Блоги

01.12.2016 : 16.19

Жестокая любовь Киркорова и Маруани

Доброго времени суток уважаемые читатели. Хочу сегодня с вами обсудить событие, которое имело место на днях. Как вы надеюсь, помните СМИ, 29 ноября 2016 года сообщили о том, что российская полиция задержала в Москве Маруани и его юриста И. Трунова из-за того, что они пытались вымогать у Филиппа Киркорова один миллион американских долларов. Маруани якобы выдвинул Киркорову претензии в плагиате музыкального материала песни «Жестокая любовь», которую француз со ссылкой на экспертов считал заимствованием на 41% из своей песни Symphonic Space Dream.

Как выяснилось в ходе следствия, после длительных переписки по электронной почте и телефонных переговоров (которые, как потом выяснилось, вместо Киркорова вели подставные лица) Маруани прибыл в Москву для урегулирования конфликта и совместной пресс-конференции с Киркоровым, за что, как он предполагал, должен был получить от Киркорова большие деньги. Понятное дело, что за миллионом кто угодно бы поехал к Киркорову в гости, не то, что этот самый Маруани. Так что история весьма похожа на подлинную правду.


И как сообщают СМИ неожиданно к Киркорову является адвокат Трунов и заявляет, что он с Маруани ожидают денег в сберкассе. Киркоров же вместо того, чтобы тут же отправится в сберкассу с мешком денег, по совету своего адвоката А. Добровинского обратился в полицию. После этого в офисе Сбербанка состоялось задержание Маруани и его адвоката. У них изъяли все документы, касающихся разбирательств с Киркоровым, после чего злодеи и лихоимцы были отпущены. Группировка «пранкеров» российского происхождения, известная под псевдонимами Лексус и Вован (граждане Владимир Кузнецов и Алексей Столяров) взяла на себя ответственность за подделку писем и звонков от имени Киркорова. На том дело закрыли.

История эта вызвала большое количество самых различных откликов у писателей, поэтов, да и вообще у любителей прекрасного в искусстве. Вообще-то вся эта история многим кажется достаточно странной. Что-то в ней есть подозрительное.

Я посмотрел на некоторые отклики и решил предложить свою версию того, как всё было на самом деле в данной истории с самого её начала.

Итак.

Париж. Центр. Сентябрь 2016 года.

Депутат Митрофанов вместе с приехавшим к нему в гости Филипом Бедросовичем Киркоровым обедают в небольшом, но жутко уютном ресторанчике.

- Филипок, тут один хрен просится на встречу с тобой – говорит с устрицей в руках Митрофанов.

- Что за хрен, то? Сам знаешь, не терплю я разных попрошаек. Как не приедешь к вам в гости в Париж, так обязательно какой-нибудь старый олух начнет тебе предлагать свое древнее, как дерьмо мамонта искусство в виде песен и стишков. Тьфу. Надоели – ответил Филип и смачно принялся жевать кусочек стейка.

- Ты должен его помнить. Дидье Маруани. Группа у него какая-то была когда-то. Короче был когда-то крутым чуваком, а сейчас конечно совсем не то, но в целом еще достаточно бодр. Приходил ко мне на днях, просил помочь продвинуть его произведения в России и в мире. Так что он вполне еще здраво мыслит, с ума от древности еще точно не выжил – заверил депутат своего друга.

- Зови, черт с ним! Пообщаемся с твоим новым френдом. Может, какая польза с него будет – согласился Филипп.

Митрофанов позвонил по телефону и сообщил, что они с Киркоровым ожидают господина Маруани в ресторане. Через полчаса Маруани присоединился к Митрофанову и Киркорову.

- Я есть радоваться наша встреча – произнес взволнованно француз.

- Мы тоже есть радоваться – ответил, не моргнув глазом Филип.

- Я знать вас, как лучший певец России – продолжил француз.

- Я вас тоже прекрасно помню. До сих пор напеваю вашу песню. Как это её? А! Эх, тыгыдык, скачи мой верный конь. Ног не жалей. Скачи мой верный конь. Эх, догоню, догоню, догоню … Табибу догоню. Хорошая была песня, душевная – промолвил растроганно Филип.

- Я есть, не понял, может это такой перевод, но я не помню такой песня. Вы не ошибаетесь? – ответил смущенно Маруани.

- Какой скромный человек! Выпьем за вашу порядочность и скромность! – предложил Киркоров и тут же душевно осушил стакан с вином.

- Может вы путать? Я был группа Спейс! – француз с надеждой посмотрел на Киркорова.

- Понимаю. Я вас очень прекрасно понимаю. Значит, на кайф подсели, спайсом увлеклись. Попали в коллектив наркоманов. Печально, надеюсь это уже в прошлом? – поинтересовался Филип.

- Спейс уже в прошлом, к сожалению. Многое уже в прошлом. Слава, популярность, деньги – всё в прошлом. Я прошу вас помогите мне. Возьмите мою песню. Я принес её запись с собой. Послушайте её – Маруани с мольбой посмотрел на Киркорова.

- Ну хрен с тобой. Врубай свою шарманку – разрешил Филип.

Маруани стал возиться, и через несколько секунд стала звучать из телефона француза лирическая песня. Киркоров выслушал, а потом сказал:

- Прошлый твой хит «Эх, тыгыдык, скачи мой верный конь. Эх догоню, Табибу догоню» был намного веселей. Этот хит мне твой не пойдет. Не возьму, честно скажу – унылое дерьмо – ответил Филип.

Маруани встал в глубокой печали, и хотел было покинуть ресторан, как в разговор вступил Митрофанов:

- Мужики! Не надо печалится. Песня конечно не для тебя. Но ведь тут можно и денег заработать и пиар себе организовать неплохой.

- Ты это конкретно на пальцах объясни – сказал Филип заинтересованно.

- Создаем совместную фирму – начал Митрофанов говорить. - Потом я договариваюсь с знакомыми адвокатами, с группой пранкеров и начинаем работать. Мы выдвигаем обвинения против тебя Филип о плагиате какой-нибудь песни Маруани.

- Я никогда не исполнял - Эх, тыгыдык, скачи мой верный конь – возразил Киркоров.

- Красава! У этого хрена песен, как у дурака махорки! Что-нибудь найдем. Проведем переговоры якобы от лица Филипа с Маруани. Потом француз приедет к нам в Россию с требованием денег, договоримся с полицией, и его по заявлению Филипа арестуют и отправят на Колыму – сказал Митрофанов.
- Я не хотеть на Колыму! Я там буду умирать! – стал возражать Маруани.

- Черт с тобой трусишка! Отпустят тебя, после ареста. Максимум ночь в каталажке проведешь. Но пользы то сколько! Дело о миллионе долларов – станет пиаром на 5 миллионов долларов – заявил Митрофанов.

- Вот у тебя голова – восхищенно произнес Киркоров.

- Я есть согласный – с улыбкой заявил Маруани…
Вот такие пирожки с котятами…

Назад