вам представить эту даму и удалиться – возразил пан Вацлав.

– Нет, не уходите. Нам с вами есть что обсудить. Подождите всего пару минут – попросил пан директор.

- Хорошо – согласился пан Вацлав.

Пан директор стремительно вошел в свой офис и сразу же направился в зал, где его ожидали мистер Миллер и Патрик Вейн.

– У нас гости – предупредил пан директор своих гостей. - Вам нужно будет сейчас быстро перебраться в другой кабинет. Послушайте оттуда, о чем пойдет у нас речь. Это будет интересно. Особенно вам мистер Патрик. Потому что сейчас сюда войдет ваша подруга, пани Анна – сказал пан директор.

Мистер Миллер и Патрик Вейн молча вышли из зала, а пан директор вернулся к дверям и пригласил мужчину и девушку войти в помещение. Пройдя прихожую, он привел своих гостей в зал и предложил им сесть в удобные мягкие кресла, а сам сел на стул напротив их.

– Я рад снова побывать у вас в гостях – сказал с улыбкой пан Вацлав.
– Это приятно слышать. Тогда, вероятно, мы можем поговорить о деле. Первый вопрос. Пан Вацлав как ваши дела? Я слышал, у вас были какие-то серьезные проблемы? Вы уже с ними смогли разобраться? Или пока нет? – сразу же поинтересовался пан директор.

– Я ждал этого вопроса, – сказал пан Вацлав. - Буду честен, проблемы пока остаются. Но ситуация под контролем. Следствие продолжается, но меня уже не ищут все полицейские страны. Вас устраивает такой ответ?

– Конечно – ответил пан директор. – Теперь расскажите мне об этой прекрасной девушке. Зачем вы её ко мне сюда привели? Мне нужно будет её принять к нам в клуб? Тогда скажите, в каком качестве? Я постараюсь в любом случае вам помочь. Но вы должны понимать, что я должен знать, на что она претендует. Если пани хочет выступать у нас в кордебалете это одно. Если девушка хочет поработать у нас администратором – это совсем другое. Вы меня понимаете?

Пан Вацлав холодно и проницательно взглянул на пана директора, и в его взгляде не было улыбки. После небольшой паузы пан Вацлав, наконец, сказал:

– У вас обычно прекрасное чувство юмора. Но в данном случае оно вас подвело. Вы не возражаете против такой моей оценки вашей шутки?

– Вовсе нет, – ответил пан директор. – Я действительно глупо пошутил. Прошу меня извинить.

Пан Вацлав кивнул головой и продолжил говорить, глядя прямо в глаза пану директору клуба:

– Вы, конечно, понимаете, что мы знаем, кто вы такой. Именно в этом своем качестве вы мне и нужны сейчас. И именно поэтому я и оказался здесь вместе с этой прекрасной незнакомкой.

– Я нисколько в этом не сомневаюсь – ответил хмуро пан директор.

Пан Вацлав кивнул и продолжил свою речь:

– Так вот. Сообщаю вам по секрету. Эта девушка, зовут её Анной, является подругой одного из ваших вероятных знакомых. Она сейчас ищет своего друга, они потеряли друг друга в эту ужасную ночь. Вы должны помочь бедной девушке найти своего друга.

- Я не уверен, что смогу ей помочь в этом деле – ответил с вызовом пан директор. – Откуда вы вообще взяли, что я должен быть знаком с её парнем? Объясните мне.

- Однако вы продолжаете шутки шутить. Вы, конечно, можете рассказывать мне, что не знаете его. Я тоже пока доподлинно не знаю, кем является её друг. Но, по всей видимости, он работает на американскую разведывательную службу точно так же, как и вы, наш секретный друг. Так что уверен, что если вы этого парня еще и не знаете, то сможете помочь девушке в поисках – ответил спокойно пан Вацлав.

– Но мы же союзники, – невозмутимо заметил пан директор. – К чему нам сориться?

– Да. У нас общие цели. Так отвечайте. Вы видели сегодня друга Анны? – спросил пан Вацлав.

– Да, у себя дома – ответил пан директор.

– Вы знаете, где он сейчас? – спросил пан Вацлав, напрягшись всем телом.

– Нет. А вы? – спросил с невинным выражением лица пан директор.

– Думаю, нам следует быть откровеннее друг с другом, пан директор, – сказал пан Вацлав. – Ваша репутация весьма надежного человека не осталась для нас неизвестной. При этом нам известно, что вы можете быть очень опасны и непредсказуемы. С другой стороны, здесь мы у себя дома, и у нас сейчас огромные проблемы. Мы вынуждены просить вас о сотрудничестве с нами, у нас нет иного выхода. Но поймите, помогая нам – вы помогаете и себе. У нас с вами общая проблема. Ужасная проблема. Это угроза всему цивилизованному миру. Мы сейчас столкнулись в противоборстве с великим невиданным злом. Или мы его победим, или оно превратит нас всех в бесправных рабов.

– Понимаю, – сказал пан директор. – Наше руководство сейчас тоже выражает сильное беспокойство развитием ситуации в вашей стране. Хотя там пока не считают, что ваш кризис может стать проблемой мирового значения.

– Опасность сейчас угрожает уже всему миру. Никто от неё не сможет просто так уйти в сторону. Но, естественно, первая и главная мысль наша о родной стране, о безопасности и жизни людей. Враг не просто угрожает нам, кровь уже льется, гибнут люди. Нужно врага остановить пока не поздно – ответил пан Вацлав, нервно сжимая кулаки.

- Всё так – ответил пан директор. - Но вы забываете о том, что в первую очередь жертвами этих непонятных событий стали наши люди. Это просто какое-то сумасшествие, мистер Хан. Вы знаете о погибших наших ребятах на границе и в гостинице в старом городе?

– Кое-что мне известно. Но далеко не всё – ответил пан Вацлав. – Людей ваших погибло много. Но вы уже приняли определенные меры, насколько я знаю, вами была организована операция возмездия. Некоторые виновные в смерти ваших парней лидеры преступного мира переселились с вашей помощью в лучший мир.

– Это так. Но враг смог нанести нам еще больший урон впоследствии. Так что счет вновь не в нашу пользу – ответил хмуро пан директор.

- Всё это может оказаться началом нашествия, от которого пострадает всё человечество, – медленно произнес пан Вацлав. – Все тревоги, связанные с теми проблемами, что мы знали до сих пор, станут совершенно несущественными, если этот невероятный ужас сможет полностью овладеть нашей страною. Мы стоим на пороге невероятных событий. Полабия уже фактически в руках неведомого врага. Если его здесь не остановить, завтра неведомое зло завладеет всем миром. Вы должны это осознать.

- Я это уже осознал – ответил пан директор. – Я тоже, как и вы, уверен в том, что пока не поздно нужно предпринять самые решительные действия. В первую очередь нам нужно создать общую рабочую группу из наших лучших людей. Мы должны прямо сейчас приступить к нашей совместной работе. Мы должны всё отслеживать, каждый шаг нашего общего врага, этих сумасшедших злодеев. Мы должны знать, что они затевают. Где они готовят нам очередной удар, откуда они нам угрожают. И как только вся эта информация будет собрана, нам следует сразу же нанести смертельный удар по врагу. Мы должны одномоментно уничтожить всех сумасшедших злодеев.

- Я рад это слышать – возразил пан Вацлав. - Но мне кажется, что ваши командиры, вплоть до самого президента Обамы в отличие от вас могут занять совсем иную позицию. Они могут сказать, что таким образом мы можем уничтожить самих себя. Нет, тут следует предпринять нечто совсем другое, заявят они. Нужно попытаться вступить в переговоры с этими людьми, кем бы они ни были, и попытаться сделать их своими союзниками. Фактически, будут утверждать они, это станет шансом для всего мира. Они точно попытаются пойти на переговоры. Это будет катастрофой для человечества.

– Разве кто-то что-то здесь просит? – спросила пани Анна, впервые вступив в разговор.

– Вы правы. Пока никто ничего не просит – пан Вацлав ответил девушке и при этом бросил быстрый взгляд на пана директора клуба. – Но они везде разыскивают пана Анджея Кнехта и его двойников и не останавливаются не перед чем в попытке их уничтожить.

– Я говорил с одним парнем очень похожим на пана Кнехта сегодня, я уже вам об этом говорил – сказал спокойно пан директор.

– А он случаем не здесь? – спросил пан Вацлав.

– Он здесь, – сказал пан директор тихо, а потом громко он продолжил. – Пан Миллер и пан Патрик, будьте так любезны. Выйдите к нам в зал, нам есть, что с вами обсудить.

Почти сразу же открылась дверь и в зал вошли два мужчины.

– Так вот значит, где вы прятались – сказал пан Вацлав и глаза его смотрели холодно и отчужденно на вошедших в зал американцев. – Это, конечно, очень приятный сюрприз. Но что-то такое я все же предполагал, отправляясь сюда.

- Это плохо, что вы смогли так точно определить, что эти два джентльмена мои гости. Это очень плохо – сказал хмуро пан директор. – Но теперь это уже не проблема. Дело в том, что в самое ближайшее время вам всем вместе придется покинуть это здание. Пришло время вам начать совместную работу.

- Каким образом мы это сделаем? Потом. Вы не забыли, что я сотрудник частной компании? – спросил мистер Миллер.

- Я сообщаю вам, вполне официально, что распоряжением президента страны вы снова призваны в ряды нашей доблестной разведки. Вы снова в наших рядах. Отцы командиры этому ужасно рады. Они требуют, чтобы вы не просто вернулись к исполнению своих служебных обязанностей, но, при этом вы должны лично возглавить группу работающую здесь. Вам всё понятно? – спросил пан директор.

– Спасибо президенту за такую заботу – ответил смущенный мистер Миллер. – Какие будут указания пан директор?

- Вы все вместе сейчас отправитесь с панов Вацлавом в исторический район города. И там, в домике в тупике, пока разместитесь, и начнете совместную работу. Пан Патрик будет находиться там постоянно, а вы Миллер будете поддерживать со мною связь. Хотя вас тоже разыскивают члены преступных группировок, но всё же вы в меньшей опасности находитесь по сравнению с паном Патриком – заявил пан директор.

- Этот вопрос уже согласован с председателем нашего правительства? – спросил пан Вацлав.

- Этот вопрос будет согласован до вашего приезда на место. Здесь не о чем говорить – ответил пан директор. – Давайте прощаться. Времени совсем у нас нет.

- Хорошо. Пройдемте к машине – предложил пан Вацлав.

- Я надеюсь на вас – сказал тихо пан директор и пожал на прощания руки своих сослуживцев.


Глава 26


К пану Анджею подошел начальник личной охраны премьер-министра и сообщил о том, что только что позвонил его шеф и приказал срочно перевезти бригадного генерала на конспиративную квартиру в исторической части города, в дом в тупике. Там, по мнению Фаска, Кнехту будет удобнее сейчас находиться. Пан Анджей вздохнул с облегчением. Его обрадовало известие о возвращении в дом в тупике. Последние сутки Кнехта не покидало ощущение, что его местоположение раскрыто неприятелем. Что за ним ведется слежка. Теперь Кнехту стало ясно, что такое же точно ощущение близкой опасности, видимо, посетило и пана Фаска, раз он принял решение убрать из своей резиденции опасного гостя. Пан Анджей быстро собрался и на автомобиле с тонированными стеклами вместе с начальником охраны он выехал за пределы резиденции.

В дороге пан Анджей невольно оглядывался на дорогу:

– Что там, высматриваете, пан Анджей? В чем дело? – спросил охранник.

– Ничего. Просто смотрю по сторонам – спокойно, стараясь не выдавать своей тревоги, ответил пан Анджей.

– Вы кого-то увидели? За нами ведется слежка? – спросил обеспокоенно охранник.

– Да нет, ничего, – ответил пан Анджей.

Позади ничего подозрительного не было. Всё было как всегда в это время, поток машин спешащих покинуть центральную часть города медленно тек по мосту, а навстречу этому потоку ехали бесконечной лентой машины из старого города. Всё выглядело буднично и привычно, но пан Анджей никак не мог избавиться от ощущения опасности.
Он снова оглянулся через плечо.

– Что вы там увидели, пан генерал? – вновь поинтересовался охранник.

– Ничего, извините. Что-то я забеспокоился. Сам ничего не пойму. Странно. Ничего вроде нет подозрительного, но при этом ощущение такое, что за нами ведется наблюдение – ответил пан Анджей.

– Пан Анджей, ради Бога. Что происходит? – спросил всё более заинтригованный водитель.
– Ничего, мой друг. Пока всё нормально. Поехали дальше – предложил пан Анджей.

– Вам что-то показалось? – продолжал настаивать охранник.

– Нет, мне ничего не показалось – покачал головой пан Анджей.

Водитель долго смотрел в зеркала и потом сказал:

- Ничего не видно. Никого подозрительного позади. Но я вижу, что вы выглядите не совсем обычно. Кажется, что вас просто трясет от напряжения. Это не хорошо. Похоже, вы все же почувствовали какую-то опасность.

- Это так видно со стороны? То, что меня трясет от ощущения опасности? – спросил пан Анджей.

- Да, не буду лукавить, это очень хорошо со стороны видно. Но поймите меня верно. Я спрашиваю вас не из пустого любопытства. Для меня это очень важно. Ведь если вы почувствовали опасность, то значит, нам с вами действительно нужно быть настороже. Вы ведь необычный человек, пан Анджей. Мы с ребятами обсуждали вас. У всех мнение, что вас берегут высшие силы. Вы выжили там, где кажется, никто не должен был выжить. Вспомните, если бы я с вами не ушел бы тогда из дома в тупике, то тогда мог погибнуть во время нападения террористов. Многие из тех, кто остался тогда охранять тот дом, погибли в бою с террористами. А они приходили специально для того, чтобы с вами покончить – ответил охранник.

- Да, признаюсь. Меня действительно всего колотит мелкая дрожь от ощущения надвигающейся на нас опасности. Не знаю, что с собой делать – сказал задумчиво пан Анджей.

- Я доверяю вашему предчувствию. Вы чувствуете опасность. А раз так, то нам надо сейчас же начинать предпринимать какие-то действия, не дожидаясь того, что опасность сама явится воочию перед нами – сказал с исказившимся от напряжения лицом охранник.

- На случай нашего обнаружения и преследования неприятелем у вас есть заготовленный план? – спросил пан Анджей.

- Увы, такого плана у меня нет. Разве что… Мы можем пройти в дом в тупике через ресторан, вы же помните это – ответил сразу же охранник.

- Не годится. В этом случае враги поймут, что мы решили перебраться в дом в тупике. Мы лучше сейчас поступим иначе. Поезжайте на набережную, там стоит большой дом, там раньше находился большой строительный трест, там я выйду – сказал пан Анджей.

- Понял, знаю это место прекрасно. Сейчас туда вас довезу. Десять минут, и мы будем там – заверил охранник.

Действительно примерно через десять минут машина остановилась в десятке метров от подъезда огромного дома на набережной. Перед тем, как выйти наружу пан Анджей снова оглянулся через плечо. Какая-то белая легковая машина двигалась не слишком быстро в их сторону по дороге, потом она остановилась примерно в полукилометре от них. Было видно лицо водителя, он пристально смотрел на них с охранником. Было очевидно, что мужчина следил за ними. Пан Анджей еще раз внимательно посмотрел на мужчину в машине и сказал охраннику:

– Друг мой, я был к несчастью прав. За нами следят наши враги. Теперь слушайте меня внимательно. Сейчас я зайду в этот дом, вы меня здесь не ждите, я сам отсюда выберусь. Возвращайтесь сразу же в резиденцию, вам ни в коем случае тоже не следует попадать в руки неприятеля, на связь с вами я выйду позже, а в дом в тупике пока не вернусь. Это может быть опасно. Вы поняли меня?

- Как скажете, пан Анджей – ответил охранник. – Я не хотел бы вас оставлять одного, но согласен с тем, что в одиночку вам будет легче уйти от погони.

Бригадный генерал дружески хлопнул охранника по плечу и, выйдя из машины, быстро зашагал к подъезду дома. Заметив эти действия пана Анджея, водитель машины слежения, отбросив осторожность, заторопился, мотор взревел, задние колеса мгновение буксовали по льду – и вот уже машина понеслась к дому. А машина с охранником тут же выскочила ей наперерез. Лишь чудом не случилось аварии. Машина преследователя ловко ушла от столкновения, но несколько секунд было все же при этом ею потеряно. Охранник премьер-министра между тем, бросив прощальный взгляд на дом на набережной, уже ехал по направлению к резиденции.

Машина слежения подъехала к подъезду, и из неё выскочил крепкий мужчина, в темной куртке, и бросился в погоню вслед за вошедшим в здание бригадным генералом. Оказавшись в вестибюле, он спросил у вахтера, куда делся только что вошедший в дом мужчина. Вахтер пояснил, что какой-то мужчина сейчас вошел в лифт и поднялся на один из этажей. На какой именно этаж, он сказать не мог. Тогда мужчина позвонил по телефону и попросил помощи. Через десять минут в здание вошла большая группа вооруженных людей в армейской форме. Они оцепили здание со всех сторон и начали методично осматривать все помещения в поисках беглеца. Но они его нигде не могли найти. Беглец словно сквозь землю провалился.

И в этом не было ничего удивительного. Ведь пан Анджей быстро поднялся на последний этаж здания, прошел по коридору в другую часть помещения и там, на лифте спустился в подвал, откуда вышел практически сразу же на троллейбусную остановку, расположенную с другой стороны здания. Он тут же сел в первый же подошедший троллейбус и отправился на нем в путь. Пан Анджей видел, как навстречу ему проехали с включенными специальными сигналами несколько военных автомобилей, битком набитых спецназовцами.

На следующей остановке пан Анджей вышел из троллейбуса и взял такси. На нем он поехал в центр. Там он некоторое время, смешавшись с толпой, бродил по центральным улицам, пока полностью не убедился в том, что за ним никто не следит, а потом он снова сел в троллейбус. В конце концов, пан Анджей оказался возле конспиративной квартиры пана Вацлава. Он прекрасно помнил, где был спрятан ключ, и поэтому попасть вовнутрь квартиры ему не составило никакого труда.
***

Пан Вацлав вышел из здания клуба и быстрым шагом направился к автомобилю. Вслед за ним вышли Патрик с Анной и мистер Миллер. Они последовали вслед за сотрудником госбезопасности и сразу же все вместе сели в машину. Пан Вацлав первым делом спросил водителя:

- Как дела? Не заметил чего-нибудь подозрительного?

— Все чисто. Вокруг ни души — доложил полковнику госбезопасности водитель.

— Отлично. Маршрут наш немного изменился. Сейчас мы поедем в исторический квартал. К той самой гостинице, что подверглась нападению террористов. Знаешь, как туда доехать? — спросил водителя пан Вацлав.

— Это недалеко. Через час уже будем на месте. Это максимальное время, которое мы можем находиться в пути – ответил водитель.

- Хорошо. Быстрее поезжай – хмуро сказал пан Вацлав.

Дорога до гостиницы заняла примерно пятьдесят минут. Весь этот путь все пассажиры хранили полное молчание. Лишь когда машина стала подъезжать уже непосредственно к гостинице, пан Вацлав приказал водителю остановить автомобиль вплотную к дверям ресторана, расположенного, как раз напротив гостиницы. Потом полковник обратился к пассажирам:

- Выходить будем из машины, только в одну сторону. Так чтобы нас никто не смог заметить с площади. Всё понятно?

- Да – ответил за всех мистер Миллер.

Машина вскоре остановилась. Пан Вацлав вышел первым из машины и, открыв дверь ресторана, вошел в вестибюль. Там оказалось, его ожидал один из охранников премьер-министра. Когда остальные члены новой совместной группы тоже вошли в вестибюль, охранник повел всех потайным путем в дом в тупике.

- Вот тот самый дом, что вы рассматривали гостиниц – сообщил гостям пан Вацлав, когда вся компания достигла дома в тупике и расположилась в большом холле. – Нам нужно помнить о том, что раз вы смогли организовать слежку за этим домом, то и наш враг сможет сделать тоже самое. Поэтому нам тут нужно будет соблюдать определенную осторожность.

- Я хотел, пан Вацлав, узнать о том, как я смогу поддерживать контакт с паном директором клуба? – сходу спросил мистер Миллер.

- Я думаю, что вам придется приходить и уходить отсюда тем путем, что мы прошли сейчас. Сейчас мы обсудим все детали того, как вы будете это делать с начальником местной охраны – ответил пан Вацлав.

- Хорошо – ответил мистер Миллер.

Тут охранник вошел в холл и попросил пана Вацлава подойти к телефону правительственной связи для того чтобы позвонить в резиденцию премьер-министра. Кивнув в знак согласия головой, пан Вацлав подошел к большому стационарному телефону, и быстро набрал номер. Через некоторое время ему ответил начальник личной охраны премьер-министра. Он коротко рассказал полковнику о том, что с ним и с паном Анджеем, которого было приказано тоже доставить в дом в тупике, случилось совсем недавно. О том, что им пришлось расстаться. В самом конце разговора начальник охраны сообщил пану Вацлаву, что пан Анджей Кнехт сказал, что пока не планирует появляться в доме в тупике, поскольку это, по его мнению, опасно.

Пан Вацлав поблагодарил за информацию начальника охраны и положил трубку. После этого он вместе с начальником местной охраны провел совещание с участием мистера Миллера, в ходе которого были согласованы все необходимые для работы моменты. Завершив эту работу, пан Вацлав предложил мистеру Миллеру оставить в доме пану Анну вместе с мистером Патриком, а самим на время покинуть это место. Миллер сразу же с нескрываемым удовольствием принял это предложение.

Примерно через полчаса пан Вацлав вышел из дверей ресторана и направился скорым шагом вдоль главной улицы исторического квартала. Через пару минут из тех же дверей ресторана появился мистер Миллер, который тоже быстрым шагом направился вдоль той же улицы, только в обратную сторону.

Пан Вацлав долго плутал по городу, пока полностью не убедился в отсутствии слежки за собой. И вот после нескольких часов блужданий по городу он подошел к тому месту, где совсем недавно они вместе с паном Анджеем прятались от преследователей. Ключа на обычном месте не было, значит, решил про себя пан Вацлав, пан Анджей сейчас находится в квартире. Теперь самое главное было так попасть в квартиру ему самому, чтобы пан Анджей его не принял за врага. Для начала пан Вацлав прошелся по двору, так что его можно было бы увидеть из окна конспиративной квартиры. Потом он вошел в подъезд и стал медленно подниматься по лестнице. При приближении к двери квартиры щелкнул замок и дверь приоткрылась. Пан Вацлав вошел в квартиру и увидел своего товарища, который стоял в коридоре с тревожным выражением на лице.

- Я так и понял, что ты здесь – сказал пан Вацлав.

- Ты был аккуратен? Хвост за собой не привел? – спросил пан Анджей.

- Уверен, что нет – ответил полковник, проходя в зал. – Надеюсь, что и ты постарался хорошо замести за собой следы.

- Я тоже уверен в том, что слежки за мной не было – сказал устало пан Анджей.

- Рассказывай, почему решил пока уйти на неконтролируемую паном премьер-министром территорию дорогой друг. Что-то в его поведении показалось тебе подозрительным? – спросил пан Вацлав.

- Наверно так нельзя сказать. Просто мне нужно было спокойно подумать. Взять для себя небольшой таймаут – сказал задумчиво пан Анджей. - Но в чем-то ты прав. В этой квартире, стоя у окна, выходящего во двор, наблюдая за тем, что там происходит, я долго сейчас раздумывал над тем, что пану Фаску нельзя доверять, в сущности, ни в чем. Да он сейчас наш союзник, но он при этом серьезная фигура не только на уровне нашей страны, он признанный авторитет и на международной арене. Он крупный политик, связанный кучей непонятных нам связей с мировыми центрами власти. И особенно нельзя верить ему, когда речь идет о связях с американцами, мне хорошо известно о том, что пан Фаск всегда был самым ярым сторонником США в нашей политической элите.

- Да. Я об этом тоже прекрасно информирован. Может быть, я даже больше знаю, чем ты о связях пана Фаска с американскими политиками и разведчиками. С другой стороны, что нам остается делать? У нас нет иного выхода, кроме как работать вместе с ним и с его людьми. Иначе у нас просто нет никаких шансов выжить в этой ситуации. И не забывай, что на кону теперь не только наши жизни, но и жизни членов твоей семьи – возразил пан Вацлав.

- Тут ты прав. Но в любом случае мы с тобой должны сейчас проанализировать всё произошедшие в последнее время события. Ты долго тренировался проверять факты, это было твоей основной работой. Сделай сейчас все, что можешь, чтобы удостовериться в правильности всей той информации, что мы сейчас обладаем – попросил пан Анджей.

- В самом деле, - сказал пан Вацлав. – Нужно все, что пан Фаск делал или собирался делать, спокойно сейчас проанализировать. Может быть, мы найдем в его планах какую-то дополнительную информацию для себя. Хотя может мы ничего нового и не обнаружим. И это не потому, что у нас нет достаточной квалификации сыщиков. Нет. Скорее потому что ничего нового там просто нет.

– Где ваши доказательства? – сказал со слабой улыбкой на губах пан Анджей.

– Тут доказательства не нужны. Тут всё очевидно – ответил спокойно пан Вацлав.

– Надо было все же предъявить доказательства. Я не могу принять такой ваш ответ, дорогой друг – сказал устало пан Анджей.

– Мне кажется, что у тебя просто сдали нервы. Всё остальное последствия этого печального факта – ответил спокойно пан Вацлав.

– Я не могу отрицать наличия у меня нервного срыва. Тут ты попал в точку. Но мне кажется, нам всё равно следует взять небольшой таймаут для размышлений – сказал убежденно пан Анджей.

– Выпьем что-нибудь? – предложил пан Вацлав. – Давай, выпьем немного водки. Согреемся. И поговорим о наших делах.
– Немедленно нужно это сделать – сказал пан Анджей и пошел на кухню и вернулся оттуда с бутылкой водки и с двумя стаканами.

– Тогда давай выпьем и уйдем отсюда. Я уверен в том, что ты не знаешь того, что кто-то сейчас ждет встречи с тобой в доме в доме в тупике в старом квартале. Кто-то очень любопытный. Тебе было точно интересно с ним переговорить – сказал доброжелательно пан Вацлав.

– Я заинтригован. Кто это меня дожидается? – спросил пан Анджей.

– Мужчина, исключительно похожий на тебя внешне. Ты слышал о том, что в природе иногда встречаются очень похожие друг на друга люди? – спросил пан Вацлав.

– Я слышал о том, что такие феномены встречаются в природе, – ответил пан Кнехт. – Я понял, о ком ты говоришь. Вероятней всего и панна Анна тоже гостит в этом же самом домике? Я не ошибся?

- Нет, ты не ошибся – подтвердил пан Вацлав догадку своего друга.

-Великолепно. Мне было бы любопытно пообщаться с этим парнем, но вот стоит ли нам спешить, с ним повстречаться? Может нам попытаться встретиться с ним завтра. Тем более что этот парень так долго был разлучен со своей подругой, что просто не вежливо будет нам мешать сегодня их общению. А завтра мы встретимся с ним и все обсудим – предложил пан Анджей.

– Почему ты настаиваешь на отсрочке вашей встречи? Ведь время уходит. Ситуация же всё дальше усложняется. Разве ты разумно сейчас поступаешь? – спросил недоуменно пан Вацлав.

– Это кажется мне разумным – ответил упрямо пан Анджей.

– Боишься этой встречи? Признайся мне честно. Тебе страшно? – спросил пан Вацлав.

Анджей Кнехт тяжело вздохнул и кивнул:

– У меня очень много причин для беспокойства. Я опасаюсь предательства. У меня такое чувство, что пан Фаск сам стал бояться врага в последнее время. Именно вот эта последняя атака террористов изменила его психологическое состояние. Он осознал, насколько он уязвим. В какой-то момент он может нас попытаться предать. Это вполне возможно. То, что он отослал меня из резиденции, подтверждает мои догадки. Пан Фаск испугался, это сильно меняет ситуацию.

- Я не стану в этом вопросе с тобой спорить. Это вполне возможно. Фаск мог испугаться. Точно так же видимо испугался и американский резидент, который пошел на то, что их сотрудник стал прятаться на подконтрольной премьер-министру конспиративной квартире. Так сильно перепугался, что вряд ли он успел согласовать этот вопрос со своим руководством. Уверен, что все решения он принимал без согласования с Вашингтоном. Тут ты прав – ответил пан Вацлав.

- Вот именно. Теперь слушай меня внимательно, если я что скажу неверно, поправишь меня. Первое. Мы сейчас с тобой точно не знаем почему, но при этом знаем абсолютно точно, что за мною, как за моими двойниками ведется нашими врагами самая настоящая охота. И в этой охоте наш враг готов пойти на любые преступления и безумства. Это так?

Пан Вацлав улыбнулся и ответил:

– Допустим, что ты прав. Что дальше? К чему ты ведешь?

– Это большой секрет – пан Анджей наполнил свой стакан и стакан своего друга и протянул его пану Вацлаву. – Давай держи стакан. Выпьем за мою семью, за то чтобы я с ними смог увидеться. У тебя есть семья, Вацлав?

– А что? – спросил холодно полковник госбезопасности.

– Извини, если мой вопрос показался тебе неприятным. Я не хотел тебя обидеть – сказал печально пан Кнехт.

– Да. У меня есть семья. Они сейчас живут за границей. Я посещаю их по праздникам и в свой отпуск – ответил пан Вацлав.

– Тогда ты можешь понять мое беспокойство – сказал пан Анджей и легонько чокнулся со своим товарищем. Потом они оба выпили водку и поставили пустые стаканы на журнальный столик.

– Так в чем все же секрет? – спросил пан Вацлав.

– Основной наш секрет в том, что мы с тобой просто обязаны выжить. И поэтому мы не должны с тобой рисковать, если в том нет особой необходимости – сказал убежденно пан Анджей.

- Я полностью с тобой согласен. Мы с тобой обязаны выжить и победить – ответил пан Вацлав.

- Хорошо. Если ты с этим основным нашим общим секретом согласен, то я продолжу излагать свои мысли – предложил пан Анджей.

- Я тебя очень внимательно слушаю – сказал пан Вацлав.

- Так вот. Наш враг идет на все, чтобы уничтожить именно меня и моих двойников. Насколько я понимаю, при этом ни самого премьер-министра, ни американского резидента наш враг не считает особо опасными объектами. Им напрямую пока опасность не угрожает. Я, верно, говорю? – спросил пан Анджей.

- Да. Но что дальше? – нетерпеливо сказал пан полковник.

- Мы с тобой видим, что на атаки по уничтожению Анджеев Кнехтов не жалеются никакие средства. Все основные преступные группировки были наняты для нашего устранения. Согласись, это значит, что бандитам выплатили просто огромные деньги – спросил пан Анджей. – О какой сумме может идти речь, как ты думаешь?

- Это большая сумма денег. Я затрудняюсь определить более или менее точную сумму, но это миллионы долларов США – ответил пан Вацлав.

- Ты думаешь, он в этих условиях не попытается пойти на сделку? Если он не пойдет на сделку, то вполне возможно на сделку с теми людьми, что охотятся на нас, может пойти американский резидент. Согласись это вполне возможно – сказал пан Анджей.

– Не думая, я сказал бы да. Подумав, я скажу тоже да – ответил пан Вацлав сразу же.

– У тебя есть какая-нибудь идея, как нам следует поступить в данной ситуации? – спросил пан Анджей.

– Ничего хорошего в голову мне не приходит – честно признался пан Вацлав.

– Ты не одинок в своем идиотизме – признался пан Анджей. - Мне тоже ничего хорошего в голову не приходит сейчас. Я действительно не понимаю, что нам делать в домике в тупике сегодня. Там находится один очень привлекательный товар, если таких товаров станет там два то стоимость пакета станет просто запредельной и это все при том, что пан американский резидент пока еще не получил согласования своего непосредственного руководства на размещения моего двойника на территории дома в тупике. Не кажется ли тебе, что нам было бы более разумным отложить поездку в тот замечательный домик. Мы, конечно, рискуем, в том смысле, что завтра американское командование может отозвать моего двойника, если он сможет пережить эту ночь. Мне бы этого не хотелось, но не нам решать, что они не должны делать, а что должны. Я говорю серьезно.

– Я знаю, что ты серьезно говоришь. Ты меня убедил полностью в своей правоте – сказал пан Вацлав.

– В следующий раз так рьяно со мной не спорь – с вялой улыбкой на лице сказал пан Анджей.

– Хорошо. Поедем на встречу с американцами завтра. Ты еще что-то хотел сказать? – спросил пан Вацлав.

- Нам нужно подумать о том, как получить доступ к информации по моему третьему двойнику – сказал пан Анджей.

- Это очень важно – согласился пан Вацлав.


Глава 27


Расставшись с паном Вацлавом, мистер Миллер подошел к стоянке такси, сел в машину и отправился в центр города, где вышел и некоторое время, смешавшись с толпой туристов, бродил по улицам. Миллер то и дело заходил в магазины и торговые центры и всё время пытался понять, ведется за ним слежка или нет. Наконец, окончательно убедившись в том, что слежка за ним отсутствует, Миллер поймал такси и отправился в аэропорт, где его должен был дожидаться Джон Вест, его старый знакомый по службе в американской разведке.

Вест с теплой улыбкой встретил его в аэропорту с папкой документов, удостоверявших новую личность мистера Миллера, для властей Полабии. Теперь, в соответствие с новыми документами, Кена Миллера следовало величать Майклом Финном. Так же Джон Вест вручил Миллеру еще и толстую пачку долларов США, а так же ключи от автомобиля и рассказал о том, что мистер Финн, владелец крупной медицинской компании из Чикаго приехал в Варгу сегодня и собирается остановиться в номере гостиницы Хилтон. Сам Джон в этот день покидал Полабию. Пока он дожидался самолета, вылетавшего в Амстердам, они решили выпить кофе в одном из ресторанов на первом этаже аэропорта.

– Очень рад снова встретиться с тобой, дружище, – сказал Джон, удобно развалившись в мягком кресле. – Я узнал о том, что тебе снова пришлось вернуться на службу в разведку только сегодня. Вот это новость! Пришлось сделать всю эту бумажную работу в предельно сжатые сроки, но ты не волнуйся. Всё сделано самым лучшим способом. Сколько лет, сколько зим! Боже мой. Я никак не могу в это окончательно поверить! Ты теперь снова вернулся в разведку, ты снова стал нелегалом. Поздравляю, дорогой друг с возвращением! Нам тебя реально не хватало все эти годы!

– Спасибо за добрые слова. Ты, конечно, обманываешь меня, говоря о том, что помнил обо мне все эти годы, но мне всё равно приятно тебя видеть. Действительно, мы с тобой не виделись очень давно. Я и не вспомню сейчас, когда мы с тобой вместе работали в последний раз. Как складываются твои дела? – спросил Миллер, невольно улыбаясь в ответ.

– У меня всё прекрасно. А теперь с твоим возвращением всё станет еще лучше. Так что обсуждать мои дела, смысла никакого нет, лучше поговорим о твоих делах – уклончиво ответил Джон. – Ты был возвращен на службу, конечно, в связи с последними трагическими событиями? Ведь это так?

– Да, пожалуй – ответил Миллер спокойно.

- Ты пойми меня верно – сказал, внимательно глядя на Кена Миллера, Джон. – Мы с тобой давно друг друга знаем, так что я всё тебе скажу, прямо, как оно есть на самом деле. Здесь в Варге, и вообще в Полабии, как ты прекрасно знаешь, в последнее время происходит много ужасных событий, гибнут прекрасные люди и это уже многим, работающим здесь людям, стало надоедать. Самое неприятное во всем этом то, что никто из наших руководителей местных ничего нам даже и не пытается рассказать о том, что происходит на самом деле. Мы находимся в полном неведении о том, что происходит и о том, что нам ожидать в будущем здесь. И такое положение дел нам, тем, кто работает, не разгибая спины, кто подставляет свои тела под пули террористов, как ты должен понимать, не сильно нравится.

- Ты считаешь, я могу тут вам чем-то помочь? – спросил Кен Миллер.

- У нас складывается впечатление, что все здесь наши большие руководители одномоментно сошли с ума – сказал с печалью в голосе Джон Вест. - И, к сожалению, этого никто из центра пока не замечает. Всё идет здесь, так же как и раньше, словно и не произошли все эти ужасные события. Это какое-то всеобщее сумасшествие. Вот я и хотел тебя спросить. Скажи честно мне. Что здесь происходит? Неужели все настолько плохо, что мы должны смириться с теми потерями, которые мы понесли в последнее время здесь?

- Позитивных новостей пока действительно мало – ответил осторожно Миллер.

– Ну, давай порассуждаем, попытаемся разобраться в ситуации – задумчиво сказал Джон Вест. – Гибнет группа разведчиков на границе, гибнет в мирной деревушке – это что-то невероятное, не так ли? И каков был наш ответ? Ответ был достаточно невнятный поначалу. Но потом ты вмешался в ситуацию, как нам стало известно. И после твоего вмешательства гибель наших парней была частично отомщена, группа руководителей преступного мира Варги виновных в трагедии была уничтожена вместе с их куратором от министерства обороны страны, паном Станиславом. Это мщение - большой плюс для тебя в наших глазах. Хотя тут тоже не обошлось без чудес. Пан Станислав чудесным образом вдруг ожил. И вновь возник там, где пролилась кровь наших людей. Его заметили в гостинице наши люди перед самой атакой террористов и успели об этом сообщить до того, как были уничтожены во время атаки террористов.

- Ты прав. Это нечто невероятное. Я тоже видел пана Станислава около гостиницы. Хотя он там никак не должен был находиться, потому что за некоторое время до этого я лично всадил ему пару пуль в голову. После этого труп пана Станислава был кремирован нашими людьми. Он не мог никаким образом остаться живым. Так что это его появление возле гостиницы абсолютно невероятное событие – ответил Миллер, начиная немного волноваться. – Хотя это мог быть его брат близнец, я пока не знаю, есть ли вообще у пана Станислава братья или их нет.

- По тем сведениям, что мы смогли получить, у пана Станислава действительно был брат. Брата его звали Яцеком, он был старше Станислава на шесть лет и погиб пять лет назад в автомобильной катастрофе. Так что никакого брата близнеца пана Станислава в природе не существует. Вот видишь, я все же оказался прав. Опять, замечу, мы имеем дело с невероятным событием. Невероятно, но факт – сказал, массируя себе лицо ладонью руки, Джон Вест.

- Я ничего об этом не знал – возразил Кен Миллер.

- Я думаю, что ты знаешь об этих событиях намного больше, чем я. Это знание возможно стало для тебя проклятием, раз тебя снова призвали в ряды нелегалов. Не думаю, что ты сам попросил вернуть тебя на службу в разведку. Тут я снова вряд ли ошибаюсь. Но давай вернемся к нашим размышлениям. Мне кажется, что всё, что происходит здесь, объединяет в единое целое одно простое слово. И это слово - невероятно. Ко всему что здесь происходит это слово подходит. Разве я не прав? – спросил Джон Вест с обезоруживающей улыбкой на лице.

- Наверно ты опять прав – ответил Миллер, тяжело вздохнув. – Но что это нам дает сейчас?

- Об этом ты мог бы мне всё же кое-что рассказать. Чем можно объяснить все эти невероятные вещи? Что такого невероятного происходит в этой стране? – спросил мистер Вест.

– Ты бы не пытался сам себя запутать, – сказал Миллер спокойно. – Ситуация крайне сложная. Нам многое пока неизвестно. Мы бредем, словно в густом тумане. Мне нечего пока тебе сообщить. Как только я разберусь в том, что здесь происходит, я сразу же обо всем тебе расскажу.

– Ты сейчас врал не очень удачно. Так что я не могу не полюбопытствовать снова – что здесь происходит? Подскажи, или я буду вынужден сам пытаться докопаться до правды – сказал с вызовом Джон Вест.

– Лучше не стоит, это может быть слишком опасно. Это я тебе, как друг говорю. Мы и без этого потеряли столько отличных парней здесь. Пока я многого тебе не могу рассказать. Одно я могу тебе пообещать твердо. Поверь мне, я сделаю всё, чтобы таких тяжелых потерь, что мы понесли здесь, больше не было – ответил Миллер.

Джон Вест продолжал настаивать на ответе. Он сказал:

– Ты должен всё, что знаешь об этих невероятных событиях рассказать мне. Ведь ты знаешь много странных историй, в которые никто не должен поверить, поскольку они противоречат здравому смыслу, правильно? Расскажи мне всё сейчас, завтра ты можешь умолкнуть навеки, или даже сегодня.

– Будем надеяться на то, что наша операция так трагически не закончится, – сказал Миллер. – Когда твой самолет вылетает?

Мистер Вест скорчил жуткую гримасу и сказал в ответ:

– Я тоже надеюсь на лучшее. Но при этом я должен допускать и возможность того, что обстоятельства могут сложиться для меня не лучшим образом. Ты тоже должен такую возможность не исключать. Поделись со мною своим знанием и тебе станет спокойней.

– Мне очень жаль, Джон, но тебе придется отправиться в поездку, так и не узнав от меня ничего нового. Смирись с этим – ответил твердо Кен Миллер.

- Хорошо. Пусть будет так. Я смирюсь. Но тогда и ты смирись с тем, что не узнаешь от меня одну важную новость – сказал, печально улыбаясь Джон Вест.

- Ты решил скрыть от меня часть предназначенной для меня информации? – спросил, насторожившись, Кен.

- Всю информацию, что мне было велено тебе передать, я полностью тебе передал. Я веду речь о новости, о которой мне не было велено с тобой делиться. Ты ведь не должен знать пока о том, с каким заданием меня сейчас отправляют в Амстердам. Разве не так? – спросил Джон Вест.

- Это так. Но я подозреваю, что мне может эта информация очень сильно пригодиться. Я не ошибся? – спросил Миллер.

- Я думаю, что да – ответил Джон Вест. – Тут главный вопрос – доверяешь ли ты мне, как старому боевому товарищу или нет? Реши для себя это сейчас. Если да – рассказывай мне всё, что тебе известно. Если нет, то тогда давай завершим наш разговор. Со своей стороны скажу – я тебе доверяю.

Кен Миллер на некоторое время погрузился в размышления. Потом он сказал:

- Я доверяю тебе, Джон. Слушай мой рассказ.

- Черт с ним – прервал собеседника Джон Вест. – У меня нет времени сейчас выслушать тебя, потом мне всё расскажешь подробно. В Австралии на нашего резидента вышел один полабский офицер, его зовут Анджей Кнехт. У него огромные проблемы, на него было совершено несколько покушений. Он попросил США помочь ему тайно въехать в Полабию. Как-то, но он смог убедить наши власти пойти ему навстречу. Сейчас я еду в Амстердам для того чтобы встретить и организовать доставку сюда пана Кнехта. Если у нас всё получится, так как запланировано мы с ним будем завтра уже здесь. В это время ты мне будешь нужен. Мне хотелось бы, чтобы я мог в любой момент с тобой связаться, и ты можешь понадобиться мне.

После этих слов мистер Вест протянул телефон Кену и пояснил:

- Этот телефон для связи с тобой. Он зарегистрирован на мистера Финна. Кстати, ты знаешь, что у этого самого пана Кнехта есть двойники?

– Конечно, я готовил непосредственно двойника Кнехта к операции в Варге. Есть и еще один двойник у пана Кнехта, надеюсь, с ним скоро лично познакомиться – ответил Миллер, аккуратно засовывая телефон себе в карман курки.

– Хорошо. Просто отлично. Этот полабский офицер просил обязательно помочь ему встретиться со своим двойником. Это для него очень важно. Я встречусь с паном Анджеем Кнехтом сегодня, послушаю, что он может сказать. Позднее ты узнаешь об этом от меня – сказал Джон.

– Хорошо – сказал Кен Миллер.

Джон Вест резко встал и попрощался с Миллером.

– Спасибо, что уделил мне столько своего времени. Надеюсь скоро снова увидеть тебя и познакомить с новым другом – сказал Вест на прощание.

– Ты же знаешь, что я буду с нетерпением дожидаться твоего возвращения, верно? – спросил Кен Миллер.

– Помни о том, что мне будут нужны завтра двойники пана Анджея. Сколько бы их не было – тихо, словно только для самого себя сказал мистер Вест, направляясь на второй этаж аэропорта.
***

Патрик чувствовал себя загнанным зверем. Он сидел молча, на кухне дома в тупике, пил кофе и с безразличным видом осматривал многочисленные картины, развешанные на стенах, пытаясь хоть немного успокоиться. Анна тоже вся обеспокоенная сидела напротив его и так же хранила молчание. Патрик все еще внутренне был не в состоянии смириться с тем, что воле резидента сейчас находится во власти недавних своих соперников. Вейн прекрасно понимал, что в этом полабском застенке он был фактически пленником, ведь в отличие от того же Миллера ему было запрещено покидать это место, до особого распоряжения руководства. Трудно было во все это поверить, особенно в то, что Вейн возможно будет обречен, торчать здесь долгое время.

Тут Анна, словно почувствовав что-то, встала с места, и осторожно приподняв угол шторы, поглядела на улицу. Она тут же снова его опустила и сообщила:

– За нами явно кто-то следит. Мне страшно, Патрик.

Патрик подошел к окну и столь же осторожно, как и Анна, выглянул на улицу. И сразу же он увидел у дверей подъезда двухэтажного особняка на противоположной стороне улицы молодого мужчину, который разговаривал с кем-то по сотовому телефону. И при этом время от времени бросал взгляд на дом в тупике. Патрик сразу же подозвал одного из охранников и, указав на мужчину, спросил:

– Кто это? Это ваш человек или нет?

– Наш, конечно. Это пан Збигнев – ответил охранник.

– Что он там делает? – спросил Патрик, немного успокоившись.

– Дело в том, что тот дом напротив тоже принадлежит нам. Збигнев по легенде живет там вместе с братьями и дядей. Так что беспокоиться нет причины – ответил охранник ровным тоном, но потом выразился с досадой. – Черт, я, наверное, сказал лишнее вам. Этот дом является секретным объектом, о нем нельзя сообщать ничего посторонним лицам. Но мне нужно было вас любым способом успокоить, пришлось немного с вами пооткровенничать. Так, что вы теперь знаете важный государственный секрет Полабии.

– Что же за секреты от нас? И что делает этот парень на улице? – спросила заинтригованная пани Анна.

– Он делает то, что ему приказано, то, что является его долгом – уклончиво ответил охранник.

– И в чем состоит его долг? – продолжила задавать вопросы Анна.

– Его долг состоит в том, чтобы нас любым способом остановить, если мы попытаемся отсюда уйти. Парень на улице сейчас следит не за внешними врагами, вовсе нет. Он следит за тем, чтобы мы с тобой Анна ни в коем случае самостоятельно не покинули это место. В этом у меня нет никакого сомнения – ответил вместо охранника Патрик.

– Это правда? Молодой человек следит за домом, потому что вы опасаетесь того, что мы нападем на вас, убьем вас всех, а потом попытаемся сбежать отсюда? Невероятно! – спросила, пристально глядя в глаза охраннику, Анна.

– Ваш товарищ, как нам известно, способен на очень многое. В том числе он может действительно напасть на нас, защитников этого дома, и всех перебить. И это не будет для него чересчур сложным делом. Так что даже если вы и правы в своих предположениях, то эти меры предосторожности вполне обоснованы. Но я лично нисколько не сомневаюсь в том, что пан Патрик не станет ничего такого делать. Мы теперь друзья и союзники – ответил охранник примирительным тоном.

– Я нисколько вам не верю, – созналась Анна. – Вы бросаете слова на ветер. Им нет никакой цены.

– Почему? – удивился охранник.

– Мы с вами слишком разные люди, у нас разные ценности – ответила Анна. – Нам поэтому трудно доверять друг другу.

Охранник обиженно скорчил гримасу на лице и через некоторое время он спросил:

– Анна, вы понимаете, что, несмотря на то, что мы с вами действительно мало схожи друг с другом, в силу множества обстоятельств, с вашим другом мы слеплены примерно из одного теста?

- Зачем вы мне задаете этот странный вопрос? – нервно сказала Анна.

- Я задал этот вопрос к тому, что если вы смогли найти общий язык с человеком похожим на нас, то есть с вашим другом, мистером Патриком, то при обоюдном желании наверняка сможете войти и в наше положение. Это ведь вполне в ваших силах? Тем более что вы, в отличие от своего друга, можете спокойно покидать этот дом и при желании возвращаться сюда обратно. Вам совершенно не следует так сильно переживать – примирительным тоном сказал охранник.

- Извините, если я вас обидела. Просто я сильно испугалась, увидев вашего человека, который следил за домом с той стороны улицы – сказала немного успокоенная Анна.

- Ничего страшного – ответил охранник. – Еще хотел вам сказать. Видимо друзья ваши сегодня сюда не вернутся. Никто нас не предупредил заранее о том, чтобы мы приготовились к встрече с ними. Так что придется вам остаться тут в эту ночь одним, если, конечно пани Анна не захочет нас сегодня покинуть.

- Может, мы с Патриком сходим в ресторан на площади? Туда вы ведь смогли бы нас выпустить? Мы вчера так и поужинали вместе. Сходим Патрик туда? А затем вернемся обратно по подземному ходу – сказала с надеждой в голосе Анна.

- Вряд ли нас отсюда вдвоем выпустят – ответил печально Патрик.

- Конечно, поход в ресторан это опасно. Сидеть взаперти намного безопасней. Это бесспорно. Но я прекрасно понимаю ваши чувства мистер Патрик. Вы воспринимаете этот дом тюрьмой, а нас своими тюремщиками. Это очень плохо для всех нас. Вы можете в какой-то момент взорваться и наломать дров. Так что лучше рискнем с походом в ресторан – сказал спокойно охранник.

- Спасибо вам. Я быстро соберусь – сказала обрадованная Анна.

- Спасибо – поблагодарил Патрик охранника и крепко пожал ему руку.
***

Когда Джон Вест ушел, Кен Миллер открыл папку с документами. В ней он обнаружил помимо различных бумаг еще и ключ от автомобиля, с указанием места, где он был оставлен. Некоторое время Миллер потратил на изучение бумаг, а затем удовлетворенный тем, как складываются дела, покинул ресторан. Он быстрым шагом вышел из здания аэропорта и вскоре на стоянке обнаружил небольшую красную машину корейского производства. В салоне лежала пара объемных чемоданов с вещами. Кен завел мотор и поехал в отель. Добравшись до места, он зарегистрировался у стойки. Клерк вызвал посыльного, и Миллера проводили на третий этаж.

В номере Кен стал обдумывать свои дальнейшие действия. Ему было сказано, что завтра он должен встретиться с таинственным полабским офицером, который тайно вернется на родину. Но его снедало нетерпение. Он понимал, что безопасней всего было бы сейчас остаться в отеле, но ему не терпелось вновь оказаться в своем рабочем кабинете. Миллер покинул его, совершенно не предполагая, что вернуться назад ему быстро не удастся. Ему нужно было попасть в свой кабинет, как можно скорее, и наконец, он решился. На своем красном автомобиле Миллер отправился в пригород Варги. Он остановил машину недалеко от своего офиса, и остаток пути прошел пешком. Со всей возможной осторожностью Миллер проник в здание через черный ход. Оказавшись в своем кабинете, он включил компьютер и несколько минут поработал на нём. Проведя необходимые операции, Миллер выключил компьютер и покинул кабинет. Вскоре он уже на своем автомобиле долго ездил по Варге пытаясь избавиться от возможной слежки. Наконец, немного успокоившись, Кен Миллер вернулся к себе в отель.

Оказавшись в номере, он задремал. Тут раздался резкий стук в дверь, он вскочил и открыл ее. При виде человека, стоявшего в пустынном коридоре, Кен Миллер невольно вздрогнул. Это был пан Станислав. Или же человек похожий на него, как две капли воды. Но при этом поведение нового пана Станислава было несколько другим. Весь он напоминал хищного зверя, который вот-вот готов вцепиться в глотку своей жертве. Никаких попыток изобразить любезность не было и в помине. Он просто спросил:

– Кен Миллер? Вы еще живы? – и шагнул в номер, с шумом захлопнув за собой дверь.


Миллер стоял и не знал, что ему сказать.

– Ну? Что вы стоите и молчите, как истукан? Язык проглотили от восторга пан Миллер? – продолжил задавать вопросы новый пан Станислав.

– Меня зовут Майкл Финн. Вы меня с кем-то перепутали – ответил мистер Кен.

– Садитесь и прекратите мне рассказывать сказки пан Кен Миллер. Я не маленький мальчик, я всё о вас знаю, так что давайте будем разговаривать друг с другом, как два старых знакомых, договорились? – сказал с явной угрозой в голосе оживший пан Станислав.

– Вы – пан Станислав? – спросил, внимательно вглядываясь в своего собеседника Миллер.

– Конечно. Вы же должны были меня узнать. Нас познакомил совсем недавно пан Крамар. Точнее мы с вами познакомились благодаря его помощи в ресторане «Ядвига». Неужели вы это всё успели забыть, потому что у вас уже начал развиваться старческий маразм? – спросил раздраженно пан Станислав.

– Пан Станислав мертв, – без всякого выражения сказал Миллер.

– Хорошо, – Мужчина ухмыльнулся. – Он мертв. Он был глуп, вы же знаете. Он позволил вам себя убить. Я же не ошибаюсь, именно вы убили пана Станислава? Конечно, не ошибаюсь!

Миллер в ответ ничего не сказал. Он спокойно ждал, что последует дальше.

– Вы ведь почти не знали пана Станислава, верно? А он был между тем прекраснейшим человеком. Вы мне верите? – спросил мужчина. – Кстати. Пока не забыл. Что вы сделали с его телом? Где оно похоронено? Мне было бы любопытно побывать на его могиле.

– Я знал пана Станислава действительно плохо. Что касается его тела, о нем я ничего не знаю. О том, что он погиб мне сообщили мои сослуживцы. Подробности, вам знать не следует, это служебная тайна – холодно ответил Миллер.

– Я не верю вам – сказал мужчина. - Не верю потому, что я и есть тот самый пан Станислав, это в мою голову вы пару раз выстрелили из своего пистолета. Я это прекрасно помню. Кен вы вроде бы умный человек. Вы должны были это начать понимать, что в последнее время нечто важное в этом мире безвозвратно изменилось. Сюда вернулись мы. Новые и в тоже время старые властители этой планеты. Мы пришли вернуть себе то, что является нашей собственностью – власть над планетой. Прошу не стреляйте в меня сейчас опять. Я снова оживу и вернусь к вам, но это не самый приятный процесс.

- И что же вы хотите от меня пан Станислав? – спросил Миллер.

- Исполнения заключенного вами контракта – ответил пан Станислав. – Я принес вам дополнение к договору. Ставки выросли в три раза. У вас времени 24 часа на размышление. А пока я вас оставляю здесь.

Вручив несколько листов бумаги Миллеру, пан Станислав покинул номер отеля.


Глава 28


На следующее утро пан Анджей долго не мог проснуться. Этой ночью он спал урывками, пару раз просыпался и подолгу, потом не мог уснуть. Наконец, под утро окончательно заснул и ему приснился очень похожий на реальность сон. В этом сне Анджей шел с девушкой Анной по городу по бесконечному лабиринту старинных улиц исторической части города. Она его куда-то вела, и было понятно, что они сильно торопятся. В конце концов, они уже почти стали бежать по улице. Наконец они достигли места, куда хотели попасть. Это был тот самый ресторан возле гостиницы, в котором Анджей впервые увидел Анну. Девушка первой вошла в зал ресторана, и Кнехт последовал за нею. В ресторане за шикарно сервированным столом сидели два его двойника. Они радостно замахали руками, увидев его и Анну. Анна радостно кинулась к мужчинам. Они усадили её рядом с собою. И попросили и Кнехта присесть рядом с ними.

Анджей так же сел за стол, и некоторое время слушал, о чем шел разговор за столом. Американский двойник рассказывал о своих приключениях в какой-то неназванной им латиноамериканской стране. А австралийский двойник с улыбкой в знак одобрения постоянно кивал головой. Тут в разговор вступила Анна:

- Я впервые смогла долго вас наблюдать. И я, присмотревшись к вам внимательно, поняла то, что настоящим двойником пана Анджея Кнехта из вас двоих является пан Анджей из Австралии. Ты, Патрик, хотя внешне и похож на пана Анджея, как близнец, всё равно являешься лишь его более или менее точной копией, но не более того. Я теперь поняла, что на самом деле ты моложе на несколько лет пана Анджея Кнехта. И эта разница в возрасте ощущается весьма сильно, несмотря на сходство. А вот пан Анджей из Австралии и наш местный пан Анджей это даже не близнецы, это нечто большее, чем близнецы. Это фактически раздвоившийся один и тот же человек. Даже близнецы не так похожи друг на друга.

Услышав слова девушки мужчины, тихо засмеялись, и австралийский пан Анджей сказал:

- Вы абсолютно правы, пани Анна. Я один настоящий клон пана Анджея. Ваш друг, Патрик, нечто совершенно иное. Он чудесным образом был так похож на пана Анджея, что мог легко выдать себя за его младшего брата, а потом ему еще и с помощью медицины немного помогли стать еще более похожим на господина Кнехта. В результате мы и имеем столь великолепную копию пана Анджея, хотя вы точно подметили, Патрик действительно значительно моложе пана Анджея.

- Видите, какая я молодец, всё подмечаю – сказала обрадованная Анна.

После этих слов австралийский пан Анджей посмотрел на часы и сказал:

- Дорогие друзья, я сейчас вынужден вас покинуть, у меня есть несколько неотложных дел. Но обещаю, мы с вами сегодня обязательно еще раз встретимся и обсудим сложившееся положение дел. Это очень важно. Обязательно придите на встречу со мною. Это вопрос жизни и смерти.

- Где же мы встретимся с вами пан Анджей австралийский, извините, что я вас так называю? – спросил пан Анджей.

- Да здесь же и встретимся. Только вечером – ответил австралийский пан Анджей, после чего попрощался и вышел из зала ресторана.

Тут Анджей проснулся.

– Анджей, деточка, ты уже проснулся? – спросил с иронией в голосе пан Вацлав, как только услышал шаги Анджея в коридоре. – Я уж подумал, что ты сегодня вообще не проснешься.

– Извини, плохо спал этой ночью. Судя по всему мои вчерашние опасения, слава богу, не оправдались. Никто на дом в тупике не нападал. Так что нам нужно срочно ехать туда. Действительно любопытно будет посмотреть на своего двойника – сказал пан Анджей торопливо.

- Ого! Ты сегодня полон тяги к труду! Но у меня все же иное видение ситуации. Давай поступим следующим образом – сказал пан Вацлав. - Не будем рисковать. Я возьму такси и отправлюсь в старый город. Посмотрю, как там идут дела. Если там всё нормально, то я отправлю по интернету для тебя сообщение. Получив сообщение, ты сам доберешься до площади возле дома в тупике. Войдешь в дверь ресторана. Там тебя будет ждать охранник, он тебя и проведет в дом в тупике.

– Зачем такие предосторожности? – спросил пан Анджей. – Ведь все пока идет нормально.

– Береженого человека и бог бережет – ответил пан Вацлав. – И не будем больше об этом спорить. Опасность слишком велика. Оставайся здесь и жди моего сообщения.

– Разумно. Но я хотел еще кое о чем поговорить с тобой и может быть, ты изменишь свою позицию – сказал пан Анджей.

– У нас будет сколько угодно времени в этом домике в тупике. Еще успеем там наговориться – ответил пан Вацлав.

– Не так много, как нам нужно. Тем более там полно чужих ушей – сказал пан Анджей.

– Мы найдем время и возможность переговорить позднее. Сейчас же мне нужно спешить – сказал пан Вацлав.

Кнехт помолчал. Потом он сказал:

- Пойми, мне нужно срочно попасть в дом в тупике.

– Послушай, дорогой, я не совсем тебя понимаю – продолжил свою речь пан Вацлав. - Вспомни, ведь вчера ты сам мне столько привел убедительных доводов о том, что опасность для нас слишком велика, настоял на том, чтобы мы остереглись и не пошли в дом в тупике на встречу с твоим клоном. И я тебя послушал. А теперь ты готов бегом бежать в этот дом на встречу со своим двойником, без всякой оглядки на реальную опасность. Как понять такое резкое изменение в твоем поведении? Что могло такого измениться за ночь? Ответь мне, пожалуйста.

– Ничего не изменилось – ответил хмуро пан Анджей.

– Нет, правда, Анджей. Ты что-то смог узнать новое? С чего это ты, только проснувшись, сразу же решил отправиться в дом в тупике? – спросил пан Вацлав.

Анджей на какое-то время задумался.

– Вацлав,– наконец сказал он,– ты же знаешь, что хотя я и не люблю рассказывать о некоторых вещах, но часто я получаю информацию в своих сновидениях и предчувствиях. Это весьма странно и может кому-то показаться глупостью. Но благодаря этим снам и предчувствиям сейчас я могу предположить, что пан Анджей из Австралии уже прибыл в Варгу. И вполне возможно, сегодня вечером мы с ним познакомимся. Но ты понимаешь, что это не подлинная информация, это всего лишь мои фантазии, навеянные сном. Ничего серьезного. Но я всё равно, сильно всем этим обеспокоен.

– А? – пан Вацлав удивленно воскликнул, а потом сказал: - Ничего серьезного? Ты ошибаешься. Анджей, когда ты делишься со мною плодами своих аналитических размышлений, я тебя, признаюсь, слушаю без особого энтузиазма, потому что мне от них немного толку. Я сам не хожу тебя могу анализировать события. Но вот когда я слышу от тебя, что ты видел сон или у тебя такое предчувствие, то есть если ты действуешь по наитию, я всегда слушаюсь того, что ты говоришь беспрекословно. И ни разу об этом не пожалел. Так что ты видел во сне?

- Я видел в своем сне этого самого пана австралийского Кнехта. Он сказал, что сегодня приехал в Варгу. Я с ним во сне разговаривал. Сон завершился тем, что пан австралийский Кнехт предложил мне с ним снова встретиться в том самом ресторане на площади возле гостиницы, которую атаковали террористы – сказал немного смущенно пан Анджей.

- Раз так, то значит, ваш австралийский двойник прибыл в страну. Теперь надо срочно отправляться в дом в тупике. Заодно нужно узнать, что делает пан Фаск. И насчет встречи нужно всё продумать. Ресторан этот вообще-то было бы отличное место для встречи. Это было бы просто прекрасно нам там встретиться – сказал возбужденно пан Вацлав.

– Вот и хорошо. Давай поедем вместе сейчас в дом в тупике. Не будем терять время. Ведь нам нужно хорошо поработать сегодня. Смотри сам, сколько дел впереди. Добраться незаметно до места. Познакомиться с моим двойником, найти с ним общий язык. На это потребуется время. Потом его нужно будет ввести в курс тех документов, что находятся на флэшке профессора Пихту. А затем двойник тоже должен пойти с нами на встречу с австралийским нашим собратом. Так что, сам понимаешь, дел у нас впереди много, нужно всё успеть – сказал пан Анджей.

– Ладно, раз вещий сон у тебя случился, то тогда делать нечего, твоя правда взяла. Раз так, то мы поедем вместе сейчас в этот домик в тупике. Давай только возьмем и тронемся в путь, как можно скорее, дел действительно сегодня нужно много сделать. Тут ты опять прав – согласился пан Вацлав.
***

Вечер Анна и Патрик провели в ресторане, из которого вернулись уже за полночь. Утром Патрик проснулся, как обычно очень рано. Анна проснулась немного позже и почти сразу же занялась приготовлением завтрака. За завтраком Анна и Патрик обсудили то, как, по их мнению, развивались события. Потом некоторое время Патрик лазил по интернету в поисках интересных сведений и личных сообщений. И тут главный охранник предупредил мистера его о том, что скоро в дом в тупике придет пан Вацлав. Ждать гостя пришлось совсем недолго. Через пару минут пан Вацлав и пан Анджей уже были в доме в тупике. Они холодно поздоровались с мистером Патриком и Анной.

- Мистер Патрик разрешите представить вам пана Анджея Кнехта – сказал официальным тоном пан Вацлав.

- А вы знаете, ведь мы уже знакомы с паном Анджеем. Точнее, я уже имел возможность видеть пана Анджея. Это было возле аэропорта. Вы не помните эту нашу встречу, потому что были в тот момент без сознания – сказал мистер Патрик. – Сожалею, но первая наша встреча была не очень приятной для вас пан Анджей. Я приношу вам свои извинения.

- Извинения ваши приняты. Вы выполняли приказ. Так что я могу вас понять и простить, как военный человек. Так что никаких обид у меня нет – ответил вежливо пан Анджей. – Как вы себя здесь чувствуете? Я здесь находился некоторое время, и мне показалось, что тут скучновато.

- Ничего тут не скучно – ответила панна Анна, вместо мистера Патрика. – Мы с Патриком ходили в ресторан вечером, где провели очень хорошо время. А вернулись домой уже после полуночи.

- Так вы были вечером в ресторане? – спросил удивленный пан Анджей.

- Конечно, были. Что тут торчать без дела? Кстати вы ведь теперь тоже будете здесь проживать. Давайте сегодня вместе в ресторан отправимся. Там очень хорошая кухня. И вообще это очень приятное место. Не пожалеете, если примете наше предложение. Так вы пойдете с нами вечером в ресторан или нет? – спросила Анна.

Пан Анджей в ответ вежливо кивнул с улыбкой головой, сказал, что обязательно в компании с нею и другими друзьями пойдет вечером в ресторан, раз его приглашает такая замечательная девушка, потом он извинился, вышел из зала и сразу же направился к телефону правительственной связи.

Подняв трубку, он позвонил в резиденцию премьер-министра страны. Через несколько секунд трубку поднял начальник охраны. Пан Анджей попросил его пригласить к телефону Фаска. После короткой паузы к телефону подошел сам Фаск.

- Добрый день. Как ваши дела, дорогой мой друг? – спросил премьер-министр.

- Слава богу. Всё хорошо. Дела идут просто отлично. Но хотел вам сказать, что при всем этом внешнем благополучии меня какое-то странное предчувствие беспокоит. Мне кажется, и я сам удивлен этому, что мой третий двойник каким-то странным образом смог добраться до Варги из одной очень далекой страны, так что об этом так никто пока и не смог ничего узнать, и теперь он бродит по городу где-то неподалеку от нас. Я ничего понять не могу. Откуда бы ему здесь взяться? Ума не приложу, как такие дикие фантазии посещают меня, ведь это совершенно невозможно. Вы наверно сильно удивлены моими такими странными фантазиями? – возразил пан Анджей.

- Нет, друг мой, я нисколько не удивлен вашими фантазиями. Познакомившись с вами, я вообще разучился чему-либо удивляться. Что впрочем, вполне объяснимо – ответил Фаск. – А насчет ваших предположений о третьем двойнике, то хочу сообщить вам – предчувствия здесь вас не обманули. Пан Анджей Кнехт из Австралии действительно прибыл тайно на территорию Полабии сегодня. Дело в том, что я, как вы помните, просил наших людей в посольстве помочь Анджею с тайным выездом в Полабию. Но возможности моих людей там были недостаточны для выполнения данной миссии. Я был вынужден обратиться за помощью к моим друзьям в американском посольстве, и они смогли организовать тайную перевозку пана Анджея Кнехта из Австралии на территорию нашей страны. Так что ваша встреча может действительно состояться сегодня. Говорю так неопределенно, потому что пока в целях обеспечения безопасности, мне американские друзья не сообщили данных о месте нахождения в Варге пана Анджея. Так что вот так. Есть ли у вас еще вопросы ко мне?

- Я хотел с вами посоветоваться по одному вопросу. Как вы считаете, стоит ли мне сейчас начать посвящать в материалы профессора Пихту нашего нового товарища из США? – спросил пан Анджей.

- Я не против. Пусть ознакомится. Мы ведь союзники теперь. Нам очень нужна их помощь сейчас – ответил пан Фаск. – Если больше вопросов нет, то тогда давайте прощаться. У меня сегодня крайне напряженный график работы. Звоните мне завтра с утра, я буду на месте.

- Вопросов у меня больше к вам нет. Но я хотел сообщить вам об еще одной моей фантазии. Мне кажется, что наш дорогой друг, пан Анджей из Австралии вечером придет ко мне на встречу сюда в домик в тупике – сказал пан Анджей. – Что вы думаете об этой моей фантазии?

- Это очень интересная фантазия. Настолько интересная, что сегодня вечером я, несмотря на всю мою загруженность делами, найду время и приеду к вам в гости, в любом случае, даже если наш друг не появится, нам есть о чем поговорить. До скорой встречи – завершил разговор пан Фаск.

- До встречи – ответил пан Анджей и положил трубку. Затем он коротко рассказал пану Вацлаву, о чем он говорил с премьер-министром. Пан Вацлав выслушав друга, удивленно пожал плечами и сказал: